Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В петербургском Музее политической истории открылась выставка "Долгий путь к свободе", посвященная памяти Марины Салье.

Выставка приурочена ко дню рождения активиста и лидера демократических организаций и движений Ленинграда, участницы Конституционного совещания и, конечно, участницы оппозиционного движения. Марины Салье не стало 21 марта 2012 года, 19 октября ей исполнилось бы 78 лет. Организаторами выставки и конференции выступили общественная организация "Лига избирательниц" и Правозащитный совет Петербурга.

– Все друзья, кто знал и любил Марину Евгеньевну, хотели как-то вспомнить ее. Эта выставка приурочена к очередному дню рождения. На этой выставке были собраны материалы, начиная со времен ее детства, ее научной работы, потому что она занялась политикой уже в зрелом возрасте, потом политика и немножко ее деревенской жизни. И последние избирательные кампании, которыми она интересовалась и в которых принимала активное участие, это 2011-12 годы. Она в это время писала даже листовки, в своей деревне распространяла. Потом она приехала в Петербург. Она выступала на митинге 4 февраля, после того как были сфальсифицированы выборы, не только парламентские, но и президентские. Она накануне президентских выборов много говорила о том, как выглядят программы кандидатов, сравнивала их, находила лучшей программу Прохорова и активно агитировала за него, – сказала председатель Лиги избирательниц Татьяна Дорутина.

Марина Салье родилась в 1934 году в Ленинграде, отец – горный инженер, мать – зубной врач. Но корни Марины Евгеньевны прослеживаются очень далеко, и выставка это отразила, – говорит коллега и соратница, помощница Марины Салье в ее депутатской работе, кандидат геолого-минералогических наук Наталия Михайлова.

– Родословная у Марины очень богата знаменитыми людьми, начиная с ее предка Салье де Кремирье, которого гильотинировали в 1793 году.

– То есть революционное прошлое еще с Великой французской революции?

– Да, именно, поэтому такое отношение к революциям у нее. Павел Буре, знаменитый часовщик, Владимир Штанге, терапевт, врач от бога, в Питере очень известный, лечил знаменитых актеров. Родные дяди Марины – Михаил Александрович Салье, переводчик "1001 ночи", "Трое в одной лодке, не считая собаки", второй дядя – Георгий Александрович Салье, звукооператор "Белого солнца пустыни" и других фильмов. Отец Марины – горный инженер, работал на урановых разработках, был одним из руководителей крупнейших экспедиций по урану. Мама ее была зубным техником. Отец воевал здесь, на Ленинградском фронте, был контужен. И в мае 1942 года семью эвакуировали в Среднюю Азию, в Кувасай. Сам он отправился тут же не разработки урана. В 1944 году, когда они возвращались из эвакуации, погибла мама Марины и похоронена на станции Кинель, недалеко от Куйбышева. Мама хорошо музицировала, рассказывала о Галине Улановой, о Сергее Сергееве, прививала любовь к музыке. Музыка осталась у Марины на всю жизнь, любимыми были Галина Уланова, Елена Образцова. Окончила школу, десятый класс очень хорошо, поступила в университет, на биологический факультет. Не хотел отец, чтобы она училась на геолога. Ну, она с одним молодым человеком поменялась местами, тот хотел

учиться на биофаке, а она на геологическом. Отец узнал позже об этом, но дело было сделано. Закончила она хорошо, диплом с отличием. Даже на последнем курсе совмещала работу с учебой. Поступила в лабораторию геологии и геохронологии докембрии Академии наук СССР, позже она была переименована в институт. Проработала там 33 года. Вышло из печати более 70 научных статей, работ, в том числе 7 монографий. Защитила кандидатскую диссертацию, занималась и общественной работой много, была членом вначале Бюро комсомола, потом партбюро. Она вступила в партию в 1971 году, была председателем группы народного контроля, редактором стенгазеты, занималась также и научно-организаторской работой, проводила семинары, симпозиумы. Перестройку восприняла как свое кровное дело. Решила, что коммунисты должны идти в народ и вести вперед, к новым преобразованиям.

Марина Салье стала участницей и организатором многих демократических акций и митингов, фактически руководила Межрегиональной ассоциацией демократических организаций – МАДО, была одним из лидеров Ленинградского народного фронта. В 1990 году по инициативе Салье была создана Свободная демократическая партия России, в 1991-м Марина Евгеньевна ее возглавила.

– Организовала Ленинградский клуб друзей "Огонька", проводила различные встречи, обсуждали 19-ю партконференцию. Участвовала в клубе "Перестройка", в клубе "Мемориал". Она вышла из партии 10 декабря 1989 года. Был митинг у ДК Кирова, где она зачитала свое заявление о выходе из партии. Начала организовывать свою партию – Свободная демократическая партия России.

– Все-таки самое смелое ее деяние, мне кажется, это расследование коррупционных дел, связанных с деятельностью Путина и его окружения. Как она решилась на это?

– Да, нужны были продукты Ленинграду, и он ввела эти талоны на основные виды продовольствия, то есть фактически голод уже наступал в городе, и она взялась именно за это расследование. Там же миллионы!

– Почему все-таки такой активный человек, она вдруг уехала в деревню на 10 лет?

– Может быть, немного руки опустились, может быть, она в тот момент не нашла выхода другого.

На этот же вопрос пытается ответить Татьяна Дорутина:

– Я вот помню прекрасно это, потому что когда стало понятно, что будет Путин, Марина Евгеньевна сказала: "Политика закончена, больше делать нам здесь нечего". Это было у нас на совете Санкт-Петербургского отделения Свободной демократической партии России. И я еще говорила: «Ну, что вы, кто такой Путин, ну, посидит четыре года, ну, уйдет...» "Нет, – сказала она, – политика закончена. Это надолго". Я даже не думала, что вот настолько она права.

Выставка небольшая, но она обнимает весь круг жизни Марины Салье, с детства до выступления на последнем митинге в Петербурге в феврале 2012 года.


Марина Салье на митинге "За честные выборы", 4 февраля 2012

Марина Салье на митинге "За честные выборы", 4 февраля 2012

– Ее выступление было такое же, как и в лихие 90-е годы. То есть она себя чувствовала в своей стихии. Она, конечно, много хотела сделать, планов было грандиозное количество, но, к сожалению, сердце не выдержало, – говорит Наталия Михайлова.

В открытии выставки участвовал и член Правозащитного совета Петербурга Александр Винников.

– Жизнь вообще из совпадений значимых состоит. Вот открытие это выставки совпало с выборами в Координационный совет оппозиции. Марина Евгеньевна Салье в каком-то смысле родительница Ленинградского народного фронта. С моей точки зрения, выборы в КС оппозиции для России должны сыграть такую же роль, какую для ленинградцев в свое время сыграл учредительный съезд Народного фронта. И весь вопрос в том, окажутся ли в составе выбранных в Координационный совета людей такие же энергичные, стратегически мыслящие и ответственные политики, как Марина Евгеньевна Салье. Очень важно, что Марина Евгеньевна сейчас приобретает символическое значение фигуры исторической, какой она в действительности и была. И очень важно, что это представитель интеллигенции, лидер демократического сообщества, того сообщества, которое заложило основы современной российской государственности. Фигура, конечно, колоссальная, и очень важно, чтобы в истории России оставались именно такие фигуры, как Марина Евгеньевна Салье. Марина Евгеньевна была, прежде всего, человеком, который выдвигал новые идеи и определял политическую перспективу. Она ее очень хорошо чувствовала. Она первая определила роль триколора, она принимала огромное участие в процессе создания новой российской конституции, она всегда очень точно чувствовала, в каком направлении нужно двигаться, чтобы консолидировать общество. Можно поговорить о тех ее идеях, которые до сих пор кажутся утопическими, забегающими вперед. Прежде всего, речь идет о ее идее Учредительного собрания. В России до сих пор нет легитимной власти, и тут она, в общем, была права. Речь идет о раздробленности общества, о его внутреннем расколе, который до сих пор не преодолен. Вот Марина Евгеньевна считала, что актом, преодолевающим такой внутренний раскол, должно стать Учредительное собрание. Мне представляется, что сейчас Россия как никогда нуждается в объединительном процессе. Если мы позволим Россию в очередной раз расколоть с подавлением, уничтожением и изгнанием одной части другой, то это будет означать уже конец страны, это будет настоящая национальная катастрофа. Основная часть людей хочет жить по закону, уважать себя и других. Люди, которые видят жизнь иначе, они, конечно, в меньшинстве, но это меньшинство не стесняется в средствах, и ему нужно противопоставить серьезную консолидацию вокруг тех ценностей, которые отстаивала Марина Евгеньевна Салье.

На конференции памяти Марины Салье одним из докладчиков был глава фонда «Республика» Сергей Цыпляев.

– Очень многие сегодня разочарованы, ощущение, что все было почти напрасно, страна опять движется назад, и это надолго и безнадежно. Уже неоднократно мы проходили эти волны, рывки к свободе сменялись реставрацией, и очень часто люди, которые стояли перед самой новой волной этого движения, даже не понимали, что будет происходить. Совещание левых партий в Питере 26 февраля 1917 года считало, что революционная фаза закончилась и начинается долгая эпоха контрреволюции, а через два дня пала российская империя. Надо заняться очень серьезной вещью, которая мешает нам и постоянно тащит нас назад, устройство наших мозгов, наши традиции, которые говорят, что в социальной технологии существует только одна схема – вождь и племя. И вот эта социальная технология используется нами везде, начиная от науки, культуры, партий, бизнеса, общества. И каждый раз мы начинаем воспроизводить эту технологию в поисках доброго царя, который решит все наши проблемы. Поэтому сейчас предстоит длительная фаза просветительской работы, разъяснения, обучения, как можно делать гражданское общество, как можно строить общество на основе инициативы, самоуважения граждан. Та работа, которую начинали люди, которые первыми встали из окопов и пошли на бруствер в борьбе за свободу, и Марина Евгеньевна была среди них, делали эту работу не зря. Все равно раньше или позже мы это сделаем, и эта уверенность у нас есть. Главный вклад Марины Салье заключался в том, что она была среди тех людей, кто начал это движение, кто отстаивал идеи свободного, самостоятельного человека, и таких людей было очень немного.

«Марина Салье была искренним политиком. Она позволяла себе, прежде всего, быть свободным человеком. Она позволяла себе то, что сегодня, по мнению некоторых, немыслимо – критиковать власть и заниматься расследованием в отношении коррупционной деятельности чиновников. Именно таких людей, как Марина Салье, сегодня не хватает российской политике», – эти слова Григория Явлинского в каком-то смысле являются и предисловием и завершением выставки памяти Марины Салье в музее политической истории России.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG