Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Террор и дуополия


Демонстрация перед Следственным Комитетом в Москве

Демонстрация перед Следственным Комитетом в Москве

Дело Леонида Развозжаева в российских блогах обсуждают не столько в связи с ним лично, сколько в более широком общественно-политическом контексте. Вчерашний день закончился публикацией отчета Анны Каретниковой о посещении Развозжаева в СИЗО – сегодняшний начался с объявления об исчезновении еще одной активистки:

22 октября около 23:30 в районе станции метро Щелковская пропала активистка Движений «Экооборона» и «Движения в защиту детства» Галина Голубова (1981 года рождения). По сообщению товарищей, она должна была встретиться в метро с координатором «Движения в защиту детства» Сергеем Пчелинцевым, однако встреча не состоялась, а Галина пропала со связи. Напоминаем, что в течение последних двух недель неизвестные, в которых и сама Галина и ее товарищи подозревали сотрудников центра "Э", терроризировали Галину, требуя от нее предоставлять им информацию по "Экообороне".
Сначала Галине угрожали по телефону, затем, 4 дня назад, во время поездки в Нижегородскую область двое неизвестных (сильно смахивающих на российских силовиков) подкараулили ее, махнули перед лицом (не дав ознакомиться) какой-то ксивой, упихали в машину, увезли в лес и зверски избили (у Галины травмы головы, позвоночника, переломы ребер, переломы пальцев ног, она вынуждена перемещаться на костылях), и вот, в настоящий момент, Галина пропала без вести.

Политолог и публицист Георгий Сатаров у себя в Фейсбуке характеризует ситуацию в России двумя словами - «тридцать седьмой».

Я серьезно. Технология сталинского тотального террора состояла в цепной реакции признательных показаний, когда один "подпыточный" сдавал нескольких и т.д. По экспоненте. Тогда, конечно, пытки были посерьезнее, поскольку и народ был покрепче. Сейчас начинается то же самое. Создана "законодательная база", чтобы не утруждать себя интеллектуально. А дальше – по-сталински, по экспоненте. Мы все должны понять, что когда запускается такой лавинообразный процесс, под лавину может попасть всякий.
Подонки, которые это запускают, знают, что у них под ногами не земля, а болото. Государство развалено, законов нет. Это долго не продержится. Они это знают, а им еще много надо доворовать, и надо, чтобы не мешали, и надо успеть слинять. Поэтому они в средствах стесняться не намерены, это уже видно отчетливо.
Если сейчас мы не отстоим Развозжаева, то получат все. И дело не просто в нас конкретных. Стране грядет крышка. Я это мягко сейчас формулирую. Вы уже выбрали, где жить? В каком осколке? Или куда слинять? Опаздываете. Или надо вставать.
Я надеюсь, что этот КС сейчас очнется от радости рождения и победы и сделает то, что должен: назовет дату. И тогда надо идти всем. Каждый не пришедший - самоубийца. Хватит. Надо делать миллион.

Избранный в понедельник Координационный совет оппозиции принял сегодня свое первое заявление. Его публикует в ЖЖ Алексей Навальный:

Координационный Совет российской оппозиции констатирует, что российская власть перешла к методам прямого силового давления на своих оппонентов, грубо нарушая нормы российского и международного права; требует от руководства страны и лично Владимира Путина прекратить практику давления на сторонников оппозиции; требует обеспечить безопасность семье Леонида Развозжаева; будет добиваться ареста зарубежных активов всех лиц (заказчиков и исполнителей), причастных к организации похищений людей, пыток и незаконного уголовного преследования активистов оппозиции; напоминает руководителям политической власти в России, сотрудникам правоохранительных органов и судебной системы о неизбежности наказания за преступления против российских граждан, в которых они замешаны.

К заявлению прилагается план первоочередных действий, который Алексей просит дополнять.

***
В преддверии президентских выборов в американских блогах отходят от обсуждения кандидатов от двух крупнейших партий и пытаются посмотреть на политическую систему в целом. Блогер портала 3quarks daily Аким Рейнхардт признается, что ни разу не голосовал на президентских выборах за демократического или республиканского кандидата и не собирается это делать и 6 ноября.

Если победит Ромни, значит, республиканцы, скорее всего, получат и большинство в Сенате или хотя бы 50 мест, и тогда все голосования будут зависеть от голоса Пола Райана. Начнется настоящий кошмар. Так что если уж голосовать, то надо голосовать за Обаму. Но эти мои рассуждения ничего не значат, поскольку я живу Мэриленде, который всегда голосует за демократов. Так что мои сомнения не оттого, что я растерян, а скорее от тревоги и тоски. Пока ни один из кандидатов не покорил мое воображение. Если бы в бюллетене была графа «против всех», как в Австралии, то я, вполне вероятно, ее бы и выбрал. Я, конечно, понимаю, что две главные партии все сильнее расходятся во мнениях по ключевым политическим вопросам. И я уверен, что республиканцы отвратительно разбираются в экономике, а в партии угрожающими темпами растет число сумасшедших и невежд. Однако все это не отменяет основной, системной проблемы, а именно господствующей в США двухпартийной системы. Да, тот факт, что республиканцы сходят с ума, заставляет многих голосовать за демократов, но я так не хочу. Я уверен, что в целом проблема не в республиканцах. Проблема в том, что мы стоим перед выбором между Пепси-Колой и Кока-колой. Идеологические различия между двумя партиями сходят на нет на фоне их полнейшей некомпетентности и злоупотреблениями властью.

Ту же проблему, но с другой стороны затрагивают на платформе The Daily Beast Эндрю Романо и Даниэль Клайдман: они пытаются проанализировать, как меняет систему управления государством упорное нежелание двух основных партий сотрудничать друг с другом:

С одной стороны, республиканцы создают прекрасный прецедент для маленьких партий, демонстрируя, какими пользоваться техническими приемами, чтобы выключить из игры действующего президента. С другой стороны, Обама явно пишет учебник для будущих президентов «Как добиться того, что хочешь, когда Конгресс не разрешает». Обама – первый президент, который проводит такую одностороннюю политику, особенно внутри страны.
В феврале 2011 года он объявил, что его администрация больше не будет отстаивать в судах Закон о защите семьи. Весной того же года он ввел в действие новые правила по защите окружающей среды, указав соответствующему ведомству на возможность более широкой интерпретации существующего законодательства – при том, что сами эти новые правила так и застряли в Конгрессе. В сентябре он освободил отдельные штаты от выполнения обязательств по программе детского воспитания, обязав их следовать образовательной политике собственной администрации. Уже в этом году президент воспользовался парламентскими каникулами, чтобы произвести четыре важных назначения – несмотря на то, что Сенат собирался на специальные заседания, чтобы попытаться их блокировать. Если на выборах победят республиканцы, они тоже смогут воспользоваться разработанной президентом схемой – только уже в своих целях.
XS
SM
MD
LG