Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Многообразие госизмены


Кадр из сербского фильма о шпионах

Кадр из сербского фильма о шпионах

Блогосфера обсуждает утвержденные Госдумой поправки в уголовный и уголовно-процессуальный кодексы, призванные расширить понятия "государственная измена", "шпионаж" и "незаконное получение государственной тайны". Вероятнее всего это приведет к увеличению числа судебных процессов, связанных с нарушением законодательных норм о государственной тайне. Несмотря на то, что поправки еще должны одобрить верхняя палата парламента и президент, в интернете никто не сомневается, что они будут приняты без проволочек. На сайте "Особая буква" обращают внимание на сроки, предусмотренные за общение с иностранцами: от 12 до 20 лет лишения свободы:

По мнению юристов и правозащитников, если закон вступит в силу, "изменником" или "шпионом" может стать любой гражданин, которому доведется пообщаться с иностранцами. Благо иностранцев вокруг гораздо больше, чем кому-то кажется: в силу укоренившихся стереотипов многие не считают бывшие советские республики "настоящей заграницей". Впрочем, эти стереотипы, судя по всему, уходят в прошлое. Именно в сговоре с грузинской разведкой подозревают Сергея Удальцова, Леонида Развозжаева и Константина Лебедева... Их дело может стать "первой ласточкой" в череде уголовных процессов против оппозиционеров, которые "продавали Родину" гондурасским и папуасским империалистам.

Чебоксарский публицист Александр Белов вспоминает о том, как статьи о госизмене применялись на практике в Советском Союзе: как трактовалась формулировка "выдача государственной тайны" для нужд СМИ:

Следует так понимать, что теперь журналист может попасть за решетку, даже если без злого умысла приведет чьи-то слова, данные, в которых доблестные органы узреют державный секрет. Вроде бы особых поводов для беспокойства не имеется. За долгую карьеру не припомню случая, чтобы кто-нибудь из собеседников горел желанием поделиться с прессой схемой расположения стратегических ракет или чертежами новой подводной лодки. Вообще, в те достославные времена журналистам не нужно было особенно заморачиваться. Ведь существовало целое управление по охране государственных тайн в печати. Перед сдачей номера все полосы относили к цензорам, которые вычитали их вплоть до последней буковки. Чуть что не так – сразу вычеркивали. На все случаи у них были секретные инструкции и справочники. Тот же "Химпром" какое-то время можно было называть в республиканских газетах только при публикации итогов соцсоревнования. А вот в репортаже о праздничной демонстрации, расположенной на той же полосе, даже просто упомянуть колонну предприятия было уже непозволительно… Похоже, что Управление по охране гостайн в печати пора воссоздавать. Наверняка старые кадры щедро поделятся своим опытом.

Иван Павлов, один из руководителей Фонда свободы информации обращает внимание на сроки, предусмотренные за шпионаж или разглашение информации в ущерб внешней безопасности:

Государство расчехляет настоящую дубину: срок наказания по статье 275 Уголовного кодекса Российской Федерации – от 12 до 20 лет. Нижняя планка наказания за убийство при отягчающих обстоятельствах - 8 лет. Почувствуйте разницу! Обвинение в государственной измене – это фактически уже обвинительный приговор: указанная статья уже несколько лет как выведена из юрисдикции суда присяжных. Обвиняемый не имеет права на "суд равных". Шанс на оправдательный приговор стремится к нулю: если присяжные выносят оправдательный вердикт в 20-25% случаев, то доля оправдательных приговоров у "профессионального" судьи – менее одного процента, и я сомневаюсь, что этот процент оставляет хоть какие-то надежды для обвиняемых в государственной измене.

ЖЖ-пользователь windowsuser для пояснения изменений, внесенных в статьи уголовного кодекса о госизмене, публикует фрагмент картины, нарисованной в 1938 году художником Михаилом Антоновым - "Разоблачение врага народа в цеху". В комментариях к этому посту – реплика блогера eva_firuza:

Сталинская 58 статья в современном варианте.

***
Западные блогеры тоже не прошли мимо законодательных инициатив российской Госдумы. Больше всего их взволновало, что статьи о шпионаже можно теперь широко применять в отношении международных организаций:

В список организаций, которые могут извлекать выгоду из государственных секретов, теперь добавлены транснациональные компании. Правозащитники говорят, что за передачу информации таким организациям как Amnesty International или Европейский суд по правам человека могут теперь возбудить уголовное дело.

В блоге From Where I Sit Херри Лим пишет, что расширение понятия "государственная измена" связано со стремлением президента Владимира Путина покончить с оппозиционными выступлениями:

Теперь, когда его снова переизбрали президентом, он решил, что ему надоели антипутинские демонстрации и ребята, которые по каждому поводу выражают свое несогласие… Он - противен. Именно к нему хорошо подходят слова "Вооружен и опасен". Российский народ уже продемонстрировал, что может взять под контроль собственную страну. Я думаю, это нужно сделать снова и как можно быстрее.

Журналист Маша Гессен в блогах "Нью-Йорк таймс" считает, что принятые поправки отражают преданность России примитивной патриотической риторике, которую лучше всего можно объяснить на примере отношений родителей и детей:

Принятые поправки отражают специфическое понимание Россией патриотизма, которое заставляет меня в меньшей степени думать о принципе Ленина "Кто не с нами, тот против нас", и в большей - об ответе Вовы, моего сына-подростка, на просьбу немедленно вынести мусор: "Ты меня просто не любишь!"
К счастью, Вова не может послать меня в тюрьму только потому, что его заставили выполнять работу по дому.

Этот и другие материалы читайте на странице информационной программы "Время Свободы".

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG