Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Обозреватель Радио Свобода Рим Гильфанов: «В Татарстане нет вооруженного исламистского подполья»


Рим Гильфанов

Рим Гильфанов

Обстоятельства спецоперации в Казани вызывают многочисленные вопросы у экспертов и наблюдателей. Силовые ведомства делятся с общественностью информацией скупо, информация эта зачастую противоречива и не позволяет восстановить ни канву событий, ни их причинно-следственные связи.

Стилистика сообщений о «ликвидации бандитов» в жилом доме на улице Химиков совпадает с той, которую используют официальные российские представители в сводках о борьбе с вооруженным исламистским подпольем на Северном Кавказе. Означает ли это, что такое же подполье сформировано и в Татарстане? Размышляет директор службы вещания на татарском и башкирском языках Радио Свобода Рим Гильфанов:

- В отсутствие достоверной информации остается только анализировать вот эту стилистику и общеполитический контекст. Сообщения из Татарстана напоминают сообщения о том, что происходит в Дагестане и на Северном Кавказе вообще, автоматически матрица событий переносится на Татарстан. Обычные люди, которые лишены более-менее подробной информации, на эмоциональном уровне проводят прямую параллель между Татарстаном и Северным Кавказом. Хотя, я думаю, надо все-таки знать и историю, и контекст, чтобы давать оценки. У нас сегодня праздник - Курбан-Байрам, как раз за день до праздника в Казани случается такая спецоперация. А минувшим летом убийство бывшего заместителя муфтия и покушение на муфтия произошли за день до праздника Ураза-Байрам.

Я смотрю на события Татарстана в контексте всего того, что происходит в России. В Кремле учрежден специальный департамент по общественным проектам. Готовится стратегия национальной политики до 2025 года, где открытым текстом пишется, что русский народ является как бы «решающим» народом в Российской Федерации. Президент все время говорит, что нужно создать новую политическую нацию - российскую, как в свое время коммунисты создавали советский народ. И на этом фоне возникают подозрения: а не очередной ли это такой общественный проект реализован в Казани? Нам уже сообщают, например, на праздничную молитву пришло намного меньше людей, чем обычно, побоялись.

- Понятны ли обстоятельства случившегося на улице Химиков, и действительно ли убитые были причастны к преступлениям против представителей духовенства? Объявлялось, что около 10 человек уже были привлечены к ответственности как участники этих преступлений, но почти все они отпущены под подписку он невыезде, арестован только один человек. Понятно ли, что это были за люди, зачем им потребовалось покушаться на жизнь муфтия?

- Официально оба убитых в среду объявлены причастными к преступлению против представителей духовенства. МВД сообщает, что и Кашапов, и Валеев были в списке подозреваемых. Официальные сообщения о вчерашних событиях - скупые и противоречивые. Говорилось сначала, что двое погибли, идет бой. В конце концов, оказалось, что всего участников - если не считать сотрудников спецслужб - двое. С кем, в конце концов, велся бой? Вот таких разночтений довольно много. Объявлено, что один из оборонявшихся взорвал себя, другой взорвал что-то еще, когда отстреливался. А потом около них, естественно, словно в кино, по ритуалу, нашли «пояс шахида». Хорошо, там еще литературы «Хизб ут-Тахрир» не обнаружили…

Те люди, которые первоначально были задержаны по делу о Файзиве и Якупове, и те, которые сейчас якобы убиты, между собой не связаны. Арестованные находились в рабочих отношениях с Якуповым и с муфтием Фаизовым; говорилось, что они не поделили деньги на хадж и были противоречиво связаны другими финансово-экономическими делами. Задержанных потом почти всех отпустили, они сейчас подозреваемые, но «не в обороте». А потом всплыла вот эта боевая группа Раиса Мингалеева. Объявили, что сам Мингалеев мертв, даже показали видео – театрализованное, на мой взгляд. Сначала участники его группы - с автоматами, в лесу. Дескать, в лесах Татарстана какие-то бандформирования появились, хотя в Татарстане и лесов-то уже не осталось. Ну, а закрыли сюжет тем, что амир якобы умер, показали его похороны. Потом эти сообщения поставили под сомнение. Получается так, что силовики сами не знают, за какую нитку ухватиться. В Нурлацком районе Татарстана два года назад тоже ликвидировали вооруженную группировку (как МВД выражалось), никого живьем не взяли. На убитого ведь можно все что угодно повесить. И в казанском случае тоже все убиты. Можно, конечно, оправдаться тем, что с террористами переговоров не ведут. Но я думаю, что силовикам должно быть самим выгодно брать преступников живыми и все-таки дознаваться, откуда они, что они, какие у них связи, мотивы.

- Понятна ли конфигурация того, что, условно говоря, называется вооруженным исламистским подпольем? Существует оно вообще в Татарстане или нет?

- Я сильно сомневаюсь. Я уверен, что в Татарстане есть оппозиция официальному муфтияту; есть люди, которые не приемлют давления государственных органов на исламскую умму. Может быть, у них образование другое, может быть, они учились за рубежом и привыкли к другим отношениям между властью и общиной, между личностью и общиной, между мечетью и общиной. Но сказать, что это вооруженное подполье... нет для этого ни предпосылок, ни фактов. Пока есть только то, что нам говорит МВД, а МВД, судя по практике Северного Кавказа, выгодно представлять дело таким образом, что они ведут работу с множеством врагов, ведут борьбу с вооруженным подпольем. Но в Татарстане, я считаю, такого подполья нет.

Этот и другие важные материалы итогового выпуска программы «Время Свободы» читайте на странице «Подводим итоги с Андреем Шарым»

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG