Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Супердержавы, играющие и не играющие по правилам


Пикет у здания ФСБ в Москве с требованием освобождения Леонида Развозжаева

Пикет у здания ФСБ в Москве с требованием освобождения Леонида Развозжаева

Основной темой российской блогосферы остается преследование оппозиции. Накануне стало известно о том, что в четверг задерживали еще одного активиста-антифашиста, организатора многих акций в защиту Химкинского и Цаговского лесов – Филиппа Долбунова. Вот что пишет об этом в Фейсбуке член Координационного совета российской оппозиции Изабель Магкоева:

Где-то в районе 12.00 - 13.00 заявились три сотрудника УгРо (родители старались не пускать, но они в наглую вломились домой и скрутили Филиппа, года врывались - выломали дверь). Скрутили и загрузили в машину. В машине пугали вывезти в лес и разобраться. Играли в "доброго" и "злого" полицейского, пытались выбить показания "без протокола". Привезли в СК и держали около пяти часов.
Пытались узнать о Лебедеве, Развозжаеве и Удальцове! Филипп отказался от показаний по 51 ст. Они пытались давить. Следак - Грачев (ударил пару раз - подзатыльники). Филипп все равно отказался от показаний. После ОТВЕЗЛИ ДОМОЙ и изъяли все - комп, симкарту и т.п., пугали родителей. Запугивали дедушку. Понятые были менты.
Грозили ПОДГОТОВКОЙ и ПРИЗЫВАМИ (т.е. это статьи что шьют Косте Лебедеву).

Фейсбук Комитета 6-го мая добавляет:

Наш Филипп (1993 г.р., РСД, антифашист) судя по всему задержан по делу 6 мая. Единственный человек, который согласился быть свидетелем по делу узника 6 мая Степана Зимина. Решил, что помощь Степану важнее риска на "беседе" у следователя поменять свой статус по делу 6 мая со "свидетеля" на "подследственный".

Разрастающееся на глазах дело 6-го мая, а также похищение в Киеве Леонида Развозжаева породили массу практических вопросов: что делать, если завтра органы придут за тобой. Ответы на эти вопросы попытался найти в колонке для сайта Slon.ru Леонид Бершидский – он разбирает случай активиста антифа Дениса Солопова, которого обвиняли в хулиганстве в составе организованной группы при нападении на администрацию Химок. Солопова, попросившего убежища, тоже похитили в Киеве, однако в Россию не отвезли и сейчас он со статусом беженца живет в Нидерландах:

Солопов говорит, что предшественников было два потока: нацболы и чеченцы. Вторых точно так же, как Развозжаева, похищали из Киева — брали либо на пороге миграционной службы, либо по адресу, в этой службе оставленному, и везли прямиком в Россию без всякой там экстрадиции. Дело Развозжаева — только один из эпизодов в истории «борьбы с экстремизмом» по-путински. Просто раньше либеральная общественность не хотела особенно заступаться за нацболов (национал-большевики, фу!) и тем более за чеченских полевых командиров, да и антифа в масках, закидывавшие бутылками горадминистрацию, были как-то не того... По мнению Солопова, если бы Развозжаев вел себя осторожнее: сперва дал следу остыть, потом потихоньку запустил процесс получения убежища, — его было бы уже поздно вывозить в Россию «с налета». Пришлось бы соблюдать какие-то официальные приличия. А так спецслужбы успели все провернуть еще до того, как Развозжаев сделал первый шаг на этом длинном пути. С Солоповым, наверное, можно спорить и указывать на недостатки его собственной схемы действий. Но трудно спорить с результатом. Солопов в Маастрихте, а Развозжаев в Лефортове. Урок, который я из обеих историй выношу для себя: главное — не паниковать и не думать, что с тобой происходит что-то новое. Все уже было, и все еще будет. К сожалению.

***
Британские блогеры чрезвычайно много высказываются о предвыборной гонке в США. Так много, что, по мнению блогера Telegraph Эда Уэста, нелишне было бы напомнить, что их мнения никто не спрашивает:

Интересно, почему европейцы так любят Обаму? Недавние опросы показали, что если бы Англия была 51-м штатом, Обама набрал бы 65%, а Ромни 7%. Во Франции соотношение 72 против одного, а в Германии Обама бы получил 81%, то есть немцы поддерживает американского президента больше, чем афро-американцы и даже кенийцы, несмотря на родственные связи. Вообще говоря, это очень странно, ведь Обама не особенно много внимания обращает на Европу. Помните его речь на годовщине падения Берлинской стены? Вот и я не помню.
Эта поддержка Обамы, скорее всего, связана в неприязнью «средних американцев», которые отсюда видятся вооруженными активистами Чайной партии, расистами, отрицателями глобального потепления и эволюции. Европейцам нравится Обама, потому что его образ их успокаивает. Американцы же вполне могут воспринимать его как пустого, скучного, слабого политика, вгоняющего страну в долги. Слава богу, голосовать будут американцы, а симпатии европейских либералов не стоят выеденного яйца.

С этим не согласен колумнист Times Филипп Коллинз. По его мнению, внешняя политика США – это гораздо больше, чем часть предвыборной кампании одного из кандидатов. И не просто потому, что США – супердержава, а потому что США – старейшая демократия:

Британские политологи смотрят на американскую политику как на большую арену, где много софитов и посадочных мест. Лондон получается лишь уменьшенной копией. Британские левые были влюблены в Клинтона, потому что в те непростые времена он показал им, как надо побеждать. А британские правые, которые презирают Европу за то, что она такая левая, даже больше, чем за то, что она за границей, - так вот британским правым нравится культура, построенная на почитании семьи, веры и флага.
Вообще говоря, британские политики могут не так много позаимствовать у американских коллег – Канзас совсем не похож на Кент. Американская политическая культура сочетает в себя плюрализм и пуританство. Не стоит забывать, что основавшие Америку пилигримы убегали из Британии не от гонений, а от того, что им не давали эти гонения организовать. В общем, более неподходящую страну чтобы перенять опыт подыскать трудно. Туда надо антропологов посылать, а не политиков.
Есть, однако, одна закономерность: все, что имеет значение здесь, ничего не значит там – и наоборот. Вот, например, последний раунд теледебатов между Обамой и Ромни был посвящен внешней политике – теме, которая американцев занимает мало. Для нас же весь смысл именно в ней.
У США есть серьезные внутренние проблемы. Но если американские дебаты по вопросам внешней политики перестанут иметь значение, в мире станет страшно жить. Я сейчас говорю не самодовольных сентенциях кандидатов в президенты, я имею в виду слова Алексиса де Токвиля: американская демократия – это великолепное достижение.
Мы вовсе не обязаны благоговейно принимать все шаги в американской внешней политике, чтобы признать: супердержава, играющая по правилам, - это хорошо. Я не могу представить, каким форс-мажором будет определяться мировая повестка, когда задавать ее будут Китай и Россия – но я точно знаю, что это не будет система принципов. А тут уж вас это коснется, независимо от того, живете вы в Индианаполисе или Ипсуиче.
XS
SM
MD
LG