Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Китаю не понравилась статья о миллиардах


Из-за информации об активах семьи премьер-министра Китая власти заблокировали социальные сети

Из-за информации об активах семьи премьер-министра Китая власти заблокировали социальные сети

Западная пресса обсуждает публикацию в газете New York Times, посвященную финансовому положению семьи китайского премьер-министра Вэня Цзябао. На основании проведенного расследования, издание утверждает, что общая сумма активов семьи Цзябао превышает 2,5 миллиардов долларов. Китайские власти заблокировали доступ на сайт газеты New York Times на английском и китайском языках, а также на все сообщения о публикации в социальных сетях. Министерство иностранных дел Китая распространило заявление о "подрывном характере" обнародованной информации.

Статья в New York Times о финансовом положении семьи главы китайского правительства Вэня Цзябао начинается рассказом о его родителях. Они оба – простые учителя, правда, отец некоторое время работал на свиноферме – во время "культурной революции". В биографии высокопоставленного китайского чиновника всегда подчеркивается его чрезвычайно бедное детство… Но сейчас 90-летняя мать Цзябао, по крайней мере по корпоративным документам пятилетней давности, владеет активами в крупнейшей китайской финансовой корпорации на сумму 120 миллионов долларов.

Подробности того, как она получила такое огромное состояние, - пишет New York Times, - неизвестны. Как неизвестно и то, знает ли она вообще о существовании этих денег. Но богатство неожиданно свалилось на голову бедной учительницы с севера Китая после того, как ее сын в 1998 году занял пост вице премьер-министра, а пятью годами позже возглавил правительство.

Кроме матери Цзябао, имущество в последние годы нажили его сын, дочь и свояк. По оценке издания, общая сумма активов родственников премьер-министра насчитывает 2,7 миллиардов долларов. Они имеют доли в банках, компаниях по продаже ювелирных изделий, занимаются туристическим и телекоммуникационным бизнесом. Причем, нередко эти фирмы получали заказы от правительства. Родственники китайского премьер-министра имели отношение и к строительству стадиона "птичье гнездо" в Пекине, главной спортивной арены Олимпийских игр 2008 года.

New York Times при этом подчеркивает, что неизвестно, имеет ли китайский премьер-министр какое-либо отношение к активам своих родственников. Издание также не предоставляет документов, подтверждающих приведенные им факты.

- Последствия этой публикации следует, на мой взгляд, рассматривать в контексте общей политической обстановки в Китае накануне очередного съезда коммунистической партии, запланированного на начало ноября, - говорит обозреватель РС Андрей Шароградский. - На нем будет избран новый Генеральный секретарь ЦК КПК. Последние события в Китае говорят о том, что идет очень серьезная борьба за власть между двумя основными группировками. Одна из них - это сторонники бывшего партийного и государственного лидера Китая Цзян Цзэминя, который, судя по тому, что происходит, утрачивает свое влияние. Вероятно, информация, которая оказалась в распоряжении газеты "Нью-Йорк Таймс", если она точна, шла от сторонников именно Цзэминя.

- Китайские власти заблокировали доступ к сайту New York Times, МИД Китая назвал публикацию провокационной. Означает ли это, что у Вэнь Цзябао настолько сильное положение, что его не способна поколебать даже публикация, изобличающая его как человека, имеющего отношение к коррупции?


- Я не думаю, что последствия этой публикации следует преувеличивать, потому что всем хорошо известно, как устроены политическая и государственная системы в Китае. Какую роль в этой системе играет коммунистическая партия. Хотя тот факт, что был немедленно заблокирован сайт New York Times, имя Вэнь Цзябао блокировалось в поисковых системах, в китайском Твиттере и в аналогичных китайских социальных сетях, говорит о том, что власти воспринимают такого рода информацию крайне болезненно. С другой стороны, ничего особенного в том, что говорится в этой статье, судя по всему, нет. Нет, как мы видим, четкого подтверждения того, что именно Вэнь Цзябао владеет всеми этими активами. Во-вторых, даже несмотря на достаточно значительные суммы, учитывая гигантский объем китайской экономики и масштабы коррупции, это далеко не самая большая цифра, хоть речь идет и о миллиардах долларов. Китайские власти очень болезненно реагируют на подобного рода информацию, особенно если она распространяется внутри Китая.

- Вы упомянули китайскую коррупцию. Противозаконна ли вообще подобная деятельность, когда чиновники или родственники чиновников имеют отношение, например, к госзаказам?

- По своему опыту я знаю, что как только речь идет о бизнесе, то обычно у этого бизнеса должен быть некий покровитель. Я был свидетелем того, как российская фирма, открывавшая представительство в Китае, брала сотрудником человека, который был сыном высокопоставленного партийного чиновника. Это обеспечивало стабильную деятельность этой компании в Китае еще в 90-х годах. Так, судя по всему, во многом устроен бизнес в Китае.

Газета New York Times пишет, что члены коммунистической партии Китая обязаны обнародовать сведения о своем имуществе и финансовом состоянии близких членов семьи. Тем не менее, никаких законов или постановлений, запрещающих даже высокопоставленным китайским чиновникам заниматься бизнесом или инвестированием, не существует. Часть китайской общественности считает, что этот факт способствовал экономическому буму последних лет - из-за поддержки рыночных реформ верхушкой партийной элиты.

Этот и другие материалы читайте на странице информационной программы "Время Свободы".

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG