Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ид аль-Адха и помощь сирийским беженцам в Турции


Накануне религиозного праздника Ид аль-Адха в Турции началась кампания помощи под лозунгом «Отдай свое второе одеяло сирийцам».

В Турции мясо жертвенных животных стоит довольно дорого (около пяти тысяч долларов корова и около четырехсот долларов годовалый баран или овца), так что многим придется довольствоваться мясными консервами, которые присылают в качестве гуманитарной помощи исламские религиозные фонды. Власти призывают делиться с беженцами теплой одеждой, обувью, едой. Семидесятилетний Ахмет, один из старейших обитателей лагеря беженцев.

- Я приехал со своими внуками. Моя жена погибла во время бомбежки. Я даже не похоронил ее. Я хочу сделать обрезание внуку в канун праздника. Для этого в лагерь приедут врачи из столицы. Нам обещают по куску жертвенного мяса. Мы будем просить, чтобы Аллах послал всем нам мир.

Лагеря расположены в полупустынной местности. Постоянно дует сухой ветер, несущий песок. Чтобы как то защититься от песка, женщины обматывают лицо платками, мужчины носят шерстяные шапки с отверстиями для глаз. Днем все еще очень тепло, около двадцати трех градусов, однако к ночи резко холодает - до пяти градусов тепла. Брезентовые палатки продувает на ветру. К зиме власти обещают переселить всех в теплые контейнеры, хотя в это мало кто верит. Всего два лагеря из четырнадцати на юго-востоке Турции оборудованы современными передвижными вагончиками, которые импортируют из Израиля. Каждый такой контейнер рассчитан на две семьи и может выдержать температуру от минус пятидесяти до плюс пятидесяти градусов. Внутри две комнаты, отопление, душ, туалет. Тем, кто живет в палатках, приходится гораздо труднее. С наступлением осенних холодов утепляются одеялами и ставят печки-буржуйки, которые топят углем или мазутом. Минувшей зимой несколько беженцев, включая малолетних детей, погибли, отравились угарным газом. Но в преддверии мусульманского праздника близкие к правительству телеканалы то и дело демонстрируют кадры беззаботной жизни сирийских беженцев. Сорокалетний Афис, отец троих детей говорит с экрана.

- У нас все есть: одежда, еда, вода. Мы довольны своей жизнью. Наши дети улыбаются, ходят в школы. Нам на голову не падают бомбы. Мы спим спокойно, не опасаясь, что нас завтра убьют. Я даже поправился на несколько килограммов и купил новые ботинки.

Со слезами на глазах этот сорокалетний сириец благодарит премьер-министра Турции Реджепа Эрдогана за помощь и поддержку. Видеокадры: семьи с детьми на игровых площадках, кинозалы, женщины, изучающие Коран на специальных курсах, которые власти открыли для религиозных верующих. Оппозиционные издания, однако, утверждают, что это всего лишь далекая от реальности лакированная картинка. В действительности у журналистов нет достоверной информации о том, что происходит в лагерях беженцев. «Существует ряд вопросов к властям о распределении социальной помощи,- пишет оппозиционная газета «Джумхуриет», - гуманитарными товарами торгуют на турецких базарах, даже в Стамбул попадают мясные консервы и подушки, которые предназначены для лагерей». Глава провинции Килис Сулейман Тапсис:

- На содержание беженцев потрачено более двухсот миллионов долларов, финансовая помощь поступает из Америки и Европы. Однако основные расходы ложатся на плечи турецких властей. Не известно, смогут ли власти дальше платить по счетам, ведь, если ничего не изменится, то количество беженцев уже к началу следующего лета может достигнуть семисот тысяч человек. В провинции Хатай действуют пять палаточных лагерей. В соседней провинции Шанлиурфа еще два лагеря, в Газьянтепе три лагеря беженцев. В провинциях Кахраманмараш, Османие и Килиас - четыре лагеря, где проживают около сорока тысяч сирийских граждан. В Килисе строится еще один лагерь на 12 тысяч человек.

В кануне мусульманского праздника каждый сириец, глава семьи, получил пластиковую карточку «Красного полумесяца» на сумму около восьмидесяти турецких лир (почти 45 долларов США). Многие мужчины, однако, стали использовать эти средства в личных нуждах, покупали в лавках сигареты и спиртные напитки. После этого власти сократили наличность до двадцати лир, а остальную сумму разрешили использовать только магазинах для покупки продуктов и средств гигиены. Но телеканал НТВ сразу же показал такой репортаж: перед входом в магазин стоит длинная очередь сирийских беженцев, в основном, пожилые мужчины и женщины с детьми. В самом магазине - ящики с помидорами, половину попорченными, на прилавках несколько пакетов печенья, сигареты, кола, пепси, жевательная резинка. Основные продукты питания - в несколько раз дороже, чем в Стамбуле. В ответ на упреки сирийцев владелец магазина Абдуррахман Шахин довольно грубо спрашивает: «Зачем Вы сюда пришли»? В ответ несется:

- Мы пришли сюда не просить. Нас толкает бедность. Мы хотим лучшей жизни. Мы не попрошайки, мы работали всю жизнь.

- Мы живем в аду. Никто не может помочь нам вернуться обратно на родину. У меня там осталась старая мать.

- Нам не разрешают собираться вместе, не хотят, чтобы мы создали наш комитет и могли бы пожаловаться кому- то. Мы в отчаянии.

Турецкие власти утверждают, что кормят беженцев лучше, чем в пятизвездочных средиземноморских отелях. В меню, якобы, ежедневно отборный рис, баранье мясо, мясной фарш, овощи и фрукты. Повара готовят даже кулинарные изыски – пахлаву и ашюре, традиционный турецких десерт из разных сухофруктов и круп. Однако на условиях анонимности беженцы сетуют на отсутствия качественного питания. В интервью одной из оппозиционных газет житель лагеря беженцев в провинции Хатай говорит, что забыл, когда в последний раз ел свежие помидоры, а фрукты видел только во сне. «Четыре месяца назад в лагерь привезли помидоры, - продолжает он, - половину из них можно было сразу выбрасывать» . Администрация лагеря никак не отреагировала на попытки жаловаться. В докладе международной правозащитной организации «Хюман райтс вотч», представители которой в минувшем месяце посетила лагеря сирийских беженцев, утверждается, что обслуживающий персонал в лагерях в провинции Хатай задает некорректные вопросы о вероисповедании, спрашивают, как часто беженцы употребляют алкоголь. В знак протеста многие сирийцы отказывают принимать пищу и устраивают забастовки. Зафиксированы случаи и откровенно расистских высказываний. Говорит сириец Ассам.

- В Сирии нас унижали. Суннитов около восьмидесяти процентов, алавитов около пятнадцати. Однако бюрократия работает по принципу - если ты не алавит, то ты человек второго сорта. Нам обещали свободу, мы приехали с детьми, чтобы укрыться от бомбежки, а в ответ местные жители называют нас «грязными арабами» и бросают пищевыми отходами.

В лагере Думизи в провинции Шанлиурфа, где проживают около десяти тысяч беженцев, самой острой проблемой остается нехватка воды. Воду привозят ранним утром в большом контейнере и оставляют на весь день под солнцем. Уже к обеду она превращается в кипяток. Несмотря на обещания, администрации так и не приняла никаких мер, чтобы решить проблему водоснабжения лагеря. Зато прямо у ворот появились турецкие торговцы льдом, которые продают пакетик за несколько лир (одна лира – 55 центов). «Из-за нехватки воды начались проблемы со здоровьем - массовые отравления, диарея, рвота», - говорит сириец Демо. Оппозиционная пресса отмечает и нехватку квалифицированного медперсонала. Каждый лагерь на десять тысяч человек обслуживают два врача-терапевта, которые, по словам сирийцев, от всех болезней выдают анальгин и аспирин. Отсутствующие лекарства предлагают покупать в городской аптеке, но беженцам нечем платить. В августе из-за отсутствия квалифицированной медицинской помощи в одном из лагерей при родах погибла женщина.
Многие местные жители турки, однако, совершенно не готовы понимать эти проблемы. Сорокалетний житель провинции Шанлиурфа Айдын считает, например, что сирийцы в Турции получили слишком большие привилегии.

- С недавнего времени в больницах действует негласный закон - сначала оказывать медицинскую помощь сирийцам. Моя мать поступила в больницу с сердечным приступом. Мы очень долго ждали, прежде чем врачи обратили на нас внимание. Медперсонал хлопотал около сирийского пациента. Мне говорили, что подобное случается и в других медицинских учреждениях. У моего соседа умер отец, потому что турецкие врачи не оказали вовремя медицинскую помощь в больнице, а спасали сирийскую женщину, которую привезли на скорой.

Поток беженцев растет. Граница то и дело закрывается. Мест в лагерях не хватает. Что делать дальше, никто не знает. Сейчас на турецкую территорию пускают лишь тех, кто имеет загранпаспорт. Остальные находятся в Сирии рядом с границей, живут в шалашах и наскоро оборудованных шатрах. Имам приграничной мечети Омер Атраш говорит, что каждый день в Турцию прибывают по несколько сотен сирийцев. В последние дни много людей прибыло из пригорода Дамаска Умус Кусаир, который вот уже несколько дней подвергают бомбардировке правительственные силы. Сирийцы добираются до границы пешком, идут около тридцати километров, детей и сумки несут на плечах. Сириец Эбу Ахмет, бывший полицейский, говорит, что приехал в Турцию вместе с семью детьми имея только тридцать долларов.

Под звуки барабанов сирийские подростки устраивают для турецких журналистов импровизированные концерты прямо на улице. В детской песенке призывают Аллаха послать всем мирное небо. Турки открыли классы для сирийских детей, где преподают молодые выпускники турецких университетов. Обучение ведется на арабском. «Около трех тысяч сирийских детей погибли во время бомбежек, - говорит преподаватель одной из школ Айше Айнур, - многим детям требуется психологическая помощь, они не разговаривают, заикаются, плачут во время уроков». На время мусульманского праздника школьники уходят на каникулы. Все надеются, что в Сирии утихнет стрельба. Предложение ООН о прекращении военных действий во время священного исламского праздника поддержали сирийские власти и военная оппозиция. Многие сирийцы надеются на перемирие и собираются обратно домой, чтобы навестить своих близких. Однако на границе все еще слышны стрельба и завывание ракет, которые смолкают лишь ранним утром, во время исламской молитвы. Пение эзана объединяет даже непримиримых врагов.
XS
SM
MD
LG