Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
ДС: Когда пианист Бад Пауэлл в начале пятидесятых получил ангажемент нью-йоркского клуба «Birdland», он, по славам историка джаза Айры Гитлера, сказал пианисту же Арту Тейтуму: «Дружище, я собираюсь продемонстрировать тебе уникальную быстроту игры – в невероятном темпо. Так что в любой день, когда ты готов растопырить уши и послушать меня, приходи…»
Арт Тейтум ответил: «Что ж, я приду завтра и все, что ты играешь правой рукой, я сыграю левой…»
Бад Пауэлл так и никогда и не решился принять этот вызов.
Среди самых первых записей Арта Тейтума был уанстеп «Tiger Rag», впервые записанный оркестром «Original Dixieland Jass Band» (им же принадлежало и авторское право). Арт Тейтум играл «Tiger Rag» в темпе, соответствующем 370 ударам метронома в минуту. Никто из его современников-пианистов не мог выдержать этот темп, а Арт практически не допускал отклонений от него. В 1949 на концерте он сыграл композицию «I Know That You Know» («Я знаю, что ты знаешь») в темпе, равном 450 ударам метронома в минуту. То есть в некоторые моменты он играл до тысячи тонов в минуту! Об этом в статье «Арт Тейтум» пишет «Мегаэнциклопедия Кирилла и Мефодия».
Вот с этого уроженца Толедо, что в штате Огайо, родившегося 13 октября 1909 года, я и начну сегодняшнее «Время Джаза», которое вам доставляют на дом волны «Свободы» и которое вы можете слушать LIVE или в подкасте с нашего сайта svobodanews.ru. У микрофона в Париже – ваш ДС.

1. Art Tatum - Tiger Rag – 2:14 (Art Tatum - Piano Genius – Classic Jazz)

ДС: «Tiger Rag» - на этот раз авторские права принадлежат корнетисту Нику Ла Рокка и, скорее всего, ради экономии места – не называть же всех участников оркестра! Арт Тейтум записал этот one-step 20 февраля 1940 года в Лос-Анджелесе. Сразу же скажу, что Арт Тейтум был верен своему первоначальному репертуару, в основном составленному из произведений композиторов Аллеи Оловянных Кастрюль, но никогда не повторялся, исполняя одни и те же темы.
Вот еще одна не слишком медленная вещичка с чудесными и неожиданными переходами:

2. Art Tatum - St. Louis Blues – 2:28 (Art Tatum - The Chronological Classics 1934-1940 – Classics-560)

ДС: - «St. Louis Blues» W.C. Handy. Арт Тейтум всё еще в Лос-Анджелесе, 26 июля 40 года.
Арт Тейтум предпочитал играть соло. Но в 43 году он собрал на манер Нат-Кинг-Коула трио без ударника: Тайни Граймс играл на гитаре, а Лирой «Слэм» Стюарт – на контрабасе. На самом же деле, как свидетельствуют современники, гений Арта Тейтума проявлялся тогда, когда он играл вне стен студий звукозаписи и вдали от концертных микрофонов, а на вечеринках у друзей или же на платных вечеринках – rent party.

3. Art Tatum - Willow Weep for Me – 3:44 (Art Tatum -- Ultimate Art Tatum - Verve)

ДС: «Willow Weep for Me», «Ива Плачет по мне» Анн Ронелл. Одна из таких домашних вечеринок, в данном случае на Беверли Хиллз в Лос-Анджелесе на вилле голливудского композитора-песенника и дирижера Рея Хендорфа, 3-го июля 55 года.

Арт Тейтум своей виртуозной техникой пугал великих пианистов. Никто не решался играть в его присутствии. И если ему хотелось послушать кого-нибудь из молодых, он садился так, чтобы его не было видно. Чаще всего за стойку бара. И он всегда играл последним. Арт развивался под влиянием Фатса Уоллера, но однажды, когда Фатс Уоллер выступал перед публикой, он заметил в зале Арта Тейтума. Он перестал играть, взял микрофон и сказал:
- Я немного играю на пианино, но мне лучше умолкнуть: сегодня среди нас присутствует сам Бог фортепиано!"
Я много и часто рассказывал про Арта Тейтума. Как про его феноменальную технику игры и стиль, так и про его невероятные попытки преодолеть слепоту. Он пытался водить машину, врезался в столб, но он играл в бильярд (он чуть-чуть видел одним глазом на близком расстоянии) и он играл в карты. Он был способен выпить море виски и пива, но это никак не отражалось на его игре.
Жан Кокто называл его «сумасшедшим Шопеном». Каунт Бейси – «восьмым чудом света». Дейв Брубек говорил: - «Шанс появления нового Арта Тейтума настолько же нереален, как шанс появления нового Моцарта». Чудеснейший пианист Тедди Уилсон предлагал поставить в пустую комнату рояль и попросить самых утонченных мировых пианистов что-нибудь сыграть. А затем посадить за рояль Арта Тейтума. - Все присутствующие пианисты, - говорил он, - показались бы – любителями».
Пианист, композитор и историк джаза Леонард Фезер называл Тейтума «величайшим солистом ВСЕХ инструментов!» Владимир Горовиц, Артур Рубинштейн, Леопольд Годовский и Джордж Гершвин считали Арта Тейтума гением.
Вот на этом кратком резюме мы его и оставим: октябрь подходит к концу, но не джазовый календарь «Времени Джаза», которое вы слушаете на частотах «Свободы», а так же через спутники Hotbird и AsiaSat-3 или же с нашего сайта svobodanews.ru. У микрофона в городке на Сене, городке опавших листьев – ваш ДС

4. Wynton Marsalis - Autumn Leaves -6:27 (Wynton Marsalis - Marsalis Standard Time, Vol.1 – COLUMBIA)

ДС: - «Autumn Leaves», «Осенние, опавшие, листья…» Жозефа Косма, аранжировка Джонни Мерсера. Первый диск Уинтона Марсалиса «Стандартное Время Марсалиса», записанный в сентябре 86 года. Уинтон – труба; Маркус Робертс – рояль; Роберт Лесли Хёрст – контрабас и Джефф «Тейн» Уаттс – ударные.
Уинтон Марсалис родился 18 октября 61 года в Новом Орлеане. Отец назвал сына Уинтоном в честь друга пианиста Уинтона Келли. По сути дела глава клана Марсалисов, Уинтон, брат саксофониста Бренфорда, тромбониста Дельфио, сын пианиста и преподавателя новоорлеанского Центра Искусств Эллиса, Уинтон уже в шесть лет был признанным вундеркиндом. Первую трубу ему подарил Эл Хёрт – трубач и бандлидер, который так же получил свою первую трубу в шесть лет… Первым учителем Уинтона был Джон Лоунго, первым оркестром, в котором играл восьмилетний Уинтон, был оркестр Дэнни Баркера. Летом 68го года Уинтон занимался в музыкальном центре Тэнглвуда, где на него обратил внимание сам Гюнтер Шуллер. В 75 году (откуда и гнев Майлза Дейвиса), то есть в 14 лет, Уинтон Марсалис солирует в оркестре новоорлеанской консерватории, исполняя «Концерт для Трубы» Йозефа Гайдна. Вплоть до наших дней Уинтон Марсалис играет и классику и джаз.
Джаки МакЛин называл такой тотальный подход к музыке – «цельностью языка».

5. Wynton Marsalis - We See – 3:24 (W.Marsalis Plays MONK Standard Time vol.4 – Sony Music)

ДС: - «We See», «Мы видим…» Телониуса Монка. На этот раз четвертый том «Стандартного Времени» Марсалиса. Этот си-ди посвящен творчеству Монка, но Уинтон Марсалис приложил все усилия, чтобы избежать подачи Монка в привычной для джаза интерпретации. Он исключил самые знаменитые пьесы, такие, как "'Round Midnight" или "Well, You Needn't", и вместо этого отобрал 14 композиций, которые создают полное представление о таланте Монка: сложность и разнообразие его наследия. В этом же контексте они и были сыграны квинтетом: без усложнения, без завитушек и хитрых намеков, без цитат и без вкусовых головоломок.
Состав: Уинтон – труба; Уайклиф Гордон – тромбон; Уолтер Блэндинг и Виктор Гойнз – тенор-саксофоны; Уессел Эндерсон – альт-саксофон; Эрик Рид – рояль; Реджиналд Вил – контрабас и Хёрлин Райли – ударные. Диск вышел на фирме «Sony Music» в 99 году.

В 79 году Уинтон Марсалис отправился в Нью-Йорк, чтобы поступить в ту самую музыкальную школу Джульярд, из которой Майлз Дейвис сбежал к Чарли Паркеру. Для молодого джазмена Нью-Йорк это прежде всего ночные джазовые клубы: образование LIVE, ценнее которого нет ничего. Однажды вечером 80-го года девятнадцатилетний Уинтон заходит в клуб (бархатные шторы двойных дверей, еще не занятые публикой столики, звяканье протираемых стаканов в баре) и подходит к сцене. Арт Блейки и его команда, они же «Вестники Джаза», курят, шутят, потягивают виски из тяжелых хайболлов. Это время, когда новичок может предложить свой талант, сыграть пару пьесок. Тусклый блик на расчехленной трубе пускает зайчик в темный зал. Абдулла ибн Бухайна, он же Арт Блейки, впечатлен – Уинтон принят в команду «Вестников».
Я взял у него интервью в Париже, на пятом этаже гостиницы «Меридиан». Не помню точно год, начало девяностых, не помню, где пленка, но остались фотографии. Он был прост, как впрочем, и все джазмены, с которыми мне довелось иметь дело за исключением, быть может, Ахмада Джамаля… Номер был гигантский со стейнвеем в большой гостиной. Как всегда, от волнения, я растерял добрую половину английского словаря, но это было не важно. Уинтон сказал, что через полчаса придут ребята и начнется репетиция…
- Оставайся, - сказал он. – Вот там бар – рядом с диваном.
Я вспомнил скромную виллу Хораса Силвера в Малибу, стейнвей в гостиной, стеллажи с нотами, панорамные окна и океан, заштрихованный несильным дождем. Хорас тихим голосом предложил:
- Хотите, я что-нибудь сыграю?
Я хорошо помню ужас, который поджег мне кровь… Хорас Силвер собирался играть для единственного слушателя… Для ДС!
Впрочем, пора напомнить: это еженедельное «Время Джаза», все еще разнокалиберные волны «Свободы», спутники Hotbird и AsiaSat-3 и наш сайт svobodanews.ru. У сдвоенных микрофонов марки «шейнхайзер» в Париже, этот самый, ваш – ДС…

6. Wynton Marsalis - And The Band Played On – 5:22 (Winton Marsalis - Blue Interlude – Sony Music)

ДС: - «And The Band Played On», «И оркестр продолжал играть…» Уайклиффа Гордона. Не смотря на то, что этот диск, «Blue Interlude», официально объявлен, как си-ди нео-бопа, этот марш, я бы сказал, написан и сыгран в ново-новорлеанском стиле. В септет Марсалиса входили: Уинтон – труба; Уайклифф Гордон – тромбон; Уессел Эндерсон – альт-саксофон; Тодд Уильямс – кларнет и тенор; Маркус Робертс – рояль; Реджиналд Вил – контрабас и Хёрлин Райли – ударные. «Blue Interlude» вышел на восемь лет раньше четвертого тома «Стандартного Времени» Марсалиса, но, как мы видим, то бишь слышим, базовые игроки сцену не покинули. Об этом, кстати, и рассказывал Уинтон в парижской гостинице «Меридиан», отвечая на мой вопрос – кто из молодых музыкантов ему по душе.
В настоящий момент Уинтон Марсалис не просто сверхактивный музыкант и композитор, он стал кем-то вроде и.о. президента американского джаза. Он абсолютно повсюду, руководит всем, что похоже на джаз и я не совсем уверен в том, что это на пользу его собственной игре.
Но играет он великолепно, несомненно, слишком чисто, слишком comme il faut, и мне вспоминается по этому поводу легенда про поэта Михаила Светлова. К нему вечно приходили со стихами молодые поэты. Однажды вдохновенный юноша читал ему часа полтора свои поэмы, а затем смущенно поднял глаза…
- Что ж, стихи хорошие, ответил Светлов. Мне нравится. Вот только знаете… Мне немножечко не хватает, как бы это сказать… - дерьма.
Я бы перевел это байку Уинтону.

7. Wynton Marsalis Quartet - Sophie Rose-Rosalee – 6:47 (Wynton Marsalis Quartet - Wynton Marsalis Quartet -- The Magic Hour - Blue Note)

ДС: «Sophie Rose-Rosalee», композиция Уинтона Марсалиса. Состав: Уинтон Марсалис – труба; Эрик Льюис рояль; Карлос Хэнрикэз – контрабас и Али Джексон – ударные. Июнь 2003 года, Новый Орлеан.

ID-3 Трубач Харри Эдисон, которому Лестер Янг подарил кличку «Sweets» за его, как пишет Билл Кроу, «бесконечную лиричность и дьявольский характер», так вот Харри «Sweets» Эдисон в конце каждого сета представлял своих музыкантов. Щедрости его не было предела:
- Пред вами величайший джазовый музыкант, гигант мира джаза, мой коллега и мой товарищ: Эдди «Локджо» Дейвис!
И когда аплодисменты смолкали Харри «Sweets» Эдисон продолжал:
- А теперь, дамы и господа, я обязан представить вам обожаемого, тончайшего, совершеннейшего джентльмена, уникальный шанс познакомиться с которым вам выпал сегодня вечером. Я не сомневаюсь ни на мгновенье в том, что он величайшее воплощение, верхняя ступенька sine qua non абсолютной элегантности. По его поводу я не могу выразить ничего кроме восторга и бури похвал. Как мы говорим в Йельском университете, где я преподаю, он альфа и омега, начало и конец совершенства и изящества. Леди и джентльмены, пред вами великолепнейший, талантливейший, достойной лишь любви, бурлящий, кипящий и выкипающий, его преосвященство - Харри «Sweets» Эдисон!
И Эдисон разражался смехом и добавлял:
- Я не клоунадствую! Потому что, если ты не любишь себя самого, никто тебя не будет любить!
Смех в зале и смех Харри «Sweets» Эдисона…

Будь то «49 минут Джаза» или же «Время Джаза», рано или поздно у нас под ногами хрустит дорожка финишной прямой. Напомню лишь, что вы можете слушать нас на частотах «Свободы», через спутники Hotbird и AsiaSat-3, а так же с нашего сайта svobodanews.ru. У микрофона в Лютеции – ваш ДС.
Харри «Sweets» Эдисон родился 10 октября 1915 года в Коламбусе, Огайо.

8. Harry Sweets Edison - Means Greens – 9:36 (Harry Sweets Edison - Live at the Iridium - TelArc)

ДС: - «Means Greens», Харри «Sweets» Эдисона, он же – труба. Кларк Терри – труба и флюгельгорн; Франк Уесс – тенор-сакс и флейта; Джюниор Мэнс – рояль; Маркус МакЛорайн – контрабас и Дейв Гибсон - ударные. 10 апреля 97 года, нью-йоркский клуб «Iridium».
Закрывает сегодняшнее «Время Джаза» певица Анита Белл Колтон, родившаяся в Чикаго 18 октября 1919. Ее сценическое имя – Анита О’Дей, её кличка - "The Jezebel of Jazz", что отсылает нас к Иезавель, жене израильского царя Ахавы, известной своим коварством и, пардон, распутностью… Анита О’Дей была во многих смыслах бунтовщицей, начать хотя бы с ее второй клички на так называемом «pig Latin», на котором ее звали "dough", то есть «замешенное тесто», то есть на жаргоне – деньги.
Но подробнее об Аните О’Дей, которую обожали и Элла Фитцджеральд, и Билли Холидей, в иной раз, когда у нас будет больше времени.

9. Anita O'Day - Speak Low – 3:02 (Anita O'Day - Incomparable! – Verve)

ДС: - «Speak Low», «Тише, говори тише…» - Вайля и Нэша. Анита О’Дей и оркестр Билла Холмэна. 23 августа 60-го года, Голливуд.
Что ж, пора прощаться. «Время Джаза» снова будет в эфире и на нашем сайте svobodanews.ru, через неделю. Поклон из Парижа. Удачной и нескучной недели, чао, бай-бай!

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG