Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Верховный совет Аджарии утвердил на посту председателя правительства автономной республики Арчила Хабадзе, который считается доверенным лицом премьер-министра Грузии Бидзины Иванишвили. Новые власти страны уже говорят о необходимости расширения прав автономии с тем, чтобы самостоятельная и успешно развивающаяся Аджария стала притягательным примером для Абхазии и Южной Осетии.

На ключевой в аджарской автономной республике пост председателя совета министров утвержден 32-летний Арчила Хабадзе. Формально его кандидатуру внёс президент Саакашвили, но в реальности назначение Хабадзе – инициатива нового премьер-министра Бидзины Иванишвили.

В течение нескольких лет Арчил Хабадзе руководил аджарским филиалом банка «Карту», который до недавнего времени принадлежал Бидзине Иванишвили, а в предвыборный период был оформлен на его старшего сына Уту. Объясняя свой выбор, Бидзина Иванишвили заявил, что намерен активно заняться решением социально- политических проблем, накопившихся в Автономной республике в эпоху правления президента Саакашвили и бывшего премьер-министра Аджарии Левана Варшаломидзе.

То, что население Аджарии недовольно создавшейся в республике ситуацией, подтвердилось в ходе парламентских выборов: пропрезидентская партия «Единое национальное движение» потерпела сокрушительное поражение в Батуми и других районах автономии. Аджарцы были недовольны тем, что центральные власти брали все функции на себя и не делились полномочиями с властями автономной республики. В результате в Аджарии осуществлены грандиозные проекты по строительству небоскрёбов, дорогих гостиниц, Грузино-американского технологического университета, а Батуми действительно стал одним из красивейших городов Грузии. Но местные жители не чувствовали улучшения условий своей жизни, что и вызвало раздражение.

Именно поэтому первым «посланием» новой власти стало «расширение автономии» для Аджарии. «У Аджарии будет гораздо больше прав, чем у любого другого региона Грузии», - заявил премьер-министр Иванишвили сразу после утверждения в должности Арчила Хабадзе.

Другие лидеры правящей коалиции «Грузинская мечта» считают, что новые власти должны идти ещё дальше: от расширения полномочий местных органов власти к федерализму. Один из лидеров «Республиканской партии» Леван Бердзенишвили заявил, что речь должна идти «о федерализме как принципе: перенести всё, что возможно решить на местах, – на места». «Расширение автономии назрело давно: автономные, суверенный права Аджарии были ущемлены прежней властью», - полагает политик. При этом Леван Бердзенишвили заметил, что уважение автономных прав Аджарии может стать хорошим примером для Абхазии и Южной Осетии, если там «хоть иногда подумывают о возможности создания грузино-абхазской или грузино-осетинской государственности».

С такой концепцией разрешения конфликтов вокруг Абхазии и Южной Осетии категорически не согласен один из лидеров пропрезидентской партии «Единое национальное движение» Давид Дарчиашвили, считающий, что «Ситуация в Аджарии ничего общего с положением на оккупированных территориях не имеет», и что «подобными примерами против оккупации бороться не удастся».

Тем не менее, председатель парламентского комитета по юридическим вопросам, Вахтанг Хмаладзе сказал, что работа над развитием автономии Аджарии будет продолжаться, хотя это и связано со многими проблемами юридического и политического плана. Среди таких проблем он выделил тот факт, что «Закон об Аджарской автономии» является конституционным законом и для его принятия необходимо две трети списочного состава депутатов. А если посмотреть на реальную ситуацию, то сегодняшние полномочия высших органов власти автономии даже более ограничены, чем полномочия органов местного самоуправления. Однако в ответ на вопрос о федерализме Вахтанг Хмаладзе привел в пример Италию и Францию. «Они не являются федеративными государствами, но там соблюдены принципы регионализма», - заметил председатель комитета по юридическим вопросам.

В девяностые годы прошлого века вопрос о степени аджарской автономии был весьма актуальным для грузинской внутренней политики. «Революция роз» 2004 года привела к отстранению от власти в Батуми клана Левона Абашидзе, вместе с семьей бежавшего в Москву. Параллельно была и значительно выхолощена суть самостоятельности автономии в рамках единого грузинского государства. О том, в чем заключается сегодня автономия Аджарии, рассказывает эксперт Европейского совета по органам местного самоуправления Давид Лосаберидзе.

- Какие вопросы жители Аджарии могут решать, невзирая на мнение Тбилиси?

- Перечень таких полномочий довольно длинный, однако, в реальности все зависит все-таки от Тбилиси. Потому что конституционные изменения после «Революции роз» сильно урезали полномочия самой аджарской автономии и Аджария в этом смысле больше похожа на муниципалитет, чем на автономию. Я не говорю уже о регионах Грузии, где абсолютно отсутствуют система и структура самоуправления. Так что, я думаю, выполнить обещания премьеру будет абсолютно нетрудно.

- А что именно надо изменить? Какие полномочия должна иметь аджарская автономия?

- Это вопрос более философский, чем политический. Надо, в первую очередь, согласовать видения, добиться консенсуса в том, как мы видим развитие грузинского государства в целом. Отсутствие самоуправления - это не мое мнение, а заключения экспертов, в том числе и европейских, - выражается в том, что местные органы не имеют реальных полномочий. Что касается аджарской автономии, аджарское правительство, согласно законодательству, подотчетно не только Верховному совету, парламенту Аджарии, но и президенту Грузии. После «Революции роз» были серьезные проблемы в отношениях между Батуми и Тбилиси. И тот факт, что в 90-е годы президент Шеварднадзе не мог ни полностью, ни частично контролировать аджарскую автономию, побудило новых лидеров Грузии, президента Саакашвили сильно урезать эти полномочия. С другой стороны, если Грузия декларирует европейские ценности и стремится к европейскому сообществу, то это подразумевает существование сильных регионов.

- Так в чем заключается это самоуправление? В каких вопросах Аджария будет иметь самостоятельность? Возьмем, к примеру, финансовую сферу?

- Во-первых, это бюджетные поступления и право автономии самой распределять в рамках закона эти суммы и самой управлять теми сферами, которые переданы ей со стороны официального Тбилиси. Сейчас на практике аджарское правительство просто выполняет приказы и директивы Тбилиси и отдельных министерств. Более того, не определены еще не только какие-то гарантии самоуправления, исполнения своих обязательств, которые гарантируются законодательством, но и бюджетные поступления – Аджария полностью зависит от официального Тбилиси. Программы должны координироваться соответствующими министерствами. На самом деле получается, что аджарская автономия просто является исполнителем каких-то полномочий Тбилиси. Бывают случаи, когда, например, какие-то программы осуществляются центральным правительством, и аджарская автономия об этом иногда узнает постфактум. Курьезная ситуация: знаменитый батумский бульвар, или батумский приморский парк, подчиняется центральному правительству, а не Аджарии или батумскому муниципалитету. Вот такие вещи и создают настроения, что Аджария не имеет прав и реальных полномочий самостоятельно решать свои проблемы, которые гарантированы законодательством.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG