Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Красноярская ярмарка как диалог сибирской и валлийской литературы


Линор Горалик

Линор Горалик

В Красноярске проходит шестая по счету международная ярмарка книжной культуры - КРЯКК. В рамках этого культурологического фестиваля проходят самые разнообразные встречи, представления, концерты, конференции, дискуссии и презентации.

Одна из программных задач мероприятия - объединение издателей и книгораспространителей из восточных и центральных регионов России, освоение и осмысление сибирского культурного пространства. Говорит одна из участниц и гостей ярмарки - поэт Линор Горалик:

- У меня «от Красноярска» каждый год возникает чувство, что, вообще-то, при всех сложностях, это культурное пространство не то что уже освоено, но что особенно приятно сюда что-то свое приносить. В этом смысле тут всегда хорошо находиться, потому что приходящие на ярмарку в Красноярске люди -это люди, которые много читают и знают, что они здесь ищут. Почти всех писателей, поэтов, музыкантов, которые приехали на ярмарку, какое-то количество посетителей знает.

- Что больше всего вас интересует в программе ярмарки?

- Во-первых, как всегда - поэтическая программа. Мы только что слушали выступление Александра Бараша. Во-вторых, Эдинбургская писательская конференция, которая в этот раз проходит в Красноярске, это довольно серьезное мероприятие. В-третьих, музыкальная программа. Вот завтра, например, после многолетнего перерыва здесь выступает группа "Мегаполис".

- Чем Красноярская ярмарка книжной культуры выделяется на российском литературном или культурном фоне? Что здесь есть такое, чего нет больше нигде?

- Я могу сказать, что здесь важнее всего для меня как для читателя. Это книжная ярмарка, на которую собираются маленькие и «интеллектуальные» издательства. Большие издательства здесь не оттягивают на себя силы и внимание, и в результате здесь можно найти вещи, которые трудно купить даже в Москве, например, книги региональных и столичных музейных издательств. Это большая редкость и большая ценность.

- Понятие «сибирская литература» существует, по вашему мнению?

- Безусловно, существует. Следить за ее развитием не очень сложно, все есть он-лайн. На ярмарке представлено некоторое количество сибирских издательств и сибирских авторов, и если кого-то интересует этот вопрос, надо просто прийти к их стендам и покопаться. Эти издательства иногда предлагают очень интересный срез взглядов на какие-то, казалось бы, очевидные вещи. Например, я только что купила несколько книг по теории искусства, связанных с северным этническим костюмом, и нахожусь под большим впечатлением.

- Чем для вас важно участие в такого рода мероприятиях - помимо знакомства в людьми и диалога со своими читателями?

- Кто-то недавно сказал, что Красноярск - лучшая интеллектуальная тусовка года, имея в виду как раз книжную ярмарку. Это правда - здесь очень плотная, насыщенная интеллектуальная среда, и как это ни банально звучит, ты выходишь из большого количества разговоров с пониманием, как делать какие-то вещи, которые было не очень понятно, как делать. Выходишь как человек, который сумел посоветоваться о чем-то с коллегами.

- Главный организатор и спонсор ярмарки - Фонд Михаила Прохорова, а Прохоров сейчас активно занимается политикой. Какая-то политическая тень лежит на ярмарке?

- Если вопрос заключается в том, лоббируются ли здесь интересы Прохорова как политика, то я этого не заметила, - сказала поэт Линор Горалик.

Одно из центральных событий Красноярской ярмарки в этом году посвящено 50-летию Эдинбургской международной писательской конференции, на которой впервые в таком масштабе литераторы из разных стран всех континентов высказали свои мнения о месте литературы в современном обществе. Среди организаторов и участников новой Эдинбургской международной писательской конференции, которая и проходит в Красноярске, - обозреватель Радио Свобода, литератор Кирилл Кобрин.

- В Красноярске проходит нечто вроде выездной сессии Эдинбургского книжного фестиваля. В 1962 году в Эдинбурге обсуждалось несколько острых и важных тем, в частности - должна ли литература быть политически ангажированной. В обсуждении участвовали, помимо прочих, Норман Мейлер и Уильям Бэрроуз. Для того времени - исключительно важный вопрос. Сибирский эксперимент заключался в том, чтобы перенести этот вопрос в 2012 год, переместить британских писателей в Красноярск, пригласить российских писателей и журналистов, и попытаться вот обсудить те же самые вопросы в новом контексте.

Выясняется, что, с одной стороны, российские и британские участники дискуссии говорят вроде бы на одном языке, но говорят о разных вещах. Для британских писателей вопрос, должна ли быть литература политически ангажированной, вообще не стоит, потому что литература - о людях, а люди политически всегда ангажированы в той или иной степени, и с этой точки зрения литература политически ангажирована. Российские участники в основном говорят, исходя из трагического отечественного опыта 20 века, о понятном: о существовании литературы в советское время, в постсоветское время, о цензуре, о людях, нарушавших табу. Надеюсь, что когда разговор пойдет о национальных литературах и литературах различных небольших наций и народов, наши позиции еще более сблизятся, потому что здесь очень много общего: например, в положении татарской литературы, литературы на других языках народов Российской Федерации, русской литературы за пределами России - и положении в Британии, где есть литература на валлийском или на шотландском языках, - рассказал Кирилл Кобрин.

Этот и другие важные материалы итогового выпуска программы «Время Свободы» читайте на странице «Подводим итоги с Андреем Шарым»

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG