Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Басманный суд Москвы сегодня продлил до 6 марта срок ареста фигурантам дела о массовых беспорядках на Болотной площади 6 мая Денису Луцкевичу и Артему Савелову. Ранее арест продлили Николаю Кавказскому, а также Владимиру Акименкову.

Решение о продлении сроков содержания под стражей Артему Савелову должны были принять раньше, однако заседание переносили из-за неявки адвоката Фарита Муртазина. По словам Муртазина, у защиты есть неопровержимые доказательства того, что Савелов не участвовал в беспорядках 6 мая на Болотной площади:

- Артем Савелов не участвовал в массовых беспорядках, потому что он находился на Болотной площади всего 3 минуты. Он не мог совершить того, что ему вменяют. У нас есть свидетели по уголовному делу, они уже допрошены. Свидетели, которые появились недавно, также подтверждают, что Артем Савелов вместе с ними был задержан на Болотной площади в 18 часов. Ему вменяется, что он после 18 часов совершил насильственные действия в отношении сотрудника полиции. А он в 18:01 сделал звонок из автозака родственникам, предупредил, что его задержали. Я не уверен, что следствие примет это в расчет и прекратит дело по этим фактам. Думаю, что все равно уголовное дело дойдет до суда, и этот вопрос будет решаться в суде.

Ранее суд вынес решение о продлении ареста другому обвиняемому по делу о беспорядках на Болотной площади Владимиру Акименкову. По словам его адвоката Дмитрия Аграновского, Акименкову грозит полная потеря зрения. Однако в Следственном комитете заявляют, что провели экспертизу и никакой отрицательной динамики у обвиняемого не обнаружили. Дмитрий Аграновский настаивает на проведении своему подзащитному независимой экспертизы. По его словам, перечень заболеваний, при которых человек может находиться под стражей, давно устарел.

- Я думаю, он при Иване Грозном составлялся или во времена инквизиции. Глазное заболевание там только одно – полная слепота. В этом списке такие заболевания, что уж лучше в тюрьме сидеть. Список решительно нуждается в пересмотре, он устарел. Составляли его много лет назад. Он просто периодически новыми постановлениями правительства переутвеждается, что-то там включается. Например, ВИЧ в него был включен сравнительно недавно.

Дмитрий Аграновский полагает, что если бы дело о беспорядках на Болотной площади не было политическим, его подзащитному Владимиру Акименкову могла быть выбрана другая мера пресечения.

- Правоприменительная практика такова, что можно избрать человеку любую меру пресечения совершенно без этого списка. Продлить арест может только суд. Но само следствие вправе, никому не давая никакого объяснения, в любой момент изменить ему меру пресечения на более мягкую. Арестовать и продлить - только суд, а на более мягкую - пожалуйста. Было бы желание. Если бы правоприменительная практика шла по обычному пути, человеку первый раз судимому с такой тяжестью обвинения и при таких заболеваниях, конечно же, была бы избрана подписка. Но это дело политическое, и людей, к сожалению, арестовывают. Лично у меня такое впечатление: боятся не того, что люди скроются, а того, что люди не скроются и придут на суд. Я нисколько не сомневаюсь, что они придут на суд, они все идейные. И это будет их моральной победой. Их там держат, чтобы не дать им возможности явиться в суд самостоятельно.

Между тем писатель Людмила Улицкая обратилась к председателю Мосгорсуда с письмом, в котором просит изменить Акименкову, страдающему тяжелым заболеванием, меру пресечения. «Просьба моя состоит в том, чтобы молодого человека выпустили из следственного изолятора до суда, - пишет Улицкая в письме, опубликованном в журнале New Times. - Судебное законодательство располагает правовой возможностью отпустить его на лечение либо под подписку о невыезде, либо под залог. Я готова стать гарантом Владимира Акименкова, внести залог. Прошу Вас рассмотреть эту возможность как можно скорее». Адвокат Акименкова Дмитрий Аграновский в интервью РС назвал инициативу Людмилы Улицкой «своевременной».

- Это отличная инициатива. Она очень актуальна и своевременна, потому что мы сейчас подали кассационную жалобу на продление Акименкову срока содержания под стражей. В кассации это будет очень важно. Надо будет только юридически это оформить, если уважаемая Людмила Улицкая. Тогда в кассационную инстанцию в Мосгорсуд мы представим уже имеющиеся у нас поручительства депутатов Госдумы (Пономарева и Кашина) и ее поручительство. Может быть, кто-то еще выступит поручителем, лишним никто не будет. Если она готова внести залог - это замечательно. Родственники Акименкова и его товарищи по партии - люди бедные, поэтому залог у нас даже не обсуждался. Но личное поручительство - это другая мера пресечения, то есть одно другому не мешает. Она может в соответствии со статьей 103 выступить личным поручителем. Если она может внести залог, это тоже замечательно. Потому что за Акименкова вносить залог сейчас некому.

В интервью РС писатель Людмила Улицкая подтвердила готовность бороться за изменение меры пресечения для Владимира Акименкова.

- Моя подруга Зоя Светова постоянно занимается тюремными историями, много ходит по следственным изоляторам – она мне и рассказала об Акименкове. Эта история меня особенно тронула, потому что парень совсем молодой, ему 23 года. Когда на Болотной площади народ разбегался, потому что появились омоновцы, он, будучи человеком почти слепым, не знал, куда бежать, он был дезориентирован. Его именно поэтому и схватили. В следственном изоляторе у него стало резко падать зрение.

Не так давно вышедший закон, смягчающий жизнь арестованных, связан с тем, что дали разрешение выпускать людей, которые находятся в предсмертном состоянии, на последней стадии тяжелой болезни. В этом списке есть и слепые. Если они Акименкова продержат в следственном изоляторе еще пару месяцев, то он совсем ослепнет, слепого они его и выпустят. Все это - абсолютная фантасмагория. Поэтому я решила написать, во-первых, судье, который будет рассматривать кассацию, письмо абсолютно частного характера. Это - не деловой документ, его можно прочитать и бросить в корзину для мусора, но, может быть, судья меня услышит.

Происходящее - своего рода дегуманизация людей, люди просто теряют человеческий облик. Следующее письмо, которое я напишу (я сегодня получила адрес), - это письмо человеку, сидящему на том месте, на котором когда-то сидел доктор Федор Петрович Гааз, то есть он - начальник медицинской тюремной службы. Это довольно трудное дело, но я такое письмо напишу. Я взываю не к закону, не к праву, а к остаткам человеческого гуманизма, милосердия. В конце концов, в каждом человеке что-то живое должно быть.

Я готова внести залог за Акименкова. Более того, я получила сегодня письмо от Григория Чхартишвили - он тоже готов принять в этом участие. Я не знаю, какой будет сумма залога. Если ответы на мои письма будут отрицательными или их вовсе не последует, будет написано еще одно письмо уже в самый высокий адрес - президенту или премьер-министру.

Владимир Акименков - один из 18 обвиняемых, которые проходят по «болотному делу». Дела двоих были выделены в отдельное производство и уже направлены в суд.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG