Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Русское средневековье и европейский упадок


Нынешний и бывший министры обороны России

Нынешний и бывший министры обороны России

В российских блогах строят версии относительно причин отставки министра обороны Анатолия Сердюкова. Лежащая на поверхности причина - коррупционный скандал – представляется настолько очевидной, что ее даже не обсуждают. Говорят, напротив, о личных качествах уволенного. ЖЖ-пользователь sapojnik даже нашел повод его похвалить:

Бесспорно, Сердюков был лучший министр обороны за всю историю России. Дружная ненависть к нему всей "Российской армии" - наилучшее тому подтверждение. Сердюков, отслуживший "срочную", презирал "армейскую верхушку", как тараканов. Они это чувствовали и платили ему лютой ненавистью - однако, будучи абсолютно ничтожными и тупыми человечишками, не смели изобразить хотя бы какое-то сопротивление. Был ли Сердюков вором, то есть брал ли он средства из бюджета себе в карман? Да наверняка. Однако я почти уверен, что в этом отношении он среди всей путинской камарильи далеко не рекордсмен, а скорее всего - просто скромняга. Тут ведь главное, кто его будет громче всех "обличать": те, у кого у самих рыльце в пушку по самые брови.

Связать все эти рассуждения с реальностью пытается Иван Давыдов в колонке на Ленте.ру:

Мы живем в средних веках, потому что думаем так же, как думали люди средних веков. Средневековый человек живет сразу в двух мирах - видимом и невидимом. И невидимый для него важнее видимого. Невидимый и есть подлинный. А видимый - только знак, подлежащий интерпретации. Если бы мы все жили, прежде всего, в мире видимом, главным вопросом был бы следующий: будет ли теперь заведено на проворовавшегося экс-министра уголовное дело? Есть ли шанс, что он понесет адекватное вине наказание? Или все ограничится отставкой, за которой, не исключено, последует назначение какое-нибудь? Но нет, эти вопросы даже и не ставятся. Потому что мы все знаем на них ответы. И вот именно поэтому - живем в средневековье.

Еще один вопрос, вставший в связи с отставкой Сердюкова, – выборы губернатора Подмосковья. Кто сменит на этом посту Сергея Шойгу, выяснится осенью 2013 года. До этого областью будет руководить временный губернатор. Об интересе к предстоящим выборам сразу же заявил Михаил Прохоров. Принять в них участие считает необходимым и депутат от «Справедливой России» Дмитрий Гудков. Он пишет в ЖЖ:

Нужно понимать, что второго Шойгу у власти нет. Но есть "муниципальный фильтр". И если ничего не предпринять, то получим "потемкинских" оппозиционеров в сентябре. Идея с праймериз и единым кандидатом от оппозиции - правильная. Но нужна серьезная кампания за отмену фильтра. С митингами, агитацией, сбором подписей. Праймериз среди оппозиционеров нужно провести уже в начале 2013 года, а избирательную кампанию начать весной. Оппозиция должна публично выдвинуть на выборы главы Подмосковья "народного кандидата". И пусть его только попробуют не зарегистрировать - получат массовый протест и новый марш миллионов! К этим выборам готовиться нужно уже сейчас, летом будет поздно!

***
Теперь, когда будущее США в общих чертах определилось на ближайшие четыре года, англоязычная блогосфера сосредоточилась на Европе, причем судьба ЕС в этих рассуждениях явно отошла на второй план – основное внимание уделяется экономическим и социальным проблемам отдельных европейских стран. Во Франции 5 ноября был обнародован созданный по заказу правительства доклад промышленника Луи Галлуа. Документ характеризует экономическое положение страны как «критическое», указывая на утрату конкурентноспособности французской промышленности. В тот же день МВФ призвал Париж сократить бюджетные расходы и реформировать рынок труда, предупредив, что иначе страна скатится на уровень Испании и Италии. Вот какую оценку дает ситуации в стране британский еженедельник Economist – в блоге Шарлемань, посвященном Франции:

6 ноября премьер-министр Жан-Марк Эро объявил о введении налоговых льгот для бизнеса на общую сумму в 26 миллиардов евро, призвав французов поддержать эти меры, чтобы избежать «верного упадка». Смелые меры и смелое заявление – только пока не ясно, помогут ли они восстановлению конкурентноспособности. Нельзя назвать их резкими: огромные суммы, о которых идет речь, распределены на несколько лет. Людей со средним доходом все это тоже не коснется, поскольку все предложенные льготы касаются доходов, в два с половиной раза превышающих минимальную зарплату. Эро упомянул также необходимость административной реформы и перемен в госсекторе, который является основной опорой французских социалистов. В этих задачах много неизвестных, но самой большой остается проблема чрезмерной регуляции рынка труда, в обсуждение которой вовлечены сейчас крупнейшие профсоюзы и работодатели. Повысить конкурентноспособность можно только упростив требования для работодателей, создающих новые рабочие места, и снизив социальные выплаты, которые они обязаны вносить за своих работников ежемесячно. Другого пути для оживления французской экономики просто нет.

В блогах Telegraph разговор идет о британской экономике – финансист Томас Паскоэ обращает внимание на то, что национальные рынки страдают как раз от отсутствия финансовых гарантий для квалифицированных работников. Он указывает на отток рабочей силы, ссылаясь на данные исследования, проведенного по заказу министерства внутренних дел:

Почти 5 миллионов британцев живут за границей. Каждый год из страны уезжает около 150 тысяч человек. Половина из них – специалисты и управленцы, среди них много инженеров и ученых. Это люди, которые строят карьеру: у них их есть образование, но нет семьи и недвижимости. Именно такие люди нужны для развития экономки. Без них нас ждет стагнация.

Паскоэ объясняет отток образованного среднего класса высокими налогами: при доходе в 20 тысяч фунтов в год они составляют 21 процент, при 40 тысячах – 31.

Это значит, что некоторые отрасли оказываются закрытыми для талантливых, но бедных. Возьмем к примеру политику и журналистику, где преобладают выпускники дорогих частных школ. Чтобы стать профессионалом в этих отраслях, надо закончить университет и потом 5 лет жить на 20 тысяч фунтов в год, но при этом снимать квартиру, чем-то питаться, социализироваться в самом дорогом городе Европы. Приходится забыть об отдыхе и сбережениях, о том, чтобы завести семью. В итоге средний класс уезжает, а в стагнирующей Британии остаются только богатые, которые стоят у руля, и бедные, которые их выбирают.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG