Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Ученый-шпион» Валентин Моисеев: «Государственная система России видит врага буквально в каждом»


Заместитель директора 1-го департамента Азии МИД России, востоковед Валентин Моисеев в 1998 году был обвинен в передаче секретных документов Южной Корее. Речь шла об уже опубликованном тексте в открытой печати докладе «Политика России на Корейском полуострове» и арестован. На свободу Моисеев вышел в 2002 году, обвинений с своей адрес он не признал и в 2009 году выиграл процесс против России в Европейском суде по правам человека. Сейчас Моисеев работает в неправительственной организации «Центр международной защиты». В интервью РС он рассказал о своем «шпионаже» и о своем отношении к делу Валентина Данилова:

- Против меня провели довольно комичное следствие. Предполагалось, что я передал какие-то документы, которые наносят ущерб безопасности Российской Федерации одному из южнокорейских дипломатов. При этом документы касались не собственно Российской Федерации, а ситуации с Северной Кореей и наших отношений с ней. Два года, которые ФСБ, как они говорили, следили за мной, вели наружное наблюдение, прослушивали мои телефонные разговоры, оказались потраченными впустую: ни одного факта передачи какого-либо документа или вообще передачи чего-нибудь из рук в руки между мной и этим южнокорейским дипломатом они не засекли. Мне пришлось довольно долго сидеть - конечно, это несравнимо с тем, сколько провел за решеткой Валентин Данилов, но и 4,5 года, поверьте, это немало. Сначала Мосгорсуд приговорил меня к 12 годам лишения свободы с конфискацией имущества, затем, после пересмотра этого решения, был еще раз суд, который пришел к выводу о том, что приговор нужно сократить до 4,5 лет.

- Вы боролись за свое оправдание?

- Да, я подал жалобу в Европейский суд по правам человека, и в 2009 году, наконец, это дело выиграл. Европейский суд пришел к решению, что суд, который приговорил меня к наказанию, был несправедливым, не соответствовал никаким правовым нормам, был предвзятым. Я получил небольшую компенсацию, около 30 тысяч евро. Но не это главное, конечно, а главное то, что я восстановил честность своего имени. Я считаю, что факт несправедливости, которая была допущена российскими властями, подтвержден решением Европейского суда.

- Как вы думаете, по какой причине против вас было возбуждено уголовное дело? Кому это было нужно?

- Сама жизнь подтверждает, что это все происходит… от самой структуры государства, что ли. Государство руководствуется тем, что какие-то отдельные враги мешают вроде как нам жить и так далее, что они - шпионы. А кончилось ведь тем, что у нас теперь неправительственные организации - иностранные агенты, друзей вообще у России нет, кругом враги. Закулисье западное, американское мешает нам счастливую жизнь строить, как это было и при советской власти.

- Вы были высокопоставленным российским дипломатом, работали на важном международном направлении. Как люди в вашем окружении себя вели, когда узнали об обвинениях в ваш адрес? Как реагировали на возбуждение против вас уголовного дела? Вы чувствовали вокруг себя пустоту?

- Я сразу оказался в изоляторе Лефортово, но, вернувшись оттуда, обнаружил очень мало людей, с которыми я могу поддерживать отношения. Остались коллеги и друзья, с которыми я продолжаю отношения, но большая часть людей, конечно, моментально забыла о моем существовании. После освобождения речь о моем возвращении в Министерство иностранных дел, конечно, уже не шла - и по возрасту, и по другим причинам.

- В начале 2000-х годов похожих на ваш процессов было около десятка, и возникло общественное движение в защиту ученых, обвиненных в шпионаже и в продаже государственных секретов врагам России. Вы ощущали поддержку этих людей?

- Конечно. Создан Комитет в защиту ученых, который возглавлял покойный Евгений Гинзбург, лауреат Нобелевской премии. Сейчас в работе комитета участвует академик Николай Рыжов, правозащитник Эрнст Черный. Они боролись и за меня, и за других людей, которых обвинили в государственной измене. Мне кажется, что сегодняшнее освобождение Данилова - это в том числе, результат и их работы. Конечно, я чувствовал, что правозащитные организации много сделали для меня. А теперь я сопереживаю и соучаствую «коллегам-шпионам». Юристы правозащитной организации, в которой я работаю, ведут как раз в Европейском суде дело Данилова.

- Вы считаете, что российские власти сломали вам жизнь?

- Разумеется. Меня лишили той работы, которой я занимался 25 лет, меня лишили положения в обществе. Это чувство несправедливости постоыянно со мной. Это не значит, что я плачусь, но так оно и есть.

- У этой несправедливости есть какие-то имена и фамилии или против вас просто действовала некая тупая сила, с которой невозможно совладать?

- Это действие системы, я думаю, системы, которая видит врага буквально в каждом. С другой стороны, это система выслуживания. Если существует организация, которая призвана ловить шпионов, то она будет и должна их ловить, иначе ее разгонят, иначе она не докажет необходимость своего существования. Сама система говорит о том, что шпионы должны найтись, иначе что же будет делать отдел ФСБ, который занимается этими делами?

- У вас есть понимание того, что нужно сделать для изменения этой ситуации?

- Мне кажется, что страна должна стать более открытой. Мы не должны считать, что Россия - это какое-то уникальное государство - Россия, а быть, как и все, европейцами. И тогда мы будем видеть не врагов, а друзей рядом! Собственно, на это и должна работать дипломатия.

«Шпионские» дела ученых

Дело Моисея Финкеля. оисей Финкель – научный сотрудник одного из НИИ Санкт-Петербурга. Был задержан в 1994 году по обвинению в попытке передать сведения о гидроакустических системах иностранной разведке. Приговор – 12 лет лишения свободы с конфискацией имущества.

Дело Сергея Авраменко. Сергей Авраменко – научный сотрудник одного из НИИ Министерства обороны России. Задержан в 1999 году по обвинению в попытке передать спецслужбам иностранных государств документы о новых видах вооружений. Приговор – 4 года лишения свободы.

Дело Владимира Щурова. Владимир Щуров – руководитель лаборатории акустических шумов Тихоокеанского океанологического института. В 1999 году был обвинен в контрабанде, экспорте военных технологий и разглашении государственной тайны. На таможне была задержана аппаратура, направленная институтом в Китай в рамках контракта. Приговор – два года лишения свободы условно.

Дело Игоря Сутягина. Игорь Сутягин – заведующий сектором военно-технической и военно-экономической политики отдела внешнеполитических исследований Института США и Канады. В 1999 году арестован по обвинению в передаче секретных сведений о новейших вооружениях британской компании. По версии следствия, фирма не имела отношения к науке и принадлежала разведке США. По словам правозащитников, Сутягин передавал информацию из открытых источников, которая не может считаться секретной. Приговор - 15 лет лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима. По решению ЕСПЧ, в 2012 году Верховный суд пересмотрел дело в отношении Сутягина. Была признанна незаконной мера пресечения «арест». Приговор оставлен в силе.

Дело Анатолия Бабкина. Анатолий Бабкин - профессор МГТУ имени Баумана. В 2000 году был задержан по обвинению в попытке передать данные о торпеде "Шквал" американским спецслужбам. Приговор – восемь лет лишения свободы условно.

Дело Валентина Данилова. Валентин Данилов – глава Теплофизического центра при Красноярском техническом университете. В 2000 году обвинен в передаче Китаю секретных сведений о космической технике. Краевой суд оправдал Данилова, но в 2004 году дело было пересмотрено. Приговор – 14 лет лишения свободы в колонии строгого режима. Позже Верховный суд снизил срок до 13 лет. В ноябре 2012 года суд принял решение освободить Данилина условно-досрочно.

Дело Владимира Ветрова и Бориса Гольдштейна. Владимир Ветров и Борис Гольдштейн – инженеры НПО «Алмаз». В 2001 году суд признал их виновными в попытке продать в Китай СВЧ-излучатели. Приговор – по 3 года лишения свободы.

Дело Оскара Кайбышева. Оскар Кайбышев - директор Института проблем сверхпластичности металлов РАН. В 2005 году был обвинен в передаче в Южную Корею технологий двойного назначения. Приговор – 6 лет лишения свободы условно.

Дело Игоря Решетина. Игорь Решетин - член Российской академии космонавтики, генеральный директор ЗАО ЦНИИМАШ-ЭКСПОРТ. В 2007 году осужден по обвинении в в передаче Китаю технологий двойного назначения в космической отрасли. Приговор – 11 с половиной лет лишения свободы. Вышел по УДО в 2012 году.

Дело Олега Коробейничева. Олег Коробейничев – заведующий одной из лабораторий Института химической кинетики и горения. Был обвинен в разглашении государственной тайны. По версии управления ФСБ по Новосибирской области, Коробейничев передавал информацию о новых видах ракетного топлива в Министерство обороны США. В 2007 году дело прекращено за отсутствие состава преступления.


Дело Святослава Бобышева и Евгения Афанасьева
Евгений Афанасьев и Святослав Бобышев – профессора Балтийского государственного технического университета. В 2010 году были арестованы по обвинению в передаче Китаю сведений о ракетном комплексе «Булава». Приговоры:12 и 2 с половиной лет колонии строгого режима.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG