Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Уильям Браудер об "эффекте домино" закона Магнитского


Уильям Браудер, глава фонда Hermitage

Уильям Браудер, глава фонда Hermitage

Нижняя палата Конгресса 364 голосов против 43 США приняла законопроект "Правосудие для Сергея Магнитского", который предусматривает введение санкций против лиц, причастных к смерти юриста фонда Hermitage. Глава фонда Уильям Браудер в интервью Радио Свобода рассказывает о том, как идет борьба за законопроект и дело Магнитского.

- Что в истории Сергея Магнитского вас поражает больше всего сегодня, через три года после его смерти?

Три года назад Сергей Магнитский умер в чудовищных обстоятельствах в московской тюрьме. Он умер из-за того, что вскрыл коррупцию на самом высоком государственном уровне. И что особенно бросается в глаза, так это то, что через три года активной кампании за то, чтобы это дело расследовали – в общей сложности в российской прессе было опубликовано 37 тысяч статей, были собраны тысячи страниц документов, подтверждающих, что в его незаконный арест, пытки и смерть были вовлечены десятки официальных лиц в России, - несмотря на все это, российское правительство продолжает прикрывать и защищать людей, которые это сделали, отказывается расследовать дело и привести виновных в суд. Более того, российское правительство на данный момент готово даже пожертвовать хорошими отношениями со многими западными странами, которые готовы наложить санкции на причастных к этой смерти. И все это только для того, чтобы защитить тех, кто убил Сергея Магнитского.

- Каковы последние новости в вашем расследовании обстоятельств и причин смерти?

- В результате трех лет расследования нам удалось составить довольно длинный список лиц, которые в той или иной степени принимали участие в этой убийстве. Были те, кто отказывал ему в медицинской помощи, когда он о ней молил, были охранники тюрьмы, которые избили его в последний час его жизни резиновыми дубинками, были люди, которые провернули аферу с возвратом налогов – именно их преступление он вскрыл и именно они хотели заставить его замолчать. А вдобавок к этому есть довольно длинный список тех, кто был причастен ко всем этим стадиям его убийства. Повторяю, список очень длинный, у нас огромная масса информации. Какая-то уже опубликована, какая-то еще будет предана огласке. Мы ведем это расследование шаг за шагом и шаг за шагом объясняем его результаты мировой общественности. Но в конечном итоге мир узнает в деталях и подробностях о том, кто именно был вовлечен в это убийство – каким образом это было сделано, когда каждый из них принимал участие в этом деле и что именно они сделали.

- Если говорить о мире. Бросается в глаза то, что в очень многих странах – в Европе от Великобритании и Италии до Польши, а также на уровне европейских структуры – в Северной Америке в США и Канаде общественное мнение готово к тому, чтобы правительства их стран действовали, чтобы наказать виновных, законодательные органы тоже готовы, но на уровне исполнительной власти ничего не делается.

- Это то, что мы выяснили на очень ранней стадии нашей кампании правосудия для Сергея Магнитского. Исполнительная власть практически в любой стране заинтересована в том, чтобы сохранять ровные отношения с Россией и не бросать Кремлю вызов даже перед лицом столь чудовищных нарушений прав человека. И вряд ли стоит осуждать это, потому что если ты бюрократ в твоем правительстве, то твоя основная работа состоит в том, чтобы не мутить воду. Но параллельно с тем, что мы выяснили, что исполнительная власть не будет ничего делать, мы также узнали, что выборные представители, законодательная власть, члены парламента, конгресса, сенаторы в разных странах смотрят на вещи совсем иначе. Когда я начал встречаться с этими людьми, ни один из них не сказал мне, что потеряет голоса в своем избирательном округе, если поставит вопрос о санкциях против людей, убивших Сергея, если добьется того, чтобы те, кто участвовал в пытках и убийстве, не имели права въезжать в его страну. Наоборот, все они чувствовали, что даже наберут голоса, если выступят с подобной инициативой. Именно поэтому мы сконцентрировали внимание на законодательной власти и использовали поддержку законодателей, чтобы принять закон о санкциях и тем самым повлиять на исполнительную власть. Именно это и происходит в Америке, где Билль Магнитского получил поддержку как в Палате представителей, так и в Сенате, а исполнительная власть по-прежнему выступает против. И именно потому, что в Америке законодательная власть и исполнительная разделены, законодательная власть сейчас заставляет исполнительную сделать правильный шаг.

- А в других странах, в Европе или Канаде, например, вы предвидите аналогичные процессы?

- Я думаю, что законодательная инициатива американских законодателей очень важна как прецедент. Везде, где бы я ни бывал, мне говорили, что хотели бы видеть, что сделают со своей стороны Соединенные Штаты. И мне кажется, что когда американский законодательный акт вступит в силу, это будет иметь эффект домино, и страны Европы и Канада последуют примеру США. Я думаю, что в течение года после принятия этого законодательства в США аналогичные законы будут приняты и в других странах, и люди, убившие Сергея Магнитского, уже не смогут въехать ни в одну цивилизованную страну.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG