Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

21 ноября вступает в силу закон, согласно которому некоммерческие организации, финансируемые из-за рубежа и занимающиеся политической деятельностью, должны по собственной инициативе регистрироваться в качестве "иностранных агентов".

«Я глубоко убежден, что закон об иностранных агентах был принят прежде всего для того, чтобы закрыть одну организацию – «Голос»». Такую фразу произнес на недавней церемонии вручения премии имени Егора Гайдара директор по гуманитарным проектам ОАО «РОСНАНО» Леонид Гозман - и объявил лауреата, Лилию Шибанову, исполнительного директора Ассоциации российских некоммерческих организаций в защиту прав избирателей «Голос». Лилия Шибанова, поблагодарив жюри, пошутила, что понимает, почему ей дали премию: чтобы платить штрафы.

Штрафов - и далеко не только одной организации - возможно, придется платить много, начиная с 25 ноября, когда вступят в силу соответствующие поправки к Кодексу об административных правонарушениях. Они устанавливают штраф для НКО, выполняющих функции "иностранного агента", но не вошедших в реестр (от 100 тыс. до 300 тыс. руб. для должностных лиц и от 300 тыс. до 500 тыс. руб. для юридических лиц)

«Голос» и другие ведущие российские некоммерческие организации собираются игнорировать поправки в законодательство и не намерены признавать себя «иностранными агентами». Глава московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева, вручавшая Шибановой премию вместе с Леонидом Гозманом, в интервью Радио Свобода сказала, что старейшей правозащитной организации не привыкать к финансовым проблемам и она сама и ее коллеги к этому готовы:

«Мы не являемся иностранными агентами. Наша группа была создана в 1976 году, а первый грант мы получили в 1993-м, когда мы были уже всемирно известной правозащитной организацией. При этом никто еще не знает, как будет применяться этот закон, и я не знаю ни одной правозащитной организации, которая бы зарегистрировалась на сегодняшний день. Что будут с нами делать дальше, каким образом и кто будет определять, кто из нас иностранный агент, а кто не иностранный агент? В законе есть, что иностранными агентами считаются те, кто получает деньги на свои проекты из-за рубежа и занимается политикой. Причем законодатели очень подробно прописали, что они считают политикой, в частности, влияние на общественное мнение. Ну, разумеется, мы влияем на общественное мнение. А кто не влияет на общественное мнение? Скажем, Русская Православная церковь тоже влияет на общественное мнение. Но поправками президента из-под действия этого закона выведены религиозные организации. Значит, им можно влиять на общественное мнение. А почему правозащитникам нельзя?»

Во вторник глава президентского Совета по правам
человека Михаил Федотов заявил, что закон об иностранных агентах нуждается в корректировке. Директор Центра антикоррупционных исследований и инициатив «Трансперенси Интернешнл Россия» Елена Панфилова, которая из СПЧ вышла еще в апреле, говорит, что часть положений закона требует не просто пересмотра, а отмены:

«Мы не считаем, что этот закон на нас распространяется. Я с трудом могу предсказать события в будущем, не обладаю соответствующей квалификацией, но посмотрим. В любом случае, думаю, если власти сочтут, что наша позиция неправильная, они нам как-то сообщат об этом. Я считаю, что вообще весь закон об НКО и многие вещи, которые в нем содержатся, действительно требуют пересмотра, а многие вещи, появившиеся в нем недавно, отмены.

Руководитель правозащитного центра «Мемориал» Александр Черкасов говорит, что и эта организация не собирается признавать себя иностранным агентом и категорически выступает против закона об НКО.

«Этот закон называется законом, но по сути дела состоит из антиправовых резиновых, каучуковых, растяжимых до неприличия формулировок, которые и рассчитаны, собственно, на произвольное и расширительное толкование. Нас не устраивает этот закон потому, что он заставляет нас сообщать о себе заведомо ложные сведения - неправительственные организации должны вноситься в реестр как иностранные агенты. Агент, согласно нормам великого и могучего русского языка, это лицо, физическое или юридическое, которое действует по чьему-то поручению или в чьих-то интересах. Так вот, должен сказать, что «Мемориал» - и правозащитный центр, и международный «Мемориал» - это самоуправляемая, некоммерческая организация, которая выполняет решения конференции, общего собрания, правления, совета, а отнюдь не каких-то внешних сил. Сообщать о том, что мы чьи-то агенты, это, значит, сообщать о себе заведомо ложные сведения. Мы делать этого не будем. Те, чьими агентами являются так называемые авторы этого закона, любят повторять фразу: кто платит, тот и заказывает музыку. Но я должен разочаровать их: мы сами пишем свою музыку и сами ее исполняем. Иногда находятся люди, которые дают нам деньги на то, чтобы мы играли, может быть, еще лучше, но мы всегда играем собственную музыку».

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG