Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
За остро обсуждаемой сейчас в США проблемой "фискального обрыва" стоит глубокая полемика между либералами и консерваторами о судьбе налоговой реформы. И тут важно понимать особое значение налогов в американской истории.


"Ни о чем на свете нельзя сказать определенно,
кроме смерти и налогов",
Бенджамен Франклин.


16 декабря 1773 года в Бостоне члены тайной организации "Сыны свободы", переодевшись индейцами, выбросили за борт с трех английских судов 342 тюка с чаем стоимостью 18 тысяч фунтов стерлингов. Они протестовали против "Чайного акта" - решения британского парламента предоставить стоявшей на грани банкротства Ост-Индской компании право фактически беспошлинного ввоза в колонии полумиллиона фунтов чая.

Натаниэль Куррьер. "Уничтожение чая в Бостонской гавани". Литография 1846 года.

Натаниэль Куррьер. "Уничтожение чая в Бостонской гавани". Литография 1846 года.

Этот инцидент вошел в историю под названием "Бостонское чаепитие" - один из многих, но самый яркий эпизод борьбы североамериканских колонистов за свои налоговые права под лозунгом No taxation without representation ("Нет представительства – нет налогов"). Колонии не избирали депутатов парламента, но налоги в британскую казну платили.

Лондон ответил на Бостонское чаепитие чрезвычайными законами, которые американцы назвали "нестерпимыми" (Intolerable). В 1774 году был созван Континентальный Конгресс, провозгласивший независимость 13 колоний от Великобритании.

Жан Леон Жером Феррис. Рождение Декларации независимости (1900). Слева направо: Бенджамен Франклин, Джон Адамс и Томас Джефферсон.

Жан Леон Жером Феррис. Рождение Декларации независимости (1900). Слева направо: Бенджамен Франклин, Джон Адамс и Томас Джефферсон.

В Декларации независимости в качестве одной из причин отделения было указано "обложение нас без нашего согласия налогами". Это было начало Американской революции или Войны за независимость, как называет ее русская историография.

Налоги стали причиной и первого в истории молодого независимого государства восстания. Когда первый министр финансов США Александер Гамильтон искал, чем бы покрыть государственные долги, накопившиеся за годы борьбы за независимость, его взор обратился к виски, и он ввел федеральный акцизный сбор. Закон об акцизе облагал виски сбором при его производстве, а не продаже, а потому делал невозможным бартер.

Возмущенные фермеры Пенсильвании в ответ отказывались платить акциз, нападали на сборщиков налогов и уничтожали их документацию. Те из них, кто соглашался с новым побором, находили свои перегонные кубы продырявленными. В конце концов 6000 вооруженных фермеров разбили лагерь близ Питтсбурга и объявили, что выходят из состава США в качестве независимого государства.

"Знаменитый бунт из-за виски в Пенсильвании". Гравюра 1880 года. Из собрания Нью-Йоркской публичной библиотеки.

"Знаменитый бунт из-за виски в Пенсильвании". Гравюра 1880 года. Из собрания Нью-Йоркской публичной библиотеки.

Президент Джордж Вашингтон воспринял вызов в высшей степени серьезно. Он направил на подавление восстания отряд милиции, вдвое превосходящий численностью войско бунтовщиков. Обошлось без кровопролития. Тем не менее зачинщики были преданы суду, двое приговорены к смертной казни, а затем помилованы президентом.

Приняв Конституцию, штаты делегировали федеральному Конгрессу право устанавливать и взимать налоги, пошлины, подати и акцизные сборы (статья I, раздел 8, параграф 1). В период ратификации Конституции вопрос о разделении полномочий в области налогообложения стоял остро. Как писал Гамильтон о соответствующих положениях Конституции, народу их рисовали в извращенном свете, указывая на них как на зловещие орудия, при помощи которых уничтожат местное самоуправление и растопчут свободы народа, как чудовищного монстра, пожирающие челюсти которого не пощадят ни женщин, ни детей, ни стариков, ни людей высокого, ни низкого происхождения, ни святых, ни грешников.

Однако со времен Гамильтона вплоть до Гражданской войны основным источником пополнения федерального бюджета были таможенные пошлины. Правительства штатов взимали налог на собственность и лишь в некоторых штатах существовал подоходный налог. Первый федеральный закон о подоходном налоге был принят в 1861 году.

Правительство Авраама Линкольна мотивировало введение подоходного налога необходимостью финансировать вооруженные силы в военное время - во времена Гражданской войны в США. Закон 1861 года устанавливал единую ставку налога: три процента с дохода, превышающего 800 долларов в год (это 21052 доллара по нынешнему курсу). Годом позже была введена прогрессивная шкала: три процента с дохода свыше 600 долларов в год и пять процентов с дохода свыше 10 тысяч в год (227272 доллара в пересчете на сегодняшний курс).

Федеральный подоходный налог существенно укрепил экономическое положение США. Начиная с 1866 года в течение 28 лет подряд федеральный бюджет сводился с профицитом. К началу XX века правительство погасило две трети своих военных долгов. Оставшаяся задолженность составляла менее 10 процентов ВВП. Однако в 1895 году Верховный Суд США признал закон о федеральном подоходном налоге неконституционным.

Грант Гамильтон. Карикатура на Брайана и его речь "Крест из золота" (1896).

Грант Гамильтон. Карикатура на Брайана и его речь "Крест из золота" (1896).

Кандидат демократов на президентских выборах 1896 года Уильям Дженнингс Брайан выступил против этого решения суда. По его мнению, оно объяснялось нежеланием богачей нести свою долю расходов правительства. В речи, которая вошла в анналы под названием "Крест из золота", Брайан обрушился на противников подоходного налога всей силой своего ораторского дара. В сочетании с золотым стандартом отмена налога представлялась ему наихудшим злом:
"...Если они дерзают открыто утверждать, что золотой стандарт есть благо, мы должны сопротивляться этому всеми силами, ибо на нашей стороне трудящиеся массы страны и всего мира. Мы отстаиваем интересы масс, и мы обязаны заявить в ответ на требование сохранить золотой стандарт: вы не смеете терзать чело труженика этим терновым венцом, распинать человечество на кресте из золота!", - это был финал речи Брайана. С этими словами оратор развел руки в стороны и на несколько секунд замер в позе распятия.

Вопрос о федеральном подоходном налоге разрешился лишь в 1913 году, когда была принята и ратифицирована 16-я поправка к Конституции, которая гласит: "Конгресс имеет право устанавливать и взимать налоги с доходов, из какого бы источника они ни происходили".

С тех пор налоговое законодательство США постоянно усложнялось, и не было президента, который не обещал снизить налоги. Одним из сторонников максимального снижения налогов был 30-й президент США Калвин Кулидж:
"Налоги отбирают у каждого часть заработка и вынуждают каждого отдавать часть своего рабочего времени работе на правительство. Расходы правительства – федерального и правительств штатов – составляют колоссальную сумму – семь с половиной миллиардов долларов в год. Эта цифра с трудом укладывается в голове. Это полный заработок пяти миллионов работников, получающих пять долларов в день, за 300 дней работы. Если правительство пожелает получить дополнительно сто миллионов долларов на свои расходы, эти пять миллионов работников должны будут работать 304 дня. Вот почему я хочу сократить государственные расходы. Я хочу, чтобы народ Америки работал меньше на правительство и больше на себя".



Дважды сокращал налоги за свои восемь лет у власти Рональд Рейган. Подписывая в октябре 1986 года Закон о налоговой реформе, он заявил, что со вступлением этого закона в силу Америка получит самую низкую среди промышленно развитых стран шкалу налогообложения.
"Когда наши отцы-основатели создавали правительство, они и вообразить не могли того, что мы сегодня знаем как прогрессивный подоходный налог. Когда подоходный налог начали взимать в 1913 году, верхняя ставка составляла семь процентов для людей, зарабатывающих более 500 тысяч долларов в год. Сегодня эта сумма равна доходам мультимиллионеров. Но на наших глазах предельная ставка налогообложения скакнула вверх на 90 процентов, не пощадив и бедняков. Налоги росли, а налоговый кодекс запутывался и усложнялся, создавая благоприятную почву для деятельности налоговых махинаторов и приводя в отчаяние всех остальных. Вопиюще несправедливый, наш налоговый закон стал для среднестатистического налогоплательщика источником обиды и уныния. Не будет преувеличением назвать его антиамериканским".



Преемник Рейгана Джордж Буш-старший, избираясь в президенты в 1988 году, торжественно пообещал, несмотря на сложную экономическую ситуацию, не повышать налоги: "Мой соперник не исключает повышения налогов. А я исключаю. Конгресс будет заставлять меня повысить налоги, но я скажу: "Нет". Они будут настаивать, и я скажу снова: "Читайте по губам: никаких новых налогов".



Буш-старший был избран, однако не сдержал обещания – он вынужден был пойти на компромисс с Конгрессом и согласиться с повышением налогов, чтобы сократить дефицит федерального бюджета. Американцы не забыли обещание. Они переделали ключевую фразу фразу read my lips: no new taxes в насмешливое read my lips: no new Texans – "Читайте по губам: никаких новых налогов" в "Читайте по губам: никаких новых техасцев" и проголосовали в 1992 году за демократа Билла Клинтона.

Налоговая тема была одной из важнейших и в ходе последней президентской кампании.
"Моя налоговая философия проста. Она заключается в том, чтобы дать некоторую передышку среднему классу и тем, кто стремится стать средним классом, потому что по ним нанесен тяжелый удар за последнее десятилетие, за последние 15, последние 20 лет... У губернатора Ромни другая философия. Не далее как две недели назад в телеинтервью его спросили, считает ли он справедливым, что кто-то, чьи доходы составляют 20 миллионов в год, платит налог по более низкой ставке, чем медсестра или водитель автобуса, зарабатывающие 50 тысяч в год. И он сказал: да. Я считаю это справедливым" - это было выступление президента США Барака Обамы в предвыборных дебатах с республиканским кандидатом Миттом Ромни.

Обама одержал победу на выборах в ноябре.
XS
SM
MD
LG