Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Я часто переходил с левого берега Сены на правый именно по мосту Бир-Хакейм, в прошлом – мосту Пасси. Эйфелева башня за спиной, впереди справа высокий переходного, арт-деко, дом с тремя башнями на крыше, прямо – лестница, ведущая к метро линии шесть. Шестая и грохотала на втором ярусе акведука.

Здесь в Пасси, когда-то селились русские эмигранты и здесь я и навещал милейшую седовласую даму, переводившую Марину Цветаеву. Но, шагая по трясущемуся акведуку, я думал не о Цветаевой, а о лысеющем, набирающем вес, широкоплечем Марлоне Брандо в рыжем кашемировом пальто с поднятым воротником, который, глядя на мутные воды реки, шел к этому самому дому с башнями.

Дом, кроме двери, которую он распахивал, был лишь кино предлогом, как и открытая небу платформа станции Пасси. Огромная квартира в доме с башнями, которую хотел снять Пол, он же Марлон, была выстроена на киностудии. Там его и ждала Мария Шнайдер, Жанна, в жизни молодая бисексуальная актриса, торчавшая на всем: от героина, травы и до кокаина.

Одаренный композитор и талантливый аргентинский саксофонист Леандро Барбиери, Кот Барбиери, то бишь Гато Барбиери, пробил наконец-то звуковой барьер неизвестности, написав музыку к этому, 72 года, фильму итальянского кинорежиссера Бернардо Бертолуччи “Последнее танго в Париже”

Издатели, кинопродюсеры, директора музыкальных фирм знают, что лучший двигатель на рынке товаров (а “Война и Мир” или же Abbey Road – товар!) – это скандал. Прошло всего лишь четыре года после калифорнийской революции хиппи, четыре после парижских демонстраций Левого берега, во время которых студентки, надвигаясь на полицейских, размахивали снятыми лифчиками. И всё равно на “Последнее Танго” обрушился чугунный удар цензуры.

Уильям Бакли из американского National Review назвал фильм порнографией. Левая нью-йоркская Village Voice сообщала о том, что кинотеатры покидают хорошо одетые дамы, которых всех тошнит. В киношках Нью-Джерси “Последнее Танго” исчезло с афиш из-за анонимных угроз подложить бомбу. И, не смотря на то, что Марлон Брандо завоевал Оскара за лучшую мужскую роль, а Бернандо Бертолуччи был объявлен кинорежиссером года, фильм был запрещен к показу в Канаде, Испании, Южной Корее и Португалии.

В Италии, на родине кинорежиссера верховный суд приказал уничтожить все копии фильма и приговорил Бернандо Бертолуччи к четырем месяцами тюрьмы условно.

Пластинка со звуковой дорожкой фильма, выпущенная MGM, к неописуемой радости Гато Барбиери продавалась рекордным тиражом.

Сакс Кота Барбиери почти всегда звучит с мощной, но нежной вибрацией и иногда смахивает аж на сопрано. Для Барбиери в целом свойственны вопли, саксофонные или же вокальные выкрики и резкая смена темпа.



Леандро Барбиери родился 28 ноября 1932 года в Розарио, Аргентина. Его отец был плотником и скрипачом-любителем. С тенор-саксофоном подростка-Гатито познакомил его дядюшка, а увлекся джазом Гатито (котенок), как и сотни джазменов сильно севернее, слушая Чарли Паркера.

Он начал учиться музыке на requinto – крошечном кларнете, затем в течение пяти лет изучал кларнет, альт-саксофон и композицию в Буэнос-Айресе.
В 53 году он дебютировал в оркестре Лало Шифрина, а через два года перешел на тенор-сакс. В 62 году, уже не котенок, а Кот, он играет в бразильских клубах, а затем берет курс на Италию. В Риме он играет с американскими джазменами, которых в то время называли “культурными иммигрантами”: гитаристом Джимом Холлом и трубачом Тедом Кёрсоном.

В 65 году в Риме судьба сводит его с авангардистом Доном Черри, который зазывает его в Нью-Йорк на запись двух дисков для Blue Note – Complete Communion и Symphony for Improvisers. Вернувшись в Италию, в Милан, Барбиери, который после Нью-Йорка пропитан насквозь фри-джазом, музыкой Джона Колтрейна и Фароа Сандерса, играет в комбо пианиста Джорджио Газлини Nuovi Sentimenti и записывает свои первые пластинки в роли лидера: “В поисках тайны” и “Одержимость”. В это же время он начинает сотрудничать с пианисткой и композитором Карлой Блей и Liberation Orchestra Чарли Хейдена.

Постепенно вырисовывается его новый профиль – латиноамериканский джаз и фольклор стран Третьего Мира. После триумфального выступления на фестивале в Монтрё, Швейцария, Бернардо Бертолуччи приглашает его принять участие, в роли композитора и солиста, в съемках фильма “Последнее Танго в Париже”.

Гато отмечает свое восьмидесятилетие четырьмя концертами в нью-йоркском клубе Blue Note с 3 по 4 декабря.
С днем рождения, маэстро!

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG