Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Носит ли политический характер преследование депутатов-оппозиционеров?


Владимир Кара-Мурза: Следствие намерено просить Государственную думу дать согласие на привлечение депутата Владимира Бессонова в качестве обвиняемого. Он подозревается в совершении преступлений, предусмотренных частями первой и второй статьи 318 Уголовного кодекса: применение насилия не опасного для жизни и здоровья и опасного для здоровья в отношении представителей власти в связи с исполнением ими своих должностных обязанностей. По версии следствия, 2 декабря 2011 года в Ростове-на-Дону Владимир Бессонов, являвшийся одним из руководителей ростовского городского комитета КПРФ, организовал несогласованный с властями митинг численностью более ста человек на площади перед резиденцией полномочного представителя президента в Южном федеральном округе. Поскольку данный митинг являлся несанкционированным, к месту его проведения приехали сотрудники полиции и потребовали прекратить мероприятие. На это подозреваемый и другие организаторы митинга ответили отказом.

О том, носит ли политический характер преследование депутатов-оппозиционеров, мы беседуем с фигурантом очередного запроса Следственного комитета членом фракции КПРФ Владимиром Бессоновым. Как по-вашему, что заставляет следствие с упорством, достойным лучшего применения, преследовать вас и просить о том же самом Государственную думу?

Владимир Бессонов: Наверное, социально-экономическое положение в нашей стране. Когда закончились выборы в Государственную думу, президента, обещания не выполняются парламентским большинством и вновь избранным президентом. Для того, чтобы отвлечь внимание людей, для того, чтобы подавить активность граждан, наверное, осуществляются такие действия. Я полагаю, что это не инициатора Следственного комитета, а есть люди повыше, кто заинтересован в решении этих вопросов, и те люди, которые подталкивают и продвигают эти дела.

Владимир Кара-Мурза: А как на самом деле обстояли дела 2 декабря прошлого года?

Владимир Бессонов: Самое интересное, что все средства массовой информации распространили информацию о том, что был несанкционированный митинг. Но в материалах дела есть ответ мэрии города Ростова-на-Дону, что она митинг не запрещала – это первое. Второе: на самом деле мы договорились с представителями правоохранительных органов, в частности, с начальником управления Кировского района, что мы будем проводить не митинг, а встречу депутатов с избирателями. Я не был организатором ни митинга, ни встречи, а меня обвиняют именно в этом. Я присутствовал – среди пяти депутатов законодательного собрания Ростовской области и двух депутатов Государственной думы. И на самом деле под уголовную ответственность подпадают нелепые действия правоохранителей. На самом деле они должны были придти, взять под козырек и спросить: уважаемые депутаты, чем можем быть вам полезны? Как оказать вам содействие в проведении массового мероприятия, которое вы проводите? Мы проводили до этого регулярно митинги, мы проводили после этого, но служебное рвение со стороны правоохранительных органов было проявлено только накануне выборов в Государственную думу. И когда мы обратились в правоохранительные органы для привлечения их к ответственности, они начали осуществлять ответные действия, как это водится всегда, если вы начинаете заявлять о своих правах, – то вам подбрасывают наркотики, то патроны, и вы уже становитесь виновным, и вы начинаете оправдываться. В моем случае должна заработать неприкосновенность, которая предусмотрена законом, – это как раз тот случай, когда она должна включиться, но в моем случае она действует противоположно. Когда Госдума разрешила возбудить дело, следствие это расценило как признание моей вины, хотя дума говорила о том, что надо провести следствие, чтобы обелить опороченное имя Владимира Ивановича.

Владимир Кара-Мурза: Как прошли выборы, которые состоялись через два дня после этих событий?

Владимир Бессонов: Мы очень неплохо выступили. Нужно сказать, что нелепые действия правоохранителей увеличили процент, поддержку. Потому что за два дня, когда запрещена была агитация, в интернете, где ее не запретишь, 400 тысяч просмотров было. Я сомневаюсь, что тот, кто просматривал этот ролик, голосовал за какую-то другую партию. Поддержка КПРФ увеличилась. Они оказали медвежью услугу партии власти своими действиями и фактически проявили глупость, с моей точки зрения. Но в день голосования правоохранители находились в участковых избирательных комиссиях, и они вмешивались в ход голосования. Даже там, куда я приходил, мне указывали, где стоять, куда отойти. Что интересно, я был на выборах на Украине, там полиции вообще нет. Если они есть, они на своей волне, следят за безопасностью, за порядком и никогда не вмешиваются в избирательный процесс. Здесь же такое наглое вмешательство ни в какие рамки не входит. Есть избирательная комиссия, она должна регулировать процессы, а в нашем случае идет вмешательство в ее дела.

Владимир Кара-Мурза: В сообщениях информационных агентств сказано, что следователями произведены выемки документов, проведено шесть судебно-медицинских экспертиз потерпевших, а так же трасологическая и видео-техническая экспертизы. Значит, там стрельба была?

Владимир Бессонов: Трасологическая – это определяли, принадлежат ли найденные пуговицы на месте происшествия курткам так называемых потерпевших. Это смехотворное действие. А судебно-медицинская экспертиза опирается на заключения поликлиники и больницы МВД. Мы предложили провести независимую экспертизу, следствие ответило отказом, и мы обжалуем в суде действия Следственного комитета. Вместо того, чтобы разобраться, как просила дума, Следственный комитет готовит внесение обвинительного заключения в Госдуму. То есть налицо отсутствие выполнения требований Государственной думы. Что интересно, в заключениях судебно-медицинских в отношении и одного якобы потерпевшего, и другого якобы потерпевшего двумя разными экспертами пишется, что событие произошло 2 декабря 2012 года. Адвокаты говорят: Владимир Иванович, у вас же алиби – еще не наступило 2 декабря 2012 года. Я говорю: вы не торопитесь, даже если я буду 2 декабря 2012 года на Камчатке, все равно предъявят обвинение и скажут, что я кого-то избивал. То есть это все смехотворный характер носит от начала и до конца. Я уже рассказывал, что пытались запретить митинг под предлогом того, что верблюд будет гулять на площади, и елки будут продавать. Просто смешно, если бы не было так грустно, можно было бы хохотать.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от Владимира, радиослушателя из Нижегородской области.

Слушатель: Добрый вечер. Илья Львович, сын Льва Толстого, пишет в своих воспоминаниях, что Лев Толстой в последнее время стал забывать своих детей. Ваш Зюганов, как и Лев Толстой, старый стал, и его пора поменять. Это предатель. Его синекура устраивает, он не заботится ни о партии, ни о народе – это чистый предатель. Меняйте его.

Владимир Бессонов: Я был на могиле Льва Толстого в этом году в Тульской области в Ясной поляне. Потрясающий наш писатель. Впечатления неизгладимые произвели на меня воспоминания о тех днях, когда он там жил. Нужно отметить, что самая скромная могила, наверное, в России у Льва Толстого – там просто холмик. Скромная могила у Шолохова Михаила Александровича на родине, где я был неоднократно, там камень стоит гранитный и надпись «Шолохов», но у Льва Толстого еще скромнее. Я бы не хотел, чтобы такие резкие оценки были. На самом деле Зюганову удалось удержать оппозиционную серьезную силу и провести наш партийный корабль через колоссальные испытания. Он не свалился в соглашательскую политику и не стал соглашателем Кремлю и не упал в радикальные действия, которые привели бы к самым плачевным последствиям. Я считаю, что он провел грамотную политику и ведет наш корабль уверенно. Сейчас он выступил в мою защиту, находясь в Азербайджане, в Баку. Это сильный лидер, сильный политик.

Я надеюсь, общими усилиями нам удастся удержаться и не поддастся на провокации по моему делу, которое фактически является демонстрацией произвола правоохранительных органов, когда следствие ведется небрежно, когда всем людям на моем примере становится видно, как же работают правоохранительные органы. Ведь втихую несложно получить показания от полицейских и отправить человека за решетку, а сейчас все жители нашей страны могут увидеть, как же это происходит на самом деле. Поэтому правильно сказал Геннадий Андреевич, когда произошло это событие: не было бы счастья, да несчастье произошло. Обостряются противоречия сегодня. Тихо все шло, нас обвиняли в соглашательстве, а сейчас демонстрируется то, что не так все, что есть борьба.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвичку Марину Николаевну.

Слушательница: Здравствуйте. Сажают не только вас, но и своих. Чтобы удержаться у власти, они кого угодно будут сажать. У меня такой вопрос: почему у власти в целом такое благожелательное отношение к вашей партии? Вы постоянно в думе, с самого начала. Почему? То ли у них с вами идейные общие мотивы, то ли они считают, что ваши идеи, извините за выражение, умерли давно и только на бумаге. Как вы считаете?

Владимир Бессонов: Я считаю так: то, о чем вы говорите, навязывалось жителям нашей страны накануне выборов в Госдуму и накануне выборов президента. А когда было вынесено мое дело в Госдуму, и все телеканалы крутили ролик, где я якобы избиваю полицейских, то этим самым власть опровергает благожелательное отношение к нашей партии, ломает весь стереотип, ломает эту идеологию. Если до выборов президента нас пытались обвинить в соглашательстве, а после демонстрации ролика, после возбуждения уголовного дела жители нашей страны заговорили по-другому. Оказывается, не обо всем договорились, оказывается, в партии есть и молодые лица, оказывается, есть лица, которые могут и врезать полиции. Примерно такая идеологема возникла.

Благожелательное отношение можно демонстрировать. Многие депутаты накануне принятия решения, в том числе и от «Единой России», уверяли меня в том, что меня не сдадут, а потом оправдывались, что за них проголосовали, они против этого. С одной стороны, может быть и есть демонстрация благожелательного отношения, – а по действиям не скажешь. Мы принципиальную позицию занимаем по целому ряду вопросов. Сейчас принимается бюджет нашей страны, который хуже по своим параметрам, чем прошлогодний, и наша фракция голосует против принятия этого бюджета. Мы голосуем по целому ряду законопроектов, которые не в интересах жителей нашей страны, против, и это вызывает некоторую нервозность, пытаются даже оказывать давление на представителей компартии тем или иным образом, чтобы мы проголосовали и поддержали те или иные законопроекты.

С приходом к власти нам будет проще мониторить принятые решения и изменять их в пользу интересов жителей нашей страны. Так, в частности, на вопрос о бюджетном правиле никто не может дать ответ, почему оно принято, кто толкнул на принятие этих решений, когда расходы бюджета, ограничены определенной суммой, и выше этой суммы прыгнуть нельзя. То есть можно в рамках 12 триллионов рублей двигаться туда или сюда, а все остальные деньги отправлять за рубеж. С этим соглашаться нельзя, мы постоянно ставим эти вопросы. Но, к сожалению, парламентское большинство нас не поддерживает, и наших голосов недостаточно для того, чтобы принять решения, которые были бы полезны для нашего общества. Эти решения на виду – и в оборонной отрасли, и в сельскохозяйственной, и в образовании, и в здравоохранении. Но, к сожалению, пока мы стоим на месте и не двигаемся вперед.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос Раисы из Татарстана.

Слушательница: Добрый вечер. Почему «Единая Россия», коммунисты прозевали преступность на оборонных предприятиях? Почему они не смогли вовремя остановить кражи. Сколько у нас солдат не докормили. Где они были в это время?

Владимир Бессонов: Вопрос по существу, но не в тот адрес, в который надо было направить, поскольку я работаю в комитете по обороне. 18 апреля этого года я выступал, вы можете посмотреть на сайте. Последняя фраза моего выступления была, что ведомство Сердюкова в юбках и пиджаках должно быть отправлено в отставку. Здесь по этой ситуации, я полагаю, что будут наказаны стрелочники, а не те люди, которые должны понести ответственность. И если мы говорим о Министерстве обороны и злоупотреблениях в нем, то давайте посмотрим другие министерства и ведомства, давайте посмотрим ведомство Чубайса, какие там доходы. Давайте посмотрим то же Министерство внутренних дел – что, перестали брать взятки на дорогах? Давайте любое министерство посмотрим. Жалобы поступают, что откаты доходят до 50-70% и говорить о том, что КПРФ прозевала, – неправильно. «Единая Россия» прозевала – может быть можно так сказать, а может быть и умышленно они действуют.

Мы подготовили закон о гособоронзаказе, который призван ударить по рукам разного рода посредников, ударить по рукам мздоимство и взяточников. Этот закон по целому ряду причин не принимается. Буквально на днях Рогозин заявил, что он будет принят до конца года, но объективных предпосылок для его принятия пока нет. Хотя закон хороший, закон надо принимать. Но опять же, если мы его примем, не может быть счастливого министерства, счастливого ведомства в несчастной стране. Если, допустим, финансирование планируется 23 триллиона рублей и предположить, что чиновники будут честные, порядочные и возьмут откаты в размере 10% – это 2,3 триллиона рублей. Это огромные деньги, которые можно направить. А если согласиться с заявлениями телезрителей и радиослушателей, которые говорят, что с 30% откаты поднялись до 60 и выше, то можно себе представить, о чем идет речь. И вот эти полумеры вряд ли ударит по рукам тех, кто является кастой, кому позволено все, кто может делать все, что хочет.

Владимир Кара-Мурза: Как по-вашему, почему Анатолий Сердюков не сразу стал фигурантом уголовного дела, а в качестве свидетеля проходил первые две недели?

Владимир Бессонов: Во-первых, было заявление Путина о том, что к нему вопросов у следствия нет. Там же от нас скрывают истинное положение вещей. Если публичной причиной увольнения директора ЦРУ была измена жене, а об истинных причинах нам только стоит догадываться, то здесь как раз истинная причина в поиске женщины, у нее был обнаружен министр обороны, что повлияло на принятие решения по его отставке. Если идти по пути борьбы с коррупцией, надо и к другим министерствам предъявить такие же требования, но этого пока не происходит.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Калининградской области от радиослушателя Александра.

Слушатель: Добрый вечер, господа. У меня вопрос: почему вы как-то странно себя ведете? Все-таки, я считаю, у вас организованная система, достаточно серьезная КПРФ, у вас нет своего отдела? Почему вы критикуете после того, как факт свершился? Сначала вы каким-то образом пропустили недоверие Лужкову, потом массу других причин ищете в случившемся, постфактум. Наконец, омерзительный случай с министром обороны. Вы должны документы выложить, доложить, встать и уйти из этой так называемой думы.

Владимир Бессонов: Проще всего повеситься на пороге у своего врага, но будет ему приятно от этого или нет – это большой вопрос. Я уже говорил о том, что я выступал по Сердюкову и не только по нему, я выступал по министру внутренних дел, и в результате и один, и второй не работают. Нужно сказать, что активность достаточно высокая с моей стороны проявляется, ставятся серьезные вопросы в повестку дня Государственной думы. Наверное, чтобы подавить мою активность, чтобы подавить активность других депутатов, которые могут взять в пример мои действия, и осуществляются следственные действия в отношении меня. Сегодня ужесточается ситуация и фактически по тем законам, которые приняты, нам нельзя с вами говорить правду, потому что нас обвинят в клевете. И в то же время на нас, на оппозицию выливаются ушаты грязи.

Сейчас в отношении меня фактически развязана вакханалия в средствах массовой информации, меня пытаются обвинить в хулиганстве, связать это с тем, что я негативно отношусь к правоохранительным органам. Если посмотреть мои выступления, то на протяжении длительного времени я выступаю за то, чтобы повысить заработную плату сотрудникам правоохранительных органов и повысить ответственность и спрос с них, чтобы уйти от вопросов коррупции, чтобы они могли действовать в соответствии с законом. К сожалению, наверное, не всегда вы знакомитесь с нашими действиями, не заходите на федеральный и областной сайты КПРФ, – там периодически размещаются наши выступления. Уверяю вас, выступить в Государственной думе по вопросу отставки министра внутренних дел – это очень нелегкий вопрос. Когда я попросил выступить с отчетом, проверили в Ростове все, что можно и что нельзя. Я в Новочеркасске жил в 1987 году, и оттуда пришла информация, что там была проверка, выходили на людей, спрашивали, что, где замешан, в каких вопросах. То есть проверка прошла капитальная. У меня нет бизнеса, меня зацепить не за что, вот и пошли на такой шаг для того, чтобы подавить мою активность.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Алексея Александровича.

Слушатель: Здравствуйте. У меня такой вопрос к представителю КПРФ: вы же знаете прекрасно, по каким критериям назначаются и правительство, и Государственная дума – не по моральным качествам, не по деловым, а по личной преданности президенту. И эти говорящие машины, которые находятся в думе, включаются по команде своих хозяев. Неужели вам не надоело толочь воду в ступе, ведь ваша работа практически равна нулю, от нее нет никакой пользы ни стране, ни народу, никому. Может быть действительно прав предыдущий товарищ: взять вам и уйти из этой думы, зачем вам это нужно?

Владимир Бессонов: Не исключено, что это решение примут за меня. Я считаю, что отказываться от возможности неправильно. У нас сейчас есть возможность работы с избирателями. Я завтра в 5 утра из Ростова выеду в Майкоп и буду встречаться с жителями Адыгеи, буду посещать мотострелковую бригаду, которая расположена там. Я буду владеть не на словах, а на деле проблематикой территории и выносить на повестку дня важные вопросы. Лишать себя таких возможностей, я считаю, неправильно. А то, что применяются такие критерии, о которых вы сказали, – я с вами абсолютно согласен, и скажу более того. В министерствах и ведомствах есть определенные касты, в частности, в министерстве обороны тот, кто лоялен, у того жилье, у того огромные доходы. А, допустим, заместитель командующего сухопутными войсками нашей страны живет в гостинице в Москве. Многие генералы просто не получают жилье и висят на крючке для того, чтобы они не могли заявить о происходящих процессах в армии, и для того, чтобы они вынуждены были проявлять лояльность по отношению к этой власти. Яркий пример – генерал, начальник разведки Сибирского военного округа, он сегодня проводит глубокую аналитическую работу по происходящим процессам в Министерстве обороны и владеет глубоко ситуацией в этом ведомстве. У него нет жилья, и его ставят в один ряд вместе с малоимущими жителями Москвы, хотя он сдал свое жилье во Владикавказе, ему обязаны предоставить жилье по месту, где он желает. Но для того, чтобы подавить его активность, в отношении него проводится такая работа. Поэтому я абсолютно согласен с вами, что поддерживаются лояльные люди, а нелояльные подвергаются давлению, как и в моем случае.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем Геннадия Сергеевича из Смоленской области.

Слушатель: Здравствуйте. Я хочу сказать по поводу выступления вашего гостя следующее: все партии Государственной думы и верхняя палата – это составляющая тоталитарного режима господина Путина. Доказательство: 2 года вы находитесь у руля, а Россия сползает в бездну. Все репрессивные законы ваши партии принимают, нет вам места в партии, нет вам места в думе. Я желаю, чтобы все поняли, что вы тоталитарный режим.

Владимир Бессонов: Спасибо, Геннадий Сергеевич. Я так понял, что вы поддерживаете действия этой власти, чтобы меня привлекли к уголовной ответственности и дали реальный срок. Может быть это толкнет общество на какие-то действия, может быть заставит задуматься и приблизит те позитивные изменения в нашей стране, которые назрели, которые ожидаемы, которые ждут. По моим данным, когда было принято решение об отставке министра обороны, то в этот же день в войсках пили, а не следующий день понесли компромат, каждый день выносят новые обстоятельства. То есть ликование было в войсках после отставки. Я так полагаю, что если произойдет смена власти, и придут люди, действительно любящие свою родину, способные общие интересы поставить выше своих личных, будет ликование в обществе. И наверное, люди выйдут на улицу выразить свою радость.

Наверное, Геннадий Сергеевич, можно с вами согласиться. Уверяю вас, те люди, которые, стоят на нашем пути, подвергаются большому давлению. Это и в Краснодарском крае мэр города Краснодара, и депутат и руководитель Краснодарской городской думы, это и Павел Тарасов и целый ряд наших товарищей, в отношении которых сейчас возбуждены уголовные дела. Это и Владислав Журнавлев, бывший заместитель мэра Новочеркасска, в отношении которого на ровном месте возбудили уголовное дело, сейчас рассматривается в суде оно. То есть путь, который избирают наши товарищи, нелегкий. Если ты коммунист – тебе нет места на работе нигде, тебя не возьмут работать никуда. Я проходил через безработицу, когда в течение трех лет мне говорили о том, что я VIP-клиент в центре занятости, но работу не находили по политическим мотивам. Вместе с тем, когда к власти в Новочеркасске пришел мэр-коммунист, у него в администрации работали представители всех партий. Так что, наверное, этот вопрос не такой простой, как кажется. На высоких уровнях не бывает простых решений.

Владимир Кара-Мурза: Как по-вашему, рифмуется ваше дело с делами о митинге на Болотной 6 мая? Вам предъявлено обвинение в том, что вы совместно с другими участниками митинга нанесли полицейским удары, повредили форменную одежду и так далее. Это примерно то же самое, что по делу о массовых беспорядках по «болотному делу» предъявляется.

Владимир Бессонов: На примере «болотного» можно увидеть, как быстро расследуются эти дела. Специалисты заявляют о том, что 318 статья, часть первая, вторая, расследуется в течение недели. Здесь скоро пойдет второй год и не могут разобраться, что же произошло на самом деле. Здесь, наверное, имеют место быть звенья одной цепи, потому что острота по моему делу возникала накануне выступлений на Болотной площади и основные заявления звучали накануне этих событий, наверное, с целью подавить активность граждан и, наверное, имеют место быть и такие обстоятельства.

Владимир Кара-Мурза: На следующий день должны были быть выборы, а на Болотной на следующий была инаугурация новоизбранного президента Путина.

Владимир Бессонов: Тут интересная деталь: когда был избран Франсуа Олланд во Франции, социалист, то Париж вышел на улицы. Были разные парижане, некоторые заявляли, что наш президент Саркози, но были те, которые искренне радовались и поздравляли вновь избранного президента. Средства массовой информации показали, как кортеж остановился на красный сигнал светофора. Когда проходила инаугурация Владимира Путина, то Москва была пустая – это свидетельствует о том, что что-то не так в нашем царстве-государстве.

Владимир Кара-Мурза: Там еще были несколько нарушений со стороны кортежа.

Владимир Бессонов: Жалобы поступали, что кому-то не позволяли выйти из квартиры. Все-таки, наверное, власть должна быть матерью, а не мачехой.

Владимир Кара-Мурза: Какие вы намерены избрать методы защиты от этих несправедливых, по-вашему, обвинений?

Владимир Бессонов: Мы действуем активно. В Верховный суд был подан иск о признании незаконным постановления Госдумы. Потому что там есть формальные основания для отмены его. В первой инстанции был отказ и одно из оснований то, что мои права не нарушены. Угроза 10 лет лишения свободы – это не нарушены права, все нормально. Мы сейчас готовим иск об обжаловании этого решения Верховного суда и все основания к этому есть, поскольку было принято политическое решение. Мы намерены обжаловать и заявить отвод, мы уже заявили отвод следователям, и заявить отвод Бастрыкину как руководителю Следственного комитета, который уже фактически заявил о моей виновности – это нарушение закона, и это выводит из правового поля мою ситуацию. Для того, чтобы ее вернуть в правовое поле, необходимо принять решение об изменении подследственности моего дела, или ФСБ или другие следственные органы должны взять его на расследование, или необходимо отправить в отставку Александра Бастрыкина, – тогда есть надежда на то, что следствие будет не заинтересовано в привлечении меня к ответственности.

Следующее: мы обжаловали действия следователей, которые заявили отказ в удовлетворении ходатайства о проведении независимой экспертизы. Уже опрошены 25 из 40 свидетелей, которые видели, что я никого не бил. Защита достаточно наступательный характер ведет, и уже в Государственную думу внесены поправки, которые вынуждены устранить пробелы в законодательстве, выявленные в ходе разбирательства в Верховном суде по моему делу. Есть поддержка в Государственной думе – и фракцией, и Зюганов выступил в мою поддержку. Нужно отметить искреннюю поддержку представителей «Справедливой России» и ЛДПР, хотя они голосовали за лишение меня неприкосновенности, в душе они против. Даже депутаты «Единой России» заявляют о поддержке, говорят: мы тебя не отдадим в обиду. Но мы сами понимаем, что их независимость достаточно условная, как будет сказано сверху, так они и проголосуют.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем Иркутск, радиослушателя Анатолия.

Слушатель: Здравствуйте. Честно говоря, удивило, что коммунист выступает на Радио Свобода. Это же исконно вражеская для вас радиостанция. Как вы там оказались? Я живу в пригороде Иркутска, городе Шелехове, у нас пропал офис Коммунистической партии, хотя вы, наверное, этого не знаете, там теперь коммерческая структура.

Владимир Бессонов: Спасибо за вопрос, Анатолий. Я не первый раз на Радио Свобода. Наши товарищи всегда воспользуются возможностью выразить свои мысли. Ни для кого не секрет, что в нашей стране свободы слова нет, и средства массовой информации подают картинку о происходящих событиях в интересах действующей власти, и нет объективного подхода по всем вопросам, которые имеют место быть в нашей стране. И придя первый раз на радиостанцию, я завил о том, что с чистой совестью на Свободу.

То, что отсутствует офис – это свидетельствует о реальной борьбе, когда действующая власть не хочет видеть оппозицию, отдает преференции партии власти, а КПРФ правдами и неправдами притесняет через повышение аренды помещений, через запрет предоставления помещений. И это серьезная проблема для партий, когда в целом ряде регионов, в районных, в местных отделениях, в городах нашим товарищам просто негде собраться, они собираются либо на дому, либо находят другие способы, в совете ветеранов, в других местах. Это серьезная проблема – это свидетельствует о реальной борьбе с оппозицией.

Владимир Кара-Мурза: Как по-вашему, напугали ли партию власти и саму власть успехи Коммунистической партии на едином осеннем дне голосования?

Владимир Бессонов: Трудно сказать, напугали, не напугали. Для меня это очень интересный вопрос и пытаюсь его решить через преодоление страхов. Мать всех страхов – это страх смерти. И если человек может преодолеть страх смерти, то все остальные страхи для него несущественны. А вообще изменение настроения идет по планете Земля. И Латинская Америка давно демонстрирует приверженность идеям социальной справедливости и краснеет. Европа сегодня голосует за социалистов и тоже краснеет. Настроения у нас в стране существенно меняются. Фактически мы удвоили свой результат на выборах в Государственную думу и президента нашей страны. А когда я был в качестве международного наблюдателя на Украине, я увидел, что компартия Украины фактически в 2,5 раза улучшила свой результат, несмотря на мощное противодействие. Китай сегодня демонстрирует самые высокие темпы экономического роста и демократию, когда идет смена лидеров. Мы с вами стали очевидцами смены лидеров. Сегодня Геннадий Андреевич Зюганов встречается с первыми лицами Китая в Баку. Так что настроения очень сильно меняются. Боится Кремль или не боится – это второй вопрос. Изменения настроений обязательно реализуются через изменение власти, изменения вектора развития нашей страны, и я в этом убежден глубоко. И чем нелепее будут действия власти, тем быстрее это произойдет.

Владимир Кара-Мурза: Как вы считаете, устроили показательное наказание депутату Гудкову от фракции «Справедливая Россия» и вам, – и наоборот депутата Митрофанова, который вопреки партийной дисциплине проголосовал за премьера Медведева, стимулировали постом во главе комитета по средствам массовой информации. Чувствуется ли политика кнута и пряника в отношении неугодных или строптивых оппозиционеров?

Владимир Бессонов: Свидетельствует ли это о силе власти? Это говорит как раз о слабости. Ведь когда заканчиваются аргументы, начинаются эмоции. Когда нет у матери аргументов, она берет в руки ремень и начинает бить своих детей. Когда родители занимаются своими детьми, то они находят с ними общий язык. Здесь достаточно нелепые, незаконные решения по Гудкову. Я уверен в том, что Госдума снизила авторитет, снизила уважение к себе этим решением. Депутаты избранные должны работать, должны действовать, а не бояться, что на них могут оказать воздействие. Избрали депутата на пять лет, он пять лет должен свободно действовать и защищать интересы жителей нашей страны. А если на меня может воздействовать сотрудник ППС, то, конечно, я не смогу поднять вопросы по министру внутренних дел. То есть это очевидные факты, они понятны. В моем случае забыта презумпция невиновности. И я так думаю, что партия власти вспомнит о ней, когда мы придем к власти, и будет говорить: вот, презумпция невиновности. А здесь они забыли о ней и говорят, что он виноват. Все сомнения трактуются в пользу обвиняемого, в пользу подозреваемого, а здесь доказательств нет, а все говорят, что он виноват. Это обострение противоречий должно привести к тому, что общество будет быстрее просыпаться.

Владимир Кара-Мурза: Каков механизм, если вас все-таки привлекут к этому делу, как заменяется вакантное место во фракции?

Владимир Бессонов: По всей видимости, будет партия принимать решение, кто займет это место, если будет принято решение привлечь меня к ответственности. Партия власти пошла дальше. Летом этого года было принято решение, что осужденный по тяжкой, особо тяжкой статье не имеет права баллотироваться никуда, даже в сельское поселение. 318, часть вторая – это тяжкая. И даже если примут решение оштрафовать или условный срок, то никогда в жизни нельзя баллотироваться никуда. Это нарушение конституции, это нарушение всех моральных норм и демонстрация слабости власти. Она не может оппонировать с сильными оппозиционерами, она, наверное, боится их.

Владимир Кара-Мурза: Судя по всему, это так. Каковы будут ближайшие инициативы вашей партии в нормальной рабочей обстановке работы нижней палаты?

Владимир Бессонов: Я чувствую поддержку наших товарищей. Это и экс-первый заместитель прокурора Москвы Синельщиков Юрий Петрович, он сейчас депутат Государственной думы и оказывает серьезную поддержку адквокатам и мне. Это руководитель юридической службы Владимир Георгиевич Соловьев, это Коломийцев Николай Владимирович, Зюганов Геннадий Андреевич. Вся фракция стоит на моей защите. А вообще я чувствую мощный эмоциональный всплеск среди товарищей. Из многих территорий звонят: Владимир, что делать? Мы пойдем на все. Это дорогого стоит, такая поддержка. Я уверен, что с такой поддержкой жить можно. Как бы ни развивались события, по какому пути, по какому сценарию они бы ни пошли, будет только на плюс и партии, и нашему обществу. Наверное, какая-то жертвенность должна присутствовать в борьбе.

Владимир Кара-Мурза: Вас избрал жертвой Кремль – и это очевидно. Как по-вашему, продолжится ли преследование депутатов-оппозиционеров и после вашего случая?

Владимир Бессонов: Время покажет. Еще раз повторю, что повторяется прошлый век. Кстати, все события начинались с Дона по традиции – выступления Кондрата Булавина, Степана Разина, Емельяна Пугачева и ростовская стачка прошла в 1902 году, мы отмечали 110 лет со дня ее проведения. Владимир Ильич Ленин очень высоко оценил выступление рабочих, которые смогли прогнать полицейских со своей акции, 30 тысяч человек собралось на нее. И когда казаки, полицейские и жандармы пришли разогнать, они ушли несолоно хлебавши, потому что рабочие были очень хорошо организованны. Но на каком-то этапе, когда их стало не так много, они были расстреляны, 8 человек погибли, в том числе женщины и дети. Эта акция стала предвестницей Великой октябрьской социалистической революции. Я не исключаю, что и нашу страну ждут серьезные изменения.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG