Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
В Дохе, столице Катара, в понедельник открылась очередная, уже 18-я по счету, ежегодная климатическая конференция ООН – последняя в рамках Киотского протокола, срок действия которого истекает 31 декабря. Конференция завершится 7 декабря.

Уже пять лет страны мира пытаются согласовать хотя бы самые общие положение нового международного соглашения. Но пока результаты этих усилий оказываются весьма скромными.

На прошлогодней конференции в южноафриканском Дурбане примерно 190 стран – участниц смогли лишь в принципе договориться о совместной разработке такого проекта. На двух предыдущих встречах – в Копенгагене и Канкуне (Мексика) - не удавалось и этого.

Чтобы как-то сгладить впечатление надвигающейся пустоты, придумали следующую схему: период с 2008 по 2012 год был назван “первым этапом реализации” Киотского протокола. Само наличие первого предполагает и некие последующие.

Вторым этапом определили период с 2013 по 2017 год. В его рамках – уже к 2015 году – участники процесса и намерены подготовить проект нового международного соглашения, на смену Киотскому протоколу, которое вступит в силу, как предполагается, не позднее 2020 года. Однако пока позиции разных групп стран настолько расходятся, что и намеченные сроки не воспринимаются как окончательные.

СМЕНА ЛИДЕРОВ

Вспомним, Киотский протокол был подписан в декабре 1997 года в японском городе Киото, но вступил в силу лишь в феврале 2005 года. Одно из главных положений протокола – сокращение его участниками к концу 2012 года объемов выброса ими “парниковых” газов в атмосферу на 5,2% к уровням 1990 года.

Правда, эти обязательства относились не вообще ко всем 140 странам мира, ратифицировавшим в итоге Киотский протокол, а лишь примерно к 40 из них - с наиболее развитой экономикой. В 1990 году на их долю, по экспертным оценкам, приходилось в целом две трети общемировых выбросов, сегодня – менее одной трети.

Поэтому на всех переговорах последних десяти лет эти страны неизменно увязывают свои дальнейшие шаги с подобными обязательствами крупнейших развивающихся стран, удельный вес которых в мировой экономике за минувшие 22 года резко увеличился. Прежде всего – Китая, Индии и Бразилии, в Киотском процессе не участвующих. Объемы выбросов этих трех стран составляют сегодня треть общемировых. Крупнейшим эмитентом еще в 2006 году стал Китай, обойдя тогда Соединенные Штаты.

По данным Министерства энергетики США, которые приводит агентство Reuters, на долю Китая в 2010 году приходилось 26,2% общемировых выбросов СО2 в атмосферу, доля Индии – 5,3%, Бразилии - 1,4%. В целом объемы этих выбросов почти сравнялись с показателями США (17,6%), всех 27 стран Европейского союза (12,4%) и Японии (3,7%), вместе взятых. Для сравнения, доля России, по тем же данным, 5,1%.

Со своей стороны, развивающиеся страны доказывают, что именно бурное развитие их экономик в последние два-три десятилетия помогло им выбраться из бедности, а потому введение таких же ограничений выбросов, как и для развитых стран, они считают несправедливым: когда развитые страны только становились таковыми, им никто таких ограничений не ставил, отмечали представители стран развивающихся. И подчеркивали: нынешний уровень загрязнения атмосферы Земли стал результатом прежней промышленной деятельности именно западных стран, потому от них и требуется больший вклад.

К этому противостоянию, по сути, сводится большинство споров на всех последних климатических конференциях ООН.

РЫНОК КВОТ

В таком контексте едва ли не главным итогом прошлогодней конференции ООН, в Дурбане, считается то, что впервые все страны-участницы – как наиболее развитые, так и развивающиеся – согласились: требования будущего международного соглашения, которое придет на смену Киотскому протоколу, распространятся на всех участников процесса. Причем эти требования, как и в рамках Киотского протокола, будут иметь юридическую силу, то есть станут обязательными для исполнения.

Кроме того, в Дурбане было решено разработать и некий новый, но общий для всех стран, механизм функционирования рынка торговли квотами на выброс “парниковых” газов, который действовал бы в рамках будущего общего соглашения. Это тоже будет очень непросто.

Крупнейший из этих рынков – в Европейском союзе, на долю которого приходится сегодня почти 80% общемировой торговли квотами – появился в 2005 году. Хотя впервые такая торговля квотами возникла двумя годами ранее в Соединенных Штатах – в виде Чикагской климатической биржи.

В обозримом будущем европейский рынок квот по-прежнему будет развиваться, скорее, изнутри, не выходя за собственные границы, полагает руководитель немецкой компании Allianz Climate Solutions Армин Зандхёфель. “Мы убедились, как трудно создаются подобные системы в других регионах мира – будь то США или Австралия. Поэтому объединения этих рынков, думаю, можно ожидать не скоро”.

Действительно, и до сих пор рынки биржевой торговли квотами на выброс “парниковых” газов, например, в Европе и США, остаются абсолютно изолированными друг от друга. В отличие, скажем, от рынков акций компаний или других финансовых инструментов, для которых национальных границ в большинстве случаев просто не существует.

Как и любой финансовый рынок, рынок квот на выброс "парниковых" газов лишь многократно выиграет, если выйдет за пределы одной страны и станет международным, соглашается сотрудник исследовательского Center for American Progress в Вашингтоне Эндрю Лайт. По его словам, это не только сделает международную систему контроля более эффективной, но и приведет к удешевлению любых мер по сокращению выбросов этих газов в атмосферу. “Однако создание такого единого рынка сопряжено и с риском. Если система торговли квотами окажется несовершенной в какой-то одной стране, аналогичные проблемы могут возникнуть и в других странах”.

весь блог
XS
SM
MD
LG