Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Три дня на ветру: родственники копейских заключенных не верят, что они живы


Сегодня днем появилась информация: несмотря на то, что ситуация в копейской ИК №6 "нормализовалась", как сообщило областное управление ФСИН, членов общественно-наблюдательной комиссии, которые, согласно закону, имеют право пройти на территорию колонии, если там нет чрезвычайной ситуации, в ИК №6 не пускают. На морозе с утра стояли Николай и Татьяна Щур - известные защитники прав заключенных, а также московские журналисты двух известных печатных изданий.
Позднее их запустили в администрацию колонии, и усадили в какой-то кабинет, но встретиться с заключенными им так и не удалось. Между тем, к колонии снова подтянули полицию, а у стен зоны вновь собрались родственники, которые просили показать им хотя бы росписи осужденных - как доказательство того, что они живы и пребывают в сознании.
Приехав в Копейск около 17—00, я застал у стен во всех смыслах неприступной крепости, в которую превратилась «шестерка» за последние дни, промерзших родственников осужденных, журналистов одного федерального канала, которые, впрочем, ничего не снимали, а также правозащитников Оксану Труфанову, Николая и Татьяну Щуров и члена общественно—наблюдательной комиссии Дину Латыпову. Вокруг самой зоны стояло оцепление из сотрудников ОМОНа и других подразделений полиции. За 50 метров от ворот колонии они выставили пост, за который не пропускали ни одну машину.
Благодаря подобным мерам безопасности всем приходилось мерзнуть на ветру, и хотя бы раз в час бегать в свои автомобили, дабы окончательно не окоченеть. Увидев новые лица, родственники бросились к нам, наперебой рассказывая о своих бедах: единственное, чего они хотели — это хотя бы увидеть росписи своих близких на простом листе бумаги. Это бы их убедило в том, что мужья, братья и отцы, по крайней мере, живы. Ведь слухи ходят разные: в том числе, что кто-то «вскрылся», кого-то сильно избили. Однако диалога с администрацией почему-то не получалось. Возможно, потому что ее представители предпочитали к народу не выходить.
На вопросы, в чем же причина "бунта", члены семей обитателей колонии без тени сомнения заявили, что в пытках и вымогательстве. Раздавались громкие возгласы о том, в какой роскоши живет начальник ИК. Мол, платить деньги и оказывать "гуманитарную помощь" исправительному учреждению приходилось и раньше, это даже считалось само собой разумеющимся, но все было в пределах разумного. Однако в последнее время аппетиты администрации стали непомерными. Тех, кто не платит, а тем более, жалуется на условия содержания, тут же жестко наказывают: избивают и отправляют на долгие месяцы в штрафной изолятор. Дина Латыпова рассказала об одной из пыток, которую ей описали сами заключенные: руки жертвы скотчем приматывают к какой—то решетке, на голову надевают каску и пускают удушающий газ.
За те полчаса, которые мы находились у стен колонии, стало ясно, что еще минут 15—20, и надо будет бежать греться в автомобиль. Чего стоили эти три дня стояния на холоде родственникам и общественным активистам — можно только догадываться. Между тем, в ИК приехал представитель российского омбудсмена Владимира Лукина — говорят, что ему удалось пообщаться даже с теми, кто находится в ШИЗО, и чья участь вызывала наиболее серьезные опасения как родственников, так и остальных обитателей колонии. Но подробности будут известны только завтра.
Областной уполномоченный по правам человека Алексей Севастьянов провел в ИК практически все выходные и уже явно измотан этой ситуацией. По его словам, все жалобы на предшествующие пытки и вымогательства будут тщательно рассмотрены, и уже идет сбор заявлений. Но непосредственно во время «бунта» никто из осужденных не пострадал — во всяком случае, он не нашел никаких, даже малейших, намеков на это. Поведение оставшихся под стенами колонии родственников он считает не вполне адекватным происходящему: на данный момент угрозы жизни и здоровью заключенных нет.
К слову, сегодня ситуацию в "шестерке" прокомментировал губернатор Михаил Юревич. Он считает, что поборы в исправительных учреждениях области вполне возможны, и вина за них лежит на прежнем руководстве областного управления ФСИН — того самого, которое оказалось замешанным в убийстве четырех заключенных другой Копейской колонии — №1. То ЧП потрясло всю страну весной 2008 года.
"Эта система привела к тому, что в местах лишения свободы огромное количество самоубийств", - заявил Юревич.
Для справки: осужденные зарабатывают здесь в месяц 12, 48, 64 руб. И это притом, что цены в местном магазине просто зашкаливают.

PS А это видео, которым с нами поделился один из копейских общественных активистов - он снял его еще в субботу у стен ИК №6.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG