Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Книжный магазин, где все друг друга знают


Ярмарка Non/fiction обещает стать ярким событием

Ярмарка Non/fiction обещает стать ярким событием

С 28 ноября по 2 декабря в Центральном доме художника пройдет Международная ярмарка интеллектуальной литературы Non/fiction. Свою продукцию представят 300 издательств из 17 стран мира.

По традиции на Non/fiction состоятся чествования лауреатов литературных премий и финалистов конкурсов.Будут представлены Премия имени Андрея Белого, французские литературные премии – имени Мориса Ваксмахера и Анатолия Леруа-Болье. Не забудем «Большую книгу» и премию «Общественная мысль».

В день открытия ярмарки состоится награждение премией «Человек книги», учрежденной газетой «Книжное обозрение». Главный редактор издания Александр Набоков уверен, что Non/fiction существенно отличается от других российских книжных ярмарок:

- Non/fiction принято сравнивать с осенней большой книжной выставкой - ярмаркой на ВВЦ. Мне представляется Non/fiction эдаким небольшим магазинчиком, в котором ты знаешь и продавцов, и подчас практически всех покупателей, тогда как осенняя большая - это гипермаркет. Она прекрасна, она хороша, на ней огромное количество книг, а Non/fiction берет совершенно другим, особой интимностью атмосферы. Там чувствуешь себя абсолютно среди своих единомышленников, среди друзей, среди тех, с кем ты говоришь на одном книжном, на одном литературном языке.

Вы сказали "небольшой магазинчик". У тех, кто не бывал на этой московской ярмарке, может сложиться впечатление, что она и пространство занимает маленькое. Отнюдь! Здесь только атмосфера небольшого родного магазинчика, однако заполненные книжками и людьми этажи ЦДХ в дни ярмарки больше всего похожи на гигантский муравейник. Здесь и тесно, и порой слишком шумно, но поразительно, до какой степени у всех довольные и веселые лица.

- Разумеется, «магазинчик» это только образ. Выставка же с каждым годом все больше разрастается внутри ЦДХ. Это не может не радовать. В этом году будет два полноценных этажа отдано под книжную ярмарку Non/fiction, плюс наверняка будут как обычно какие-то книжные проекты, книжные инсталляции внизу на первом этаже.

А на третьем еще будет целый этаж отведен под детскую книгу, под детские специальные программы...

- Вообще, детская программа - это одна из сильных сторон Non/fiction. Каждый год приезжает масса известных зарубежных писателей, не говорю уже про отечественных. Большой спектр детских книжек, причем самых разных. Что радует на Non/fiction (я говорю здесь и о детской, и о взрослой литературе), это, отсутствие книжного мусора, книг-однодневок, которыми зачастую завалены прилавки больших магазинов. Там этого нет. Книжки там четко отбираются. И шанс купить какую-то ерунду практически сведен к нулю.

Премия "Книжного обозрения", называется "Человек Книги". Кто имеется в виду?

- О книгах все мы говорим чаще, чем о людях, которые их делают, они частенько остаются в тени. Поэтому в 2000 году нашей редакцией было принято решение об учреждении такой премии. Она вручается лучшим профессионалам в своей области, и у нее пять номинаций. Мы вручаем премии лучшему руководителю издательства, главному редактору, редактору книжной серии, художнику и руководителю какого-то книготоргового предприятия или объединения (это может быть как магазин, так и некий другой книготорг). Кроме этого, у нас еще есть такая почетная номинация, которая называется "За вклад в индустрию". "Человек Книги" - своего рода почетный «Оскар» ( как мы его называем неофициально), который мы вручаем людям, всю свою жизнь отдавшим книжному делу. Это могут быть и библиотекари, и художники, и иные люди, каким-то образом связанные с книгой. Знаменитейший редактор еще советской эпохи Аркадий Эммануилович Мильчин, которого знают все и вся в книжном мире, несколько лет назад у нас как раз удостоился, например, премии в номинации "За вклад в индустрию".

В последние годы как будто бы книги стали издаваться лучше. Я имею в виду даже не их типографские достоинства и качества, а другую сторону культуры издания. Одно время было ощущение, что профессию корректора упразднили. Количество ошибок и опечаток порой зашкаливало до такой степени, что уже и ни в чем невиновный авторский текст начинал раздражать. Благодаря чему стало возможно возвращение к норме?

- Здесь несколько причин. Во-первых, конечно, читатель начал более требовательно относиться к книге, нежели ранее. Если раньше в тех же самых 90-х годах издательство могло выпустить книжку на газетной бумаге со слепым шрифтом и если уж вычитанную один раз корректором, то это была большая удача, то сейчас читатель стал более разборчив, стал более привередлив. Это автоматически вынудило издателей повышать культуру книгоиздания. Вторая причина, в том, что разговор об этом внутри книжного сообщества ведется постоянно. Некоторые издатели, заинтересованные в повышении культуры издания книг, а таких, к счастью, большинство в нашей стране, понимают, что, несмотря на то, что в те же самые пресловутые 90-е фактически был порушен институт редакторов и корректуры, так дальше жить нельзя. Сейчас уже все больше сил прилагается, чтобы возродить эту культуру.
XS
SM
MD
LG