Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сергея Магнитского будут судить посмертно


Борис Немцов с изображением Сергея Магнитского на пикета против "полицейского произвола"

Борис Немцов с изображением Сергея Магнитского на пикета против "полицейского произвола"

Генеральная прокуратура России сегодня направила в суд уголовное дело в отношении юриста фонда Hermitage Capital Сергея Магнитского и главы фонда Уильяма Браудера. Их обвиняют в уклонении от уплаты налогов на сумму более чем в 500 миллионов рублей. Именно в связи с расследованием этого дела Сергей Магнитский и был арестован. 16 ноября он скончался в «Матросской тишине». После его смерти дело о неуплате налогов было прекращено, а члены семьи Магнитского и правозащитники начали добиваться привлечения к ответственности виновных в гибели юриста. Вместо этого в конце июля прошлого года Генпрокуратура инициировала возобновление уголовного преследования скончавшегося Сергея Магнитского. Свое решение прокуратура объяснила «несогласием родственников Магнитского с прекращением уголовного преследования за его смертью».
-Это передергивание фактов и результат того, что сама Генеральная прокуратура грубо нарушила закон, -заявил адвокат вдовы юриста фонда Hermitage Capital Дмитрий Харитонов,- дело было прекращено в отношении Сергея в связи с его смертью, и никто из родственников, ни мама, ни вдова, не ходатайствовали о том, чтобы это производство было возобновлено для реабилитации Сергея. Естественный вопрос: почему они этого не просили? Точно так же естественен и ответ. Ни семья, ни я, как адвокат Сережи, не сомневаемся в том, что суд в отношении него был бы несправедливым, когда он жил, и уж тем более он будет несправедливым, когда его нет. Поэтому просить о реабилитации - лишь помогать Генеральной прокуратуре получить обвинительный приговор и тем самым оправдать пребывание Сергея в течение года в тюрьме. Генеральная прокуратура по собственной инициативе возбудила это производство, что-то там еще расследовала в течение года, я не знаю, что там можно было расследовать, даже в тот год, когда Сергей был жив и сидел в тюрьме. Я, как его адвокат и представитель в данной ситуации супруги, вдовы, участия в этом не принимал и принимать не буду, поскольку считаю, что участие мое как защитника Сергея лишь придаст некий вид законности тому беззаконию, которое сотворила Генеральная прокуратура. Поэтому пускай они сами решают вопрос, как они в 21 веке будут вести инквизиционный процесс в отношении человека, который умер три года назад.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG