Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Как происходит разговор в обществе, в котором умееют разговаривать

Элмо приходил на помощь не раз. Во-первых, научил мою старшую дочь английскому алфавиту, среднюю -- считать до десяти, младшего сына он может три минуты занимать своей идиотской песенкой -- мне этого времени хватает, чтобы сбегать покурить. И тут такое.

Вторую неделю в американской прессе не стихает скандал, связанный с Элмо -- красным мохнатым, скажем так, человечком c неприличным выражением лица из “Улицы Сезам”. Все из-за того, что кукловода Элмо, 52-летнего Келвина Клеша обвинили в сексе с человеком, не достигшим возраста согласия. 24-летний Сесил Синглтон рассказал журналистам, что когда ему было 15 лет, он занимался сексом с Клешем, что нанесло ему огромную психологическую травму, которой он не осознавал до настоящего момента. Сумма иска -- 5 миллионов долларов. Дополнительная подробность заключается в том, что неделей раньше подобного рода обвинение в адрес Клеша уже появлялось. Ровно такую же историю тогда рассказал другой молодой человек, который не стал называть свое имя. Клеш подтвердил сам факт их отношений, но утверждал, что в сексуальную связь они вступали уже после достижения молодым человеком возраста согласия.

Кевин Клеш -- хоть и остается всегда за кадром, человек в Америке очень известный. Почти тридцать лет он озвучивает и “руководит” Элмо, появляется с ним в самых разных телешоу, а несколько лет назад о нем даже сняли документальный фильм, который назывался “Быть Элмо” (Being Elmo). А вот он в связи с выходом этого фильма на шоу у Джона Стюарта.

Я бы не стала пересказывать эту историю только для того, чтобы лишний раз пнуть Кевина Клеша. Следить за ней, при всей моей любви и благодарности к Элмо, было интересно вовсе не из-за того, что Клеш кукловод и даже не потому, что эта история какая-то особенная. В этой истории как раз наоборот подкупает ее типичность, привычная логика развития событий. Привычная -- не для меня, а для американского публичного пространства.

Сначала в прессе появилась новость об обвинениях в адрес Клеша. И хотя Клеш не политик, а по сути поп-звезда, новость о нем не была автоматически зачислена в желтые новости, как это наверняка случилось бы в России. О деле Клеша написали все главные американские газеты. Так бывает, когда в обществе существует понятие репутации. Так бывает, когда в обществе людям важно, как и кто разговаривает с их детьми.

После новостных заметок, пришла пора колонок. В одной из них, автор задавался вопросом, как ему объяснить ребенку, что случилось с Элмо, если кукла пропадет из шоу? Переживет ли и должен ли Элмо пережить Клеша? Я пыталась представить, могла ли такая колонка всерьез появится в серьезном российском издании, если бы речь шла, например, о Хрюше или Степашке -- куклах из передачи “Спокойной ночи, малыши”. У меня не получалось.

Дальше газеты одна за другой стали цитировать слова Клеша: “Мои личные дела отвлекают внимание общества от очень важной работы, которую ведет “Улица Сезам”. И я не могу позволить, чтобы это продолжалось. Мне очень и очень жаль уходить, мне бы очень хотелось поскорее решить свои проблемы”. С этими словами Клеш покинул передачу, которой отдал почти тридцать лет жизни. Руководсто “Улицы Сезам” в это же время выступило с заявлением, в котором говорилось, что они сожалеют, но Клеш принял решение уйти. Тут я вспомнила, сколько фигурантов “дела Магнитского” все еще занимают свои посты. Не помню, чтобы ведомства, к которым они приписаны, говорили, что им очень жаль, но продолжать сотрудничество невозможно. Не помню также, чтобы сами фигуранты заявляли, что покидают свой пост, чтобы не бросать тень на работу своего ведомства.
Теперь Клеш больше не работает в шоу, ведется следствие, Элмо остается в “Улице”, Time написал, что куклу нужно оставить в покое -- она за людей не отвечает. Простой вопрос, желтая, на первый взгляд, новость спровоцировала серьезную трезвую дискуссию.
Одним словом, обычная история. Обычная -- не для меня, конечно.



весь блог

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG