Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Премию Андрея Белого получил мой любимый поэт. Я думаю, что первая книга Василия Ломакина «Русские тени», вышедшая 8 лет назад, столь же важна для русской поэзии, как «Тяжелая лира», «Камень», «Портрет без сходства» или «Денёк».

Какой-то маленький вассал
Губами горькими сосал
Остатки нежные России
И на заборе написал
Слова волшебные, живые
Как нищий в поле погибал
И Царь Небесный принимал
Его в чертоги огневые

Василий Ломакин больше двадцати лет живет в Вашингтоне, и в его новой книге «Последующие тексты», получившей белую премию, русские слова расползаются и расплываются, словно гладильщицы прыскают на них эмигрантской муравьиной кислотой. Но из озябшего крошева раскроенных строк изредка, точно вопль утопленника, доносится старый ритм:

Такого большого Парижа
Не видели вы и в Москве
Течет сладковатая жижа
По мертвой и жидкой Неве
Балеты крутят лисапедки
И глаз превращается в рот
Пока небольшие конфетки
Менадка за щеку берет

Еще одну награду получил великий Анри Волохонский, у которого только что вышло почти полное собрание сочинений. (Вот наша передача об этом трехтомнике: «Филолог гнал стада кентавров»). Самая старая в России премия Белого – единственная литературная награда, которую можно принимать всерьез, все остальные обитают между моргом и цирком. Недавняя клоунада на «Большой книге», где разные поколения совписов показали робкую фигу Путину, прокатив многотиражного кремлевского попа, еще раз это доказала.
Лауреатов премии Белого объявляли на Non/fiction. Я каждый год собираюсь приехать на ярмарку, но вреден север для меня. В последний раз был в ЦДХ 6 лет назад, в 2006 году, помню ледяную изнанку книготорговли: окоченевший грузовой лифт и беспалого грузчика, швырявшего коробки с томами, которые никто никогда не прочтет.
Но и у нас есть свои развлечения – в Праге проходит фестиваль азиатского кино – кажется, прикативший прямо из Москвы. Там тоже в октябре была ретроспектива Ким Ки Дука, и наш фестиваль на две трети состоит из его фильмов. Есть и новый, 18-ый – «Пьета», получивший главную премию в Венеции. Фильмы Ким Ки Дука всегда отличались восхитительным идиотизмом, но его неслыханная концентрация в «Пьете» безусловно заслужила награды. Венецианский кинофестиваль не в первый раз награждает странные фильмы, но никогда еще Золотого льва не получала картина настолько глупая. Мне очень понравилась такая сцена: многострадальная фальшивая богородица, обольщающая своего псевдосына, приносит ему живого угря, к которому привязана бирка с номером ее телефона. Шарман!

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG