Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Китайскую валюту продвигают в мировые резервные

В конце прошлой недели на бирже в Лондоне впервые появились облигации, выпущенные крупным китайским банком и номинированные в китайской же валюте.
Второй по объему активов банк Китая – контролируемый государством China Construction Bank – разместил здесь свои облигации на один миллиард юаней (160 млн долларов), сообщила британская газета Financial Times. По лондонским меркам, размещение невеликое - в отличие от его значимости.

До сих пор китайские банки продавали свои облигации лишь в самом Китае или в Гонконге. Среди зарубежных площадок, где торгуются финансовые инструменты, номинированные в юанях, с большим отрывом лидируют Сингапур и Лондон. Причем по доле этого рынка вторым после Гонконга идет теперь Лондон. По данным Society for Worldwide Interbank Financial Telecommunication (SWIFT), доля сингапурской площадки с января по сентябрь этого года сократилась с 33% до 26%, а лондонской – наоборот, увеличилась с 24% до 27%. Это стало результатом сразу нескольких размещений выраженных в юанях долговых обязательств, которые провели в 2012 году в Лондоне британский банк HSBC, австралийско-новозеландская финансовая группа ANZ Bank, а также Banco do Brasil, крупнейший по активам банк Латинской Америки.

Кроме того, еще в мае финансисты Лондона и Гонконга, как сообщала американская газета Wall Street Journal, объединили усилия для формирования необходимой инфраструктуры торговли бумагами, номинированными в юанях, за пределами Азии, а также продвижения международных торговых сделок с расчетами в китайской валюте. Речь идет, по сути, о реализации плана Народного банка Китая, предусматривающего максимальную интернационализацию юаня.

ДВЕ ВАЛЮТНЫХ ПЯТИЛЕТКИ

План был представлен в феврале 2012 года: в течение ближайших десяти лет (хотя точные сроки не указывались) превратить китайский юань в мировую резервную валюту, наравне с американским долларом или евро.

Стремясь к заявленной цели, Китай действует сразу в нескольких направлениях, отмечает сотрудник Гуверовского центра Стэнфордского университета в США профессор Михаил Бернштам. Среди них - расширение доли юаня в международной торговле. В частности, через двусторонние соглашения о взаимном кредитовании в национальных валютах. Например, такие соглашения Китай подписал в конце марта с остальными странами BRICS на их саммите в Дели. Получаемые от Китая кредиты в юанях другие страны смогут предоставить национальным компаниям, которые уже торгуют или хотят торговать с Китаем. Только за девять месяцев этого года Китай заключил таких двусторонних соглашений более чем на 250 млрд долларов.

Другое направление - прямое финансирование в юанях крупных проектов в странах Азии, Африки и Латинской Америки – большинство из них связано с разработкой месторождений сырья, в котором растущая экономика Китая остро нуждается.

В-третьих, продолжает профессор Бернштам, - прямое кредитование китайскими банками компаний и частных лиц в других странах через открываемые в них подразделения. Но если второе направление разрабатывается Китаем уже не первый год, отмечают эксперты, то зримые результаты на первом и третьем потребуют и немалых усилий, и времени.

ТОРГОВАТЬ И КОПИТЬ В ЮАНЯХ

Сегодня лишь 12-13% всей торговли Китая с другими странами даже Азии производится за юани, хотя некоторые экспертные прогнозы, в том числе – китайские, предполагают, что эта доля уже к 2015 году может вырасти до 50%. Сторонники тех же прогнозов ожидают и резкого роста объемов китайской торговли за юани, например, с Японией – в конце 2011 года две страны подписали соглашение о расширении во взаимной торговле расчетов в национальных валютах. Пока объемы этой торговли не столь велики: для сравнения, в 2011 году они составили примерно 360 млрд долларов, это вдвое меньше оборота торговли Китая и России.

Сначала Китай будет, скорее, уделять больше внимания расширению торговли за юани с теми же странами BRICS и лишь затем переключится на такие как Япония, полагает профессор кафедры синологии Мюнхенского университета Ханс ван Эсс. “Японские компании ориентированы, в первую очередь, на рынок США. В американских же долларах производится и примерно 60% всех сделок в торговле Японии с Китаем. И еще не факт, что японские компании будут готовы в сжатые сроки расширить внешнеторговые расчеты в китайской валюте. Более того, сомнительно, на мой взгляд, что в торговле и с другими странами Азии Китаю удастся всего за три года увеличить долю сделок в юанях сразу до 50%”.
По данным Народного банка Китая, в 2010 году на долю сделок в юанях приходилось 2% общего товарного внешнеторгового оборота страны, в 2011 году – 6,6%.

В 2009 году Китай стал крупнейшим в мире экспортером товаров, обойдя прежнего лидера - Германию. Теперь он стремится стать и крупным поставщиком денег в другие страны, причем денег весьма дешевых, отмечает Михаил Бернштам. В китайских банках сосредоточены огромные сбережения частных вкладчиков, которые в массе своей предпочитают больше сберегать, чем тратить. Почти как в Японии. Китай располагает и самыми крупными в мире валютными резервами – более 3,2 трлн долларов. Для сравнения, у следующей за ним Японии – 1,1 трлн долларов, а у России, замыкающей первую мировую тройку, - 526 млрд долларов на сегодня.

“Такая база фактически делает ресурсы китайских банков неограниченными – продолжает профессор Бернштам. – И они могут себе позволить предоставлять кредиты заемщикам в других странах под минимальные проценты, то есть гораздо дешевле, чем местные конкуренты”.

Понимают это и власти тех стран, где китайские банки хотели бы обосноваться, открыв свои отделения. Но если приход этих банков, например, в Индию, где система кредитования лишь формируется, мог бы стать для многих местных заемщиков началом новой жизни, то экспансия банков из Китая на рынки ведущих западных стран простой явно не будет, прогнозирует Михаил Бернштам.

Например, в США, поясняет он, созданы лишь два таких подразделения – в Нью-Йорке и Лос-Анджелесе. Пилотный проект, в частности, предполагает не только кредитование, но и открытие, например, вкладов в юанях как инструмента сбережений: китайский юань, с его заниженным ради национальных производителей курсом, за последние пять лет подорожал к американскому доллару примерно на 15%.

Но все это – лишь начальные этапы пути. Та или иная валюта не сможет претендовать на статус резервной для других стран без соответствующей ему значимости на мировых финансовых рынках. В частности, на мировом валютном рынке, по данным Банка международных расчетов, доля сделок с юанем не превышает пока 1%, тогда как для американского доллара она составляет 86%.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG