Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кого любят богатые?


Барак Обама и Митт Ромни

Барак Обама и Митт Ромни

Обзор американской прессы Евгения Аронова

«Знаешь. Эрнест, чем богатые отличаются от нас?», - спросил как то Хемингуэя его друг Скотт Фицджеральд. «Знаю», - ответил Хемингуэй, - «у них есть деньги, а у нас нет». Впрочем, не следует думать, будто класс богатых в Америке однороден. Например, та его часть, которую представляют банкиры, совсем не похожа на прослойку воротил интернета. По крайней мере, в том, что касается партийных пристрастий и пожертвований. Об этом на страницах «Вашингтон Пост» пишет обозреватель Гарольд Мейерсон.

Так, в самом дорогом округе хайтековской Кремниевой долины в Калифорнии Обама по числу набранных голосов на последних выборах обошел Ромни на сорок три процента, а район в штате Коннектикут под Нью-Йорком, облюбованный финансистами, отдал предпочтение республиканцу с перевесом в тридцать процентов. Но за пределами этого очарованного местечка в том же Коннектикуте, причем в районах не менее состоятельных, преимущество президента было неоспоримо.

Если взять пять важнейших доноров кампании Ромни, то это финансовые гиганты Goldman Sachs, Bank of America, Morgan Stanley, JPMorgan Chase, Credit Suisse. В то же время в списке двадцати главных спонсоров Ромни не найти ни одного высокотехнологичного предприятия. Помимо банкиров республиканца активно поддержали магнаты Лас-Вегаса: еще одно доказательство того, что разница между казино и биржей не более чем косметическая, иронизирует Гарольд Мейерсон.

А вот на кампанию Обамы большие средства пожертвовали руководители Microsoft, Google, IBM, Apple.

Автор статьи в «Вашингтон Пост» на основе этого делает следующее обобщение: на стороне Обамы выступила наиболее производительная и инновационная часть американских предпринимателей. Ромни же поддержали финансисты и операторы игорного бизнеса, чей вклад в развитие американской экономики куда менее очевиден, чем хайтековцев, и чьи принципы хозяйствования основаны не на создании новых, а на перераспределении имеющихся ресурсов, при этом непременно в пользу самих перераспределителей.

Более того, богатые сторонники Обамы, как показывает статистика голосования в Калифорнии, совсем не против повышения налогов на самую состоятельную часть населения. Хайтековцы, в целом, моложе финансистов; видное место среди них принадлежит выходцам из Азии; Уолл-стрит же по-прежнему, в основном, белый.
Разница между хайтековцами и финансистами ничуть не меньше, чем между служащими госсектора и сектора частного. В это начинаешь верить, ознакомившись с анализом двух исследователей, Эндрю Биггса и Джейсона Ричвайна, который они вынесли на суд читателей ведущего издания американских деловых кругов газеты «Уолл-стрит джорнал». Кстати, госсектор в массе своей неизменно голосует за демократов.

За последние четыре года число рабочих мест в госсекторе сократилось более чем на полмиллиона, прежде всего ввиду рецессии и бюджетных передряг. Поэтому Обама направляет из федеральной казны сотни миллиардов долларов на возвращение уровня занятости в этом секторе к тому уровню, который существовал до сентября 2008 г. Это было бы разумно, допускают Биггс и Ричвайн, если предположить, что данный уровень был исходно оптимальным. Но это, по их расчетам, не так: штаты государственных служащих невероятно раздуты, и если бы чиновники работали хотя бы столько же часов, сколько их коллеги в частном секторе, то экономия трудовых затрат в госаппарате легко бы достигла ста тридцати миллиардов долларов ежегодно.

Это не стереотип, основанный на расхожих представлениях о ленивых бюрократах, а объективный факт, заявляют авторы. Раньше трудовая нагрузка измерялась по установленной нанимателем «продолжительности рабочего времени». Это грубый измеритель, который не учитывал часов, которые работник тратил, работая внеурочно дома, в том числе, в выходные дни, пропущенных обеденных перерывов и не взятых отпусков. Сегодня же Министерство труда США, опираясь на представительную выборку, рассылает респондентам подробнейшую анкету, в которой они перечисляют, чем занимались в день, предшествующий заполнению документа. Это мелкая сетка, сквозь ее отверстия не проскользнет вся та деятельность, которая не учитывалась в схеме «продолжительности рабочего времени». И под чертой видим, что если в частном секторе человек трудится в среднем 42 часа в неделю, то в госсекторе только тридцать восемь. В пересчете на год эта дельта составляет аж целый месяц. И если ее упразднить, то и получится помянутая выше экономия в сто тридцать миллиардов. Отсюда Бриггс и Ричвайн выводят следующую мораль: прежде чем требовать от частного сектора больше работать, чтобы поддержать государство, государство обязано потребовать от своих служащих работать столько же, сколько частный сектор.

И в заключение - снова о богатых. Похожи они на рядовых сограждан или нет, зависит от того, как на них посмотрят политтехнологи. Автор про-республиканского блога PJMedia Майра Адамс вспоминает, что еще в середине 2011 г. демократы правильно предсказали, что противником Обамы будет Ромни и построили свою кампанию на том, чтобы, цитата, «низвести его как личность». В агитационных материалах демократов он был неискренен, беспринципен и, главное, выражаясь языком помощников президента, абсолютно чужд среднему избирателю. Эффект разорвавшейся бомбы в этом смысле произвел следующий ролик:
- Что бы я делала с детьми? Была бы у них крыша над головой? Если бы Обама не пришел на помощь автопрому, мы бы все остались без работы. А Ромни именно этого и хотел, заявляя: «пусть Детройт обанкротится, это будет правильно». Как у него только язык повернулся сказать такое? Это выше моего понимания!

Голосование позади, и в последние дни в прессе замелькали фотографии, свидетельствующие, что Ромни, что ни говори, не Митт, не помнящий родства. На одной из них он самолично, без помощи лакея в белых перчатках, заливает бензин в машину; на другой как заправский работяга уминает кусок пиццы, на третьей и четвертой – соответственно обнимает у кухонной стойки жену и идет с ней в кино (у безработных много свободного времени), на пятой, несмотря на двойку, полученную на выборах, отправляется в детский парк аттракционов Диснея. Почему мы не видели этих фотографий два месяца назад? сокрушается Майра Адамс.
XS
SM
MD
LG