Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Дмитрий Миловидов, «Норд-Ост»: «Российские власти делают вид, что в трагедии на Дубровке они ни при чем»


Акция памяти жертв трагедии "Норд-Оста". Октябрь 2012 года.

Акция памяти жертв трагедии "Норд-Оста". Октябрь 2012 года.

Сегодня Московский городской суд отменил решение Лефортовского районного суда о необходимости возбудить уголовное дело в отношении членов оперативного штаба, руководившего операцией по спасению захваченных террористами заложников в театральном центре на Дубровке осенью 2002 года. Как считают независимые эксперты и родственники жертв этой трагедии, многие из 125 погибших при штурме умерли от воздействия сильнодействующего усыпляющего газа. Российские власти на протяжении десяти лет отказываются возбуждать уголовное дело о причинах смерти заложников, хотя минувшим летом Россию обязал к этому Европейский суд по правам человека. Об итогах сегодняшнего судебного заседания РС рассказал один из тех, кто представляет позицию родственников жертв трагедии - заместитель председателя общественной организации «Норд-Ост» Дмитрий Миловидов:

- Мы добиваемся выполнения решений Европейского суда по правам человека. Оно вступило в силу в июне этого года и требовало от России возбудить уголовное дело по факту гибели людей в театральном центре на Дубровке. 10 лет после теракта уголовное дело по факту гибели людей, которые, как мы считаем, погибли от воздействия газа, так и не возбуждалось. Мы, выполняя решение Евросуда, обратились в Следственный комитет с требованием возбудить уголовное дело по факту гибели людей.

Когда Следственный комитет ответил непроцессуальным документом, наши адвокаты обратились в суд. В Лефортовском суде состоялись три заседания, на два из них не явились ни следователь, ни представитель прокуратуры. На третьем заседании было принято решение: действия, точнее, бездействие следователя неправомочны. Суд обязал следователя возбудить уголовное дело. Московский городской суд сегодня аргументировал свою позицию тем, что в Лефортовский суд не были истребованы материалы расследования случившегося во время спектакля «Норд-Ост». Какой в этом смысл - решать юристам. То есть нас власти опять водят по кругу. Вместо, того чтобы выполнять решение Европейского суда, они нас уводят на второй круг заседаний в Лефортовском суде.

- Как вы думаете, к чему это приведет? Цель власти, видимо, вообще не допустить возбуждения уголовного дела?

- Естественно, первая цель власти - не возбуждать уголовное дело. Мы этого добивались еще в 2008 году, когда обращались в Генеральную прокуратуру с требованием возбудить уголовное дело против руководителей оперативного штаба. Состав оперативного штаба нам неизвестен, предположительно - это тогдашние высокие чины ФСБ и МВД Патрушев, Проничев, Тихонов, другие лица. Документы оперативного штаба, как Россия сообщила Европейскому суду по правам человека, уничтожены. Разобраться теперь с этим делом Россия просто не желает.

- А возможно сейчас вообще установить истину, спустя 10 лет после того, как произошла трагедия "Норд-Оста"?

- Причина видна из экспертиз тел погибших заложников и рассказов свидетелей. Черным по белому специалисты давно расставили все флажки. Матери погибших с валидолом в руках неделями переписывали эти экспертизы, показания - и потом мы сравнили их: причины гибели людей словно «под копирку». Выводы экспертов показывают, какое быстрое и страшное влияние оказало применение спецсредств на организм погибших людей. Власти пытались оправдаться тем, что люди якобы погибли от обострившихся заболеваний, что они много дней неудобно сидели, мало ели и пили, мало спали, не дышали свежим воздухом. И в одночасье 125 человек забыли, как дышать. Европейский суд счел это бредом, хотя, конечно, такие формулировки не использовал. Но властям неудобно признавать свою ответственность, потому что применение данного спецсредства, возможно, противоречит Женевской или Парижской конвенциям по запрещению химического оружия.

Материалы уголовного дела показывают неэффективного данного спецсредства, но власть упорствует, чтобы не отвечать за свои действия. Судебно-медицинские экспертизы производились организацией, которая зависима от Департамента здравоохранения Москвы. ФСБ применила высокотоксичное вещество не мгновенного действия, которое имело цвет, запах, было видимо, осязаемо, провоцировало террористов на ответные действия (к счастью, такого не случилось). Против данного спецсредству нет антидота. Что бы там ни говорил господин Лужков - якобы было достаточно заготовлено доз антидота - это все ложь. Врачам спасать людей было просто нечем.

- Каковы ваши планы? Вы будете ждать повторного заседания Лефортовского суда?

- Мы предпринимаем действия по разным направлениям. Адвокат Каринна Москаленко, представлявшая заявителей в Европейском суде по правам человека, написала жалобу в Генеральную прокуратуру, чтобы на верхнем уровне наших правоохранительных органов было принято решение, будет ли Россия выполнять решения Европейского суда по правам человека или нет. В противном случае мы передадим информации в комитет РАСЕ, который занимается контролем за выполнением решений ЕСПЧ. Перед Россией -выбор: либо выполнять решение ЕСПЧ, либо уходить из Совета Европы.

Фрагмент итогового выпуска программы «Время Свободы»
XS
SM
MD
LG