Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Правозащитник Николай Щур: «У колонии номер 6 уже давно – репутация пыточной»


Протесты заключенных колонии номер 6 в Копейске.

Протесты заключенных колонии номер 6 в Копейске.

В колонии номер шесть города Копейска, ставшей известной на всю страну после так называемого бунта заключенных, работает большая группа следователей. Они рассматривают около восьми сотен жалоб заключенных на пытки и вымогательства со стороны сотрудников колонии. Как полагают правозащитники из Челябинска, знакомые с ситуацией, история закончится отставкой начальника колонии и уголовными наказаниями нескольких сотрудников.

Изменит ли случившееся ситуацию в российской системе исполнения наказаний в целом? Об этом рассуждает член Общественной наблюдательной комиссии Челябинской области Николай Щур.

– В колонии работает бригада Следственного комитета Челябинской области и следователей из Отдела по борьбе с экономическими преступлениями Главного управления Министерства внутренних дел Челябинской области. Вчера они производили выемку документов, финансовой отчетности. Кроме этого, изъяли большое количество неучтенной бытовой техники и большое количество холодного оружия, сабель, ножей. Предстоит установить, почему колония производила это оружие, если не имела лицензии на выпуск такого вида продукции. Экспертиза также установит, являются ли эти изъятые ножи, сабли холодным оружием. Идут допросы должностных лиц.

Эта работа ведется по результатам заявлений заключенных о произволе со стороны руководства колонии?

– Да, именно так. Мы уже очень долго работаем с этой колонией, и все наши обращения в тот же Следственный комитет, в областную прокуратуру не давали результатов. О фактах избиений, вымогательстве денег мы сообщали давно. Практика вымогательства денег, избиений и пыток заключенных существует не только в колонии номер 6, но и в других тюрьмах Челябинской области, как и по всей России. Однако события в Копейске 24–25 ноября нельзя было замолчать, особенно после избиений родственников заключенных и случайных граждан, оказавшихся возле колонии, ОМОНом Челябинской области. Осужденные написали уже более 800 жалоб и заявлений с просьбами о возбуждении уголовного дела по фактам вымогательства денег и избиений.

– Видимо, многое сошлось на личности начальника колонии Дениса Механова?

– Этого человека в системе исполнения наказаний называют "сыном полка". Его отец работал в Федеральной службе исполнения наказаний, потом трагически погиб, и офицеры решили воспитать 15-летнего мальчика «в духе собственной службы». Он окончил вуз соответствующего профиля. Потом стал работать в этой системе и прошел путь до начальника. Начальником колонии он стал в 27 лет, этот случай совершенно беспрецедентный. Звание у него – майор внутренней службы. Человек этот отличается от своих коллег тем, что абсолютно не имеет тормозов. Он циничен и нагл. Механов имеет поддержку в руководстве областного управления ФСИН, он и команду подобрал под стать себе – своего заместителя, руководителя оперативного отдела. Это как раз те люди, которые избивали заключенных. Десятки и сотни заключенных указали, что именно Механов и его подчиненные их избивали.

Дело в том, что колония номер шесть – так называемая пыточная колония. Сюда из других учреждений отправляли сотрудников, которых невозможно было держать в других колониях, поскольку на них постоянно жаловались. Администрация нашего тюремного управления заключенных, которые отстаивали свое достоинство, отправляла именно в 6-ю колонию. Образовалась взрывоопасная смесь из осужденных и охранников – одни не хотели мириться с унижением своего достоинства, другие не обращали на это никакого внимания, поскольку понятий о человеческом достоинстве в их морали не присутствует. Поборы, которые установил Механов со своими сослуживцами в этой колонии, превосходят все мыслимые и немыслимые пределы.

– Против заключенных, которые выступали против таких методов обращения и формально подняли бунт против руководства, возбуждены уголовные дела?

– Никакого бунта не было. Акция имела абсолютно мирный характер, это был акт гражданского неповиновения. Все, что сделали осужденные, – вышли из жилых помещений и стояли во двориках, заявив о том, что отказываются от приема пищи, пока не будут прекращены поборы и пытки. А выход на крышу и на вышку, которая вытягивает опилки из деревообрабатывающего цеха, был вызван действиями тюремщиков, которые стянули под стены этого здания спецназ и ОМОН. Это и еще атака на собравшихся у стен колонии родственников вызвали такую реакцию, что заключенные вынуждены были забраться наверх, вывесить плакаты со своими требованиями, для того чтобы их услышали и увидели. Родственники заключенных вели себя совершенно мирно, никаких угроз спецназу и ОМОНу они не представляли.

– Чем может закончиться эта история? Снимут начальника колонии, поменяют персонал и все пойдет дальше так же, как было?

– Мы очень надеемся на то, что после расследования этого уголовного дела суд вынесет приговор в отношении нескольких сотрудников колонии, связанный с лишением их свободы. Они останутся в колонии, но в другом качестве и в другой колонии. Мы также надеемся, что ни одного уголовного дела против заключенных, которые участвовали в этой акции, заведено не будет и впредь, поскольку они действительно не совершали уголовно наказуемых деяний. Мы также надеемся, что события в этой колонии встряхнут руководство Федеральной службы исполнения наказаний, которое задумается над изменениями в этой системе. Меня наводит на эту мысль заявление первого заместителя директора ФСИН, генерал-лейтенанта Петрухина на совещании, которое проходило в Челябинске. Он обратился к Общественной наблюдательной комиссии Челябинской области с просьбой оперативно присылать ему предложения по реформированию системы в целом. ФСИН готовит законопроект об изменении многих законов в сторону гуманизации и демократизации системы исполнения наказаний.

– Вы давно общаетесь с майорами и генералами из российской тюремной системы. Там много людей, которые понимают, что происходит в российских тюрьмах?

– Наверное, мне пальцев одной руки хватит, чтобы посчитать тех, кто адекватен… ну, может быть, на двух руках. Среди тех, с кем я общаюсь в системе исполнения наказаний Челябинской области, включая руководителя Владимира Турбанова, я не вижу профессионалов. Эти люди – упертые, плохо понимающие действительность, не способные руководить процессами, которые происходят в тюрьмах. А вот что касается генерала Петрухина – вот с ним, как мне кажется, можно вести диалог. Насколько честный это человек – вопрос, но хочется надеяться, что он действительно искренен в своем желании перемен.

Мы, со своей стороны, к диалогу готовы. Как поведут себя сотрудники и руководители системы исполнения наказаний – неизвестно. Мы вчера были в колонии – нам врали и вчера. Причем очевидно, что эти люди понимают, что они врут, они понимают, что мы понимаем, что они врут, и они, тем не менее, продолжают врать. Они будут стоять на своем до последнего по той причине, что сейчас садиться придется им самим. Скорее всего, генерал Турбанов, начальник Главного управления ФСИН по Челябинской области, останется на своей должности, но кадровая чистка будет большая. Сотрудники колонии номер 6, видимо, попадут за решетку, – рассказал Николай Щур.

Фрагмент итогового выпуска программы "Время Свободы"
XS
SM
MD
LG