Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Ровно 100 лет назад немецкий археолог Людвиг Борхардт обнаружил при раскопках в египетском местечке Тель-эль-Амарн всемирно известный символ совершенства – раскрашенную статуэтку, скульптурный портрет Нефертити, жены фараона Эхнатона, правившего в середине XIV века до нашей эры.

Бюст высотой 50 сантиметров изготовлен из известняка, покрытого раскрашенным слоем искусственного мрамора Сту́кко – сорта штукатурки, изготовленного на основе обожженного и измельченного гипса. Высыхая, стукко приобретал белый цвет и большую прочность, после полировки принимал вид мрамора. Со времени находки Борхардта и с того момента, как статуэтка Нефертити (застрахованная сейчас на 400 миллионов евро) попала в Берлин, она остается предметом споров и дискуссий на вечные темы притягательности и красоты.

Экспедиция Борхардта была профинансирована немецким предпринимателем Джеймсом Симоном. То, что бюст вскоре оказался в Германии, и как он там оказался, как и подлинность самого бюста – все это долго вызывало споры, а также обвинения в адрес Борхардта, что он-де обманул египтян и, скорее всего, вовсе не показал им Нефертити, статуэтку которой описал в документах, как скульптурный портрет некой принцессы. А так как найденные при раскопках артефакты должны были по договоренности делиться между египетской стороной в лице государственного хранилища древностей и иностранными археологами поровну, то Борхардт якобы разыграл египтян, представив им другую находку как более ценную. Что до сомнений в подлинности, то именно тот барельеф, который вместо Нефертити отошел к египтянам, и был, скорее всего, изготовленной по заказу Борхардта подделкой. Подлинность же бюста Нефертити окончательно научно подтверждена уже в наше время, в 1987 году.

Эхнатон, Нефертити и их дети

Эхнатон, Нефертити и их дети

С момента первой демонстрации бюста на публике в 1924 году Египет многократно требовал Нефертити назад, как ценность, вывезенную путем обмана. Само это требование дополнительно подтверждает подлинность бюста. Но Германия не только не собирается отдавать его, но и отказывается даже одолжить Нефертити на время для выставки в Египте, находя аргументы профессионального характера, что, мол, бюст хрупок и может быть поврежден при транспортировке, на самом же деле опасаясь, и не без оснований, что, попав в Египет, Нефертити в Берлин больше не вернется. Поэтому, открывая выставку, посвященную столетию новой жизни бюста Нефертити, президент Фонда прусского культурного наследия Херманн Парцингер счел нужным заявить, что он, как и ранее, исключает возврат Египту бюста Нефертити. Парцингер, в частности, сказал: «Нефертити – часть культурного наследия всего человечества. Возврат ее из простого великодушия я нахожу ничем не обоснованным и поэтому невозможным».

Интересно, что Фридерике Зайфрид – немецкий археолог, директор Египетского музея (составной части Нового музея в Берлине), во время поездки в марте 2010 году в Каир заявила своему египетскому коллеге, археологу и историку Захи Хавассу, что после исследования всех документов по распределению археологических находок в Египте в 1912 году нет ни малейших сомнений, что раздел находок был произведен в полном соответствии с тогдашними правилами и предписаниями. Но многие специалисты сомневаются, однако, в том, что Борхардт вел с египтянами честную игру. Интересно, что в Западном Берлине в 1970-е и 1980-е годы была выставлена копия бюста, так как существовали опасения, что Нефертити могут выкрасть для ГДР, а может быть, и для Египта террористы РАФ.

О мифе и реальности Нефертити размышляет немецкий археолог Фридерике Зайфрид:

– Обнаружение Борхардтом скульптурного портрета египетской царицы среди руин Ахетатона на участке мастерской скульптора Тутмоса, где были также найдены скульптурные портреты Эхнатона, Нефертити и их дочерей, а также гипсовые отливки лиц неизвестных людей, не позволяет выявить, какие из портретов непосредственно исполнены самим Тутмосом, понять, в частности, он ли автор бюста Нефертити. Возникновение легенд вокруг выдающихся произведений искусства я нахожу абсолютно естественным явлением. Это мы видим не только в истории Нефертити, но и, например, в истории Моны Лизы, как и в истории многих других произведений искусства. Это, как мне кажется, свойство, внутренне присущее объектам искусства, которые становятся широко известными. Вокруг них складываются мифы и разнообразные спекуляции.

Но тот, кто долго имеет дело с таким объектом поклонения, как бюст Нефертити – а я имею честь относиться к таким людям, – не может не поддаться воздействию этой изумительной скульптуры. Все спекуляции и сомнения в подлинности бюста Нефертити представляются мне настолько абсурдными, что я даже не имею желания их комментировать. Бюст, насколько мне известно, был помещен в 1914 году в музей, но долгое время не выставлялся. В свое время тема подлинности бюста обсуждалась в профессиональных кругах, но сегодня надо сказать следующее: когда читаешь, изучаешь дневник раскопок Борхардта, когда видишь фотографии бюста, сделанные 23 декабря 1912 года, как и фотографии, сделанные в день находки 6 декабря 1912 года, то хочется сказать: «Простите, это просто не может быть подделкой!»

Фрагмент итогового выпуска программы "Время Свободы"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG