Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Политолог Алексей Малашенко – о стратегии Владимира Путина


В последнее время и сам президент, и чиновники из его окружения подчеркивали, что его послание к Федеральному собранию – результат стратегической работы, начало которой относится еще к тому периоду, когда накануне выборов появилась серия статей Владимира Путина о ключевых проблемах общественного развития. В конце минувшей недели Путин встретился со своими доверенными лицами, и на этой встрече речь тоже шла о стратегии президентской политики.

– Есть стратегия слов, и есть стратегия дела. У меня такое ощущение, что стратегия слов и стратегия дела у Путина всегда расходились. Классический пример – это стратегия модернизации, о которой так много говорилось, а результатов претворения в жизнь которой как не было, так и нет. Когда Путин говорит о стратегии, то ощущение такое, что он идет по ровной поверхности и не учитывает возможностей резких политических поворотов. В последние недели сколько всего наговорено о коррупции в связи с крупными делами вокруг Министерства обороны; того, что сегодня было сказано по этому вопросу, – совершенно недостаточно. Временами выступления Путина смахивало на отчет партхозактиву. Безусловно, сейчас вся подконтрольная Кремлю пресса примется на все лады восхвалять путинскую стратегию, однако проблема в другом: одни и те же слова уже десять лет произносятся.

– Путин всегда с большим удовольствием говорит об экономике и особенно – о социальных проблемах, адресуя свои слова широким народным массам, которые склонны верить его обещаниям о реформах, улучшении социального положения, поскольку именно с деятельностью органов власти граждане связывают возможность благотворных перемен. Дмитрий Медведев совсем недавно в интервью журналистам нескольких телевизионных каналов, напротив, вдруг принялся говорить о политике, хотя премьер-министр – это в России «хозяйственная» должность. Вы не видите тут смешения обязанностей и полномочий?

– Это вызвано тем, что позиции Медведева как премьера не определены. В качестве хозяйственника его никто не видит. Фактически Путин и Медведев дублируют друг друга. Политик Путин, стремясь доказать успех и верность своей стратегии, больше говорит об экономике. Общество двух этих политиков привыкло рассматривать как некое двухголовое тело, как двуглавого орла – одна голова, конечно, побольше, повлиятельнее, но другая тоже существует и имеет собственный дискурс. Но в целом – Путин, получается, отвечает за все. Вот сегодня во время его выступления показывали разных людей, которые слушали президента. И где-то там в общем ряду появилась голова Медведева, как совершенно рядового участника этого мероприятия. Режиссер, который выбирал ракурс, как будто бы хотел подчеркнуть: вот и Медведев, он в публике, а вот Путин – это да! Путин – это тот, кто наверху, который всех нас учит, просвещает, и депутатов, и Медведева, и все остальное общество.

– Несколько дней назад Центр Карнеги обнародовал исследование «Пробуждение России», адресованное западным экспертам, занимающимся российской тематикой. Понятно, что это такое – «Просыпающаяся Россия»; понятно и то, что, выступая перед Федеральным собранием, президент выступает и перед всеми гражданами Российской Федерации. На ваш взгляд, какие сигналы эта «просыпающаяся Россия» сегодня получила от Путина?

– Просыпающаяся России просто не обратила на выступление Путина внимания. В нашей политической культуре принято мало внимания обращать на слова, сказанные с официальных трибун, если речь не идет о совсем уж исключительных ситуациях вроде выступления Хрущева с антисталинским докладом. Большее внимание обращают на слухи, на поведение политиков. Все эти доклады партийных съездов звучали как монотонный водный поток: вода течет, какой-то шум раздается – ну и хорошо, значит, красиво течет река. Водная плавность, по-моему, характерна и для нынешних выступлений руководителей государства. Во всяком случае, ничего такого, что бы сильно зацепило, сегодня не было сказано. Да и не могло быть сказано!

– Путин предложил вернуться к смешанной системе парламентских выборов. Это меняет политическую атмосферу в стране?

– Россия – такое государство, где все решают не законы, а люди. Самой демократичной по форме была у нас сталинская конституция. Любой закон можно выхолостить с помощью каких-то поправок, с помощью особых механизмов его исполнения, в помощью личных отношений. Говорить об этих конституционных изменениях, по-моему – не самое интересное занятие.

Фрагмент итогового выпуска программы «Время Свободы»
XS
SM
MD
LG