Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Измениться, чтобы остаться собой


Сикх среди охранников Букингемского дворца в Лондоне

Сикх среди охранников Букингемского дворца в Лондоне

Все изменилось! Это подтверждено официально!

Наша страна полностью изменилась.

Возможно, мы запомним 2012 год как год, в котором мы поняли, кто мы такие.

Путешественник, вернувшийся в страну после 10-летнего отсутствия, может почувствовать непреодолимое желание использовать клише о том, что она «изменилась до неузнаваемости», потому что это так и есть.


Первые отклики на обнародованные во вторник Национальным бюро статистики главные итоги проведенной в прошлом году переписи населения в Англии и Уэльсе характеризуются редким единодушием. Говоря о них, приходится тоже прибегнуть к клише: "очевидное – невероятное". Конечно, британцы 11 декабря не "проснулись в другой стране" – эта страна в течение 10 лет, прошедших со времени предыдущей переписи 2001 года, менялась у них на глазах, часто и при их прямом участии. Однако впервые то, о чем они догадывались, было подтверждено данными столь точной дисциплины, как статистика.

Осколок, по которому можно восстановить всю мозаику, – привычная для Лондона наших дней картина, описанная, впрочем, не в британской, а в польской "Газета выборча":

В магазине Polish Express в Кройдоне (район на юге Лондона) продается больше товаров из Польши, чем в многих супермаркетах в самой Польше, говорит Лукаш Филим, руководитель организации Polish Professionals in London.<…> Владельцы магазина – два брата из Бангладеш. Они почувствовали, что это может быть очень успешным бизнесом. А в индийских магазинах продается польское пиво. Хотя там оно далеко не самое дешевое.

Одна эта цитата отлично передает многие демографические тенденции, которые уловила перепись. "Белых британцев" в Англии и Уэльсе становится все меньше (за 10 лет их количество уменьшилось на 7 процентов, а в Лондоне – на все 13, и они теперь составляют в британской столице меньшинство). Поляки, которых 11 лет назад на островах было всего несколько десятков тысяч, превратились во второе по величине национальное меньшинство: число приехавших после вступления Польши в ЕС в Британию на заработки составило сотни тысяч. Поляков в Британии теперь больше, чем пакистанцев и уроженцев Бангладеш, занявших третье и четвертое места. Уступают поляки по численности только тем, кто родился в Индии. Родившихся не в Британии вообще за 10 лет стало больше примерно на 3 миллиона человек, именно иммиграционным приливом можно объяснить 7-процентный рост населения Англии и Уэльса, которое достигло 56 миллионов.

Наиболее неожиданными, однако, можно назвать ответы на вопрос, о котором польская газета не упоминает: речь идет об исследовании религиозной принадлежности англичан и валлийцев.

Большинство комментаторов, увы, не обращает особенного внимания на более чем двукратное падение числа тех, кто относит себя к рыцарям-джедаям: если в 2001-м их было 390 тысяч, то в 2011-м всего лишь 176 тысяч (оптимисты, впрочем, лелеют надежду, что после выхода в свет продолжения саги о звездных войнах, намеченного на 2015 год, к следующей переписи число джедаев, в особенности среди молодежи, может вновь возрасти). Гораздо больше комментариев привлекло резкое уменьшение числа последователей традиционной для Британии религии – христиан, прежде всего прихожан англиканской церкви.

В абсолютных числах их за 10 лет стало меньше на 4 миллиона, или на 13 процентов. Христианами сейчас считают себя 59 процентов жителей Англии и Уэльса, в 2011-м их было 72 процента. Тенденция указывает на то, что в 2018-м христиане станут здесь меньшинством. При этом число мусульман увеличилось почти вдвое, едва не достигнув пяти процентов, выросло и количество последователей других "мировых религий" (джедаи тут – печальное исключение). Но, конечно, самый впечатляющий рост продемонстрировали те, кто ответил на вопрос о религиозной принадлежности формулировкой No religion. В 2001 году их было 15 процентов от населения Англии и Уэльса, а в 2011-м – уже целых 25 процентов. В абсолютных числах их более 14 миллионов, в основном это жители мегаполисов, университетских городов и, как ни странно, валлийской глубинки. Наиболее наглядно произошедшие изменения видны в графическом сравнении с 2001 годом.

Промежуточные итоги и тенденции очевидны. Англичан в Англии становится меньше, а индусов, поляков и пакистанцев – больше. Белых – меньше, меньше людей, покупающих жилье в ипотеку, меньше состоящих в браке, меньше христиан и больше мусульман и людей нерелигиозных. Нет оснований сомневаться в том, что эти процессы продолжаются. И как раз о возможности повлиять на них, о взаимосвязи (или ее отсутствии) между их составными частями и, наконец, об интерпретации нынешних демографических процессов и разгорается в последние дни полемика.
Комментаторы The Guardian – предсказуемо – не просто приветствуют перемены, но и призывают общество и государство без промедления отреагировать на них. Среди предложений, авторы которых опираются на итоги переписи, – реформа государственных институтов, в частности, палаты лордов. С резким падением числа христиан становится неясным, кого представляют 24 «духовных лорда», до сих пор заседающие в верхней палате британского парламента. Отразить перемены, произошедшие в обществе, как считают комментаторы, должны и культурные институты, и, наконец, сама англиканская церковь, добровольно отказавшись от роли того института, который, по словам Редьярда Киплинга, «делает нас нами» (Makes us we), поскольку то, что объединяет жителей Британских островов, в 2012 году лежит за пределами церкви.

С огромным энтузиазмом восприняла итоги переписи Гуманистическая ассоциация, одним из активных деятелей которой является знаменитый биолог Ричард Докинз. Для «гуманистов» резкий рост числа нерелигиозных людей – прямое руководство к действию, их реакцией стали требования к правительству принять меры по ограничению влияния церкви на общество и в особенности на систему образования.

А что же сами англикане? Директор по связям с общественностью Архиепископского совета интерпретирует итоги переписи так: христианами перестают называть себя те, кто делал это по инерции, а на самом деле давно не живет церковной жизнью. Феномен так называемых "христиан по культуре" исчезает, в рядах церкви остаются только "христиане по вере", и в церкви это не считают показателем упадка.

Впрочем, правые комментаторы-традиционалисты оказываются порой «святее» архиепископа Кентерберийского. Итоги переписи стали очередным поводом для того, чтобы оплакать "старую добрую Англию", к чему добавились обвинения в адрес более 10 лет правивших страной лейбористов в сознательном проведении либеральной иммиграционной политики: мол, иммигранты и секулярно настроенные граждане более активно поддерживают именно Лейбористскую партию, а не ее соперников-консерваторов.

Последнее утверждение можно обоснованно подвергнуть критике: отнюдь не все иммигранты разделяют леволиберальные ценности, и в 2010 году лейбористы получили на выборах на миллионы голосов меньше, чем в "благословенном" 2001-м. Что касается первого, то более интересны не речи о пролитом молоке, а опасения, высказанные в связи с будущим. Наиболее серьезный аргумент тех, кто видит в итогах переписи угрозу, – опасность потери обществом солидарности, превращения "британской идентичности" всего лишь в аналог "жизненного стиля", равного среди равных, как пишет комментатор Daily Mail, такой же личной прихоти человека, как "занятия йогой или плаванием".

Утрата британской (точнее сказать, английской) идентичности действительно была бы печальным событием. Однако можно ли делать вывод о существовании такой угрозы на основе статистических данных? Само по себе увеличение числа лиц с другим цветом кожи, с иным местом рождения и даже отказавшихся от самоидентификации в качестве носителя доминирующей религии не означает гибели культуры, традиций и стиля жизни, а смесь разных национальностей, верований и привычек, которую мы можем наблюдать в современном Лондоне, вовсе не обедняет жизнь людей, превращая ее в усредненный "глобалистический" бульон, а, очевидно, наоборот. Яркие церемонии открытия и закрытия лондонской Олимпиады стали успешной попыткой показать, что "новая Британия" высоко ценит и свою историю, и культурное наследие, и многообразие. И среди бангладешцев есть любители польского пива, среди нерелигиозных людей – болельщики английской футбольной сборной, яростно поющие перед матчами гимн с призывом к Богу даровать королеве славу, счастье и победу, а среди темнокожих иммигрантов – поклонники традиционной английской кухни (хотя в последнее и нелегко поверить).

Представительница польского меньшинства в Британии завершает свой комментарий для The Guardian любопытным сопоставлением: Лондон – наиболее разнообразный с культурной и этнической точки зрения город в мире… – возможно, ближе всего по своей сущности к "плавильному котлу", существовавшему в культуре Центральной и Восточной Европе в период между мировыми войнами. Центральноевропейский многонациональный и многоконфессиональный "космос" постигла катастрофа – и нынешнее участие поляков в "переформатировании" Британии является, конечно, слабым утешением. Но есть надежда, что самой Британии, меняясь, удастся сохранить свои главные черты, которые, собственно, и влекут в эту страну новых и новых иммигрантов.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG