Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
«Вы назвали меня жалким?.. Кто вы такой, чтобы меня судить? Я спрашиваю вас, месье Эрро, министр месье Олланда, кто вы такой?» Так пишет в открытом письме к премьер-министру Франции Жану-Марку Эрро актер Жерар Депардье.

«Жалким» Эрро назвал решение Депардье стать налоговым резидентом Бельгии из-за высоких налогов на родине. В 2013 году максимальная ставка подоходного налога для тех, чьи годовые доходы превышают 1 миллион евро, будет равна во Франции 75 процентам. В Бельгии подоходный налог для самых богатых в полтора раза меньше.
«Он – большая звезда, все любят этого актера, но есть что-то жалкое в его решении переселиться по ту сторону границы, все это только ради того, чтобы не платить налоги», заявил премьер в интервью телеканалу «Франс-2».
В ответ возмущенный Депардье решил отказаться и от французского гражданства. В гневном письме, опубликованном в еженедельнике «Журналь дю диманш», он пишет, что начал работать в возрасте 14 лет, был и работником типографии, и грузчиком, никогда не уклонялся от налоговых выплат. В 2012 году Депардье отдал налоговым службам 85% своих доходов. А за последние 45 лет в общей сложности заплатил 145 миллионов евро налогов:
«Я уезжаю, потому что вы полагаете: успех, творчество, талант, одним словом, все, что выделяет человека, должны быть наказаны. Мне не нужно ваше одобрение, я прошу всего лишь уважения».
Еще неделю назад мэр бельгийской коммуны Эстемпюи подтвердил французским и бельгийским средствам массовой информации, что Депардье переехал в расположенную в его коммуне деревушку Нешэн. Нешэн находится всего в километре от французского городка Рубэ в регионе Нор-Па-де-Кале на севере страны. Около 30% населения Нешэн – состоятельные французы, перебравшиеся по ту сторону границы по причине налоговой привлекательности Бельгии по сравнению с Францией.
Среди новых «местных» жителей – члены семьи Мюлье, которая владеет компанией Auchan, одним из крупнейших в мире операторов розничных сетей. В сентябре подданным Бельгии решил стать французский миллиардер Бернар Арно – владелец контрольного пакета акций компании LVMH. И хотя один из самых богатых людей Франции заявил, что налоги он по-прежнему будет платить во Франции, поверили ему далеко не все.

Что это – театральный жест экстравагантного актера или проявление серьезной общественной тенденции? Парижский международный обозреватель РС Семен Мирский полагает, что для социалистов, которые ввели такой высокий налог для богатых, поступок Депардье будет иметь серьезные последствия:

– Депардье далеко не первый гражданин Франции, который исправно платил налоги и который предпочел уехать из-за нового налогового законодательства. До него тем же путем пошел предприниматель Бернар Арно, самый богатый человек Франции, по сравнению с которым Депардье просто бедняк. Но скандал с Депардье не разросся бы до такого масштаба, не будь заявления премьер-министра Франции Жана-Марка Эрро, назвавшего поступок актера «жалким». Депардье известен своей экстравагантностью, но он человек очень гордый, независимый и, разумеется, проглотить оскорбления не мог.

– Верно ли, что Депардье «психанул» еще и потому, что премьер-министр фактически обвинил его в отсутствии патриотизма? Даже по ролям Депардье видно, что он один из символов Франции – кого только не играл из персонажей французской истории…

– Это предположение более чем верно. В отличие от Жана-Марка Эрро, Жерар Депардье – выходец из народа.

– Какую реакцию вызвало письмо Депардье? Его поддерживает французская общественность?

– Французская общественность разделилась. Водораздел мнений, кстати, не пролегает по политическому принципу – условно говоря, социалисты против Жерара Депардье, а «правые» – за него. Хотя этот аспект, разумеется, имеет место, но в данном случае это аспект побочный. Электронная сеть переполнена заявлениями в поддержку Депардье, чему способствует необычайная популярность этого актера. А мне эта история напомнила очень старый советский анекдот о ночном обыске в квартире гражданина Рабиновича. Рабинович испуганно реагирует на стук в дверь: «Вы ко мне?» – «Да, к вам. Вот ордер на обыск». – «А можно узнать, что вы ищете?» – «Мы ищем золото и бриллианты». – «А зачем вам золото и бриллианты?» – «Государству нужны деньги для того, чтобы строить социализм». Рабинович подумал и ответил: «Если у вас нет денег, то не надо строить социализм». Этот анекдот имеет, по-моему (при всех очевидных различиях), отношение и к Франции наших дней. В стране – кризис. Вместо того чтобы поощрять капиталовложения в экономику, президент и правительство вызывают своими мерами массивную утечку капитала за рубеж.

– Есть ли основания предполагать, что власть пересмотрит отношение к этому налоговому закону?

– Все указывает на то, что власть испугалась. Сегодня председатель Национального собрания Франции Клод Бартолон выступил с примирительным заявлением, обращаясь к Жерару Депардье на «ты», что, вероятно, подразумевает личное знакомство с актером. Бартолон заявил: «Приезжай, нам есть, что обсудить, и есть, о чем поговорить». Я думаю, что Депардье может уступить в том случае, если Жан-Марк Эрро публично попросит у него извинения, но пойдет ли премьер-министр на такой шаг – вопрос.

Всей этой историей уже воспользовались политические противники президента и премьер-министра. Надин Мурано, бывшая министром в правительстве Николя Саркози, сегодня заявила, что дело Депардье – это всего лишь частный случай явления, принимающего повальный характер, – отъезда за границу лучших представителей общественности, ярких актеров, художников, предпринимателей.

– Для Франции борьба за социальное равенство – это не пустые слова. С другой стороны, на практике получается социализм советского типа – богатых раскулачим как следует…

– На президентских выборах в мае этого года, напомню, победил социалист Франсуа Олланд. Большинство избирателей предпочли социалистический (точнее говоря – социал-демократический) путь развития. Но масштаб разочарования, которые наблюдаются сегодня во французском обществе, разочарования, вызванного неуклюжими, непродуманными, близорукими действиями властей во главе с Франсуа Олландом и Жаном-Марком Эрро, многих заставляет изменить свое мнение. Люди далеко не всегда последовательны в своих поступках. С одной стороны, они привели к власти социалистическое правительство. С другой стороны, они, всего несколько месяцев спустя, уже успели об этом пожалеть. Да, во Франции есть традиция эгалитаризма, но экономическое равенство всех – всего лишь утопия. В то же время в стране достаточно высока гражданская и социальная зрелость для того, чтобы большинство населения понимало: строить социализм, не имея на это денег, – утопия. А «утопия» во власти не работает, считает Семен Мирский.

Жерар Депардье объявил, что, отказавшись быть французом, он становится «гражданином мира».

Фрагмент итогового выпуска программы «Время Свободы»

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG