Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Око Франкфурта


Эмблема евро перед штаб-квартирой Европейского центрального банка во Франкфурте-на-Майне

Эмблема евро перед штаб-квартирой Европейского центрального банка во Франкфурте-на-Майне

ЕС начинает крупнейшую после евро монетарную реформу

В 1999 году, когда вместе с евро появился Европейский центральный банк (ЕЦБ), многим политикам в Евросоюзе казалось излишним, чтобы, помимо контроля над эмиссией новой валюты и, соответственно, инфляцией в еврозоне, ЕЦБ напрямую контролировал и банки региона.

Спустя 10 лет, когда Европу настиг финансовый кризис, такой контроль, наоборот, назвали необходимым, хотя и политически труднодостижимым. Еще через три года, в июне 2012-го, на очередном саммите ЕС его посчитали делом предрешенным и отвели шесть месяцев на формальности. За это время удалось выработать лишь общую схему будущего единого банковского регулирования.

К раннему утру в день открытия последнего в уходящем году саммита Европейского союза, завершившегося в минувшую пятницу, ее согласовали, наконец, 27 министров финансов ЕС – с четвертой за последние два месяца попытки и после 14-часовых дискуссий. Лидерам стран оставалось с облегчением утвердить их итог.

Любопытно, сама схема такова, что правительство фактически любой европейской страны может заявить своим избирателям: в жарких спорах нам удалось отстоять национальную позицию.

ПОДАВЛЯЮЩЕЕ ИСКЛЮЧЕНИЕ
Теоретически под контролем ЕЦБ оказывается любой из примерно 6 тысяч банков, работающих в странах еврозоны. На этом настаивала, в частности, Франция, поддерживаемая Италией и Испанией. Однако реально прямое вмешательство из Франкфурта для всех подразумевается лишь в крайних случаях. А пока 97% всех банков региона по-прежнему остаются под контролем национальных регуляторов.

На таком разделении настаивала Германия, в которой сосредоточена треть всех банков еврозоны. Подавляющее большинство из них составляют сотни небольших региональных и сберегательных банков, бизнес которых, как правило, не выходит за рамки своих регионов.

В итоге под прямой контроль ЕЦБ перейдут пока лишь самые крупные банки региона. Их отберут по трем критериям: если активы банка превышают либо 30 млрд евро, либо 20% объема ВВП своей страны; если он ведет бизнес как минимум в двух странах; и в любом случае в эту группу войдут по три крупнейших банка каждой страны еврозоны.

Министры финансов предварительно насчитали в целом примерно 180-200 таких банков, то есть 3% общего их количества. С учетом специфики национальных банковских систем под контролем ЕЦБ оказывается, например, большая часть банковского сектора такой страны, как Франция, и, наоборот, абсолютное большинство банков Германии остается за рамками дополнительного, централизованного контроля. До “крайнего случая”, разумеется.

ДВОЙНОЕ ГОЛОСОВАНИЕ
Для 17 стран еврозоны участие в новой системе банковского регулирования является обязательным. Остальным 10 странам ЕС, использующим пока собственные валюты, предложено сделать добровольный выбор. Из них три – Великобритания, Швеция и Чехия – уже заявили, что в обозримом будущем участвовать в новой системе не намерены.

В январе 2011 года в ЕС был учрежден базирующийся в Лондоне единый Комитет банковского надзора, который координирует действия национальных регуляторов, а также устанавливает общие для всех 27 стран ЕС надзорные правила. В новой системе ему предстоит выполнять и функции посредника.

Дело в том, что грядущие решения Комитета, чтобы стать всеобщими, потребуют “двойного голосования”, на чем настаивала, в частности, Великобритания. Его смысл – в раздельном голосовании группы стран, переводящих свои банки под контроль ЕЦБ, и тех, которые отказываются пока от такого перевода. Решение будет считаться принятым лишь в случае одобрения большинством в обеих группах. Если же одна из них окажется против некоего нового решения, Комитету банковского надзора и предстоит возглавить поиски компромисса.

Пока даже трудно представить, как будет работать столь сложный механизм, говорит профессор кафедры экономики банковского бизнеса университета немецкого города Хохенхайм Ганс-Петер Бургхоф. “Да, общее решение принято, но какими реально окажутся полномочия нового надзорного института, пока никто не знает”.

Тем не менее, такая же схема голосования по вопросам банковского надзора предполагается и для первой группы стран. Оно будет проводиться не только как “одна страна – один голос”, но и по принципу так называемого "взвешенного большинства", когда количество голосов той или иной страны определяется ее удельным весом в общей группе по численности населения. И для принятия любого решения также потребуется положительный исход обоих голосований.

ДОЛГИЙ ПУТЬ К СОЮЗУ
Исходя из решений последнего саммита ЕС новая структура банковского надзора в еврозоне, подконтрольная Европейскому центральному банку, реально появится не ранее марта 2014 года. Весь будущий год уйдет, по сути, на формальные утверждения и согласования конкретных механизмов осуществления такого контроля.

В 2013 году решено также лишь начать подготовку второго из трех предполагаемых пока этапов формирования будущего банковского союза ЕС. Под ним подразумевается создание некой структуры, которая будет заниматься санацией банков, оказавшихся на грани банкротства. Вплоть до выделения наиболее “проблемных” их подразделений для последующей ликвидации, которая позволит оздоровить оставшийся бизнес этих банков.

Такие операции всегда требуют немалых средств. В данном случае их потенциальные источники пока названы не были, однако направление поисков было указано: это сами банки и финансовые компании. Такая реструктуризация не может проводиться за счет налогоплательщиков, заявила на пресс-конференции канцлер Германии Ангела Меркель и пояснила: бремя должны нести те, кто и довел банк до банкротства.

Еще недавно некоторые страны еврозоны полагали, что, создав такое “кризисное” агентство, а также учредив общую систему страхования банковских вкладов, можно быстро решить финансовые проблемы многих банков стран Южной Европы, отмечает президент Баварского финансового центра профессор Вольфганг Герке. Но такая поспешность дорого обошлась бы другим банкам региона, на которых легло бы основное бремя финансирования. “В этом случае они сами могли бы оказаться на грани банкротства, и уже их самих пришлось бы спасать”.

Создание общей системы страхования вкладов, которая в случае кризиса предотвратила бы массовый перевод вкладов из одних банков в другие, считается третьим и заключительным этапом формирования банковского союза еврозоны. Однако пока сама идея встречает столь активное неприятие со стороны относительно благополучных в финансовом отношении стран-участниц, что даже предварительное ее обсуждение фактически откладывается на неопределенное время. Как минимум до ближайших в них парламентских выборов.

“Сначала страны-кредиторы должны наглядно убедиться в том, что создаваемый ныне механизм единого в регионе банковского надзора под контролем ЕЦБ не только заработал, но и, более того, действует эффективно”, – полагает Ганс-Петер Бургхоф.
XS
SM
MD
LG