Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Консультант по усыновлениям Алена Синкевич - о российских депутатах и американских родителях


Акция против принятия поправок к закону о международном усыновлении у здания Государственной Думы. 19 декабря

Акция против принятия поправок к закону о международном усыновлении у здания Государственной Думы. 19 декабря

О проблеме усыновления российских детей американскими гражданами и законе об международном усыновлении РС беседует со специалистом по международным усыновлениям, консультантом российского отделения американского агентства "Hand in Hand" Аленой Синкевич.

- Когда мы говорим о статистике, проще оперировать не процентами, а цифрами. Мы знаем, что за годы практики международных усыновлений в Америку усыновлены около 60 тысяч детей. И мы знаем примерно о 20 трагических случаях. В России разнобой насчет статистики внутренних усыновлений. Я даже не берусь называть цифры трагических случаев в семьях российских усыновителей, потому что невозможно найти статистику. Дело не в том, что она невыгодна для нас. Дело в том, что данные «размазаны» по усыновлениям и по семьям. Найти достоверные данные о том, сколько детей было убито и за какое время именно в семьях усыновителей, не включая приемные семьи или опекунские семьи, невозможно. Поэтому сравнить статистику России и Америки не представляется возможным. Конечно, 19 американских трагедий - остаются трагедиями. К сожалению, такие вещи случались, случаются и будут случаться, потому что жизнь есть жизнь.

- Как российское государство следит за процессом международного усыновления? На каком этапе оно подключается к процессу, как контролирует работу агентств международных усыновлений и на каком этапе «отпускает» насовсем ребенка, усыновленного за границу, например, в США?

- И внутренние, и международные усыновления осуществляются одним и тем же путем. Иностранные усыновители, точно так же, как российские граждане, со своими документами обращаются в органы опеки и попечительства той территории, где они хотели бы усыновить ребенка. Это технически ограничено для американцев, потому что они не могут сами подать документы, вот и подают через представителя, например, через наше агентство - просто потому что сами они живут далеко. Я приношу эти документы в органы опеки и попечительства, эти документы ставят на учет. Следующий этап - когда министерство образования или департамент образования (в зависимости от территории) дает знать: да, у нас появился в базе данных ребенок, который приблизительно отвечает вашим ожиданиям. Потому что в том пакете документов, который подают усыновители, указано, ребенка какого пола, возраста они хотят, там приблизительно очерчен круг диагнозов, на которые они готовы при усыновлении ребенка. И все это ровно так же происходит для российских граждан.

Когда усыновители приезжают в первый раз, им предлагают краткую информацию о ребенке, и они говорят, согласны ли они поехать и познакомиться с этим малышом. Если согласны - тогда едут и встречают ребенка, получают более подробную информацию. После этого подписывают у нотариуса документы, заявление в суд о готовности продолжать усыновление. В том числе, они подписывают другие бумаги - о том, что ознакомлены с медицинским диагнозом, обязуются предоставлять информацию о жизни и здоровье ребенка, согласно российскому законодательству, обязуются не препятствовать контролю за жизнью ребенка со стороны консульских организаций, если в семье будет происходить что-то неблагополучное. Далее следует суд.
В течение трех лет после усыновления приемные родители шлют отчеты. Первый отчет идет через 6 месяцев, согласно российскому законодательству, потом через 12, потом через 24, потом через 36. При этом американское законодательство подразумевает, что семью посещает представитель социальной службы - бывает, раз в две недели, бывает - раз в месяц. Ребенок сохраняет российское гражданство до 18 лет, и в 18 лет он может принять решение, захочет ли отказаться от российского гражданства. Может и не отказываться.

- Какие конкретно цели преследуют американские родители, усыновляя детей именно из России?

- Американцы усыновляют очень много детей в самых разных странах. Логика - самого высокого толка. У меня недавно семья усыновляла мальчика с синдромом Дауна. Обычно мотивация, когда семья усыновляет детей с синдромом Дауна, бывает такой: или у родителей уже есть свой биологический ребенок с синдромом Дауна, и они эту проблему знают изнутри, или бывает профессиональная связь с этим заболеванием (скажем, педагоги со специальным образованием, которые просто знают эту проблему, и она их не пугает). Но тут была другая мотивация. В этой семье было двое своих здоровых детей и маленькая удочеренная девочка из Гватемалы. Я спросила родителей: "Почему вы решили усыновить ребенка с синдромом Дауна?" - "Потому что когда мы удочеряли девочку, то думали, что у нее ВИЧ. Мы понимали, что ребенок с ВИЧ потребует от нас очень много забот и усилий, поездок к врачам и так далее. А потом оказалось, что у нее не ВИЧ, а антитела к ВИЧ, что уже гораздо легче, потому что антитела «пройдут» сами, и по сути это здоровый ребенок. Мы поняли, что у нас еще остались силы, осталась любовь, которую мы можем дать еще одному ребенку. И поэтому мы решили приехать в Россию и усыновить мальчика с синдромом Дауна. Мы знали, что в России в базе данных на усыновление много детей с синдромом Дауна». Вот мотивация.

- Сколько детей в год усыновляют иностранные граждане через ваше агентство?

- Сейчас работы стало гораздо меньше, потому что стало гораздо меньше международных усыновлений. Это, может быть, не очень хорошо для американских агентств, но для меня как для российской гражданки, это приятный знак, потому что российские граждане, наконец, стали усыновлять детей. И я счастлива, и слава Богу, что это так. Наше агентство в год помогает усыновить, наверное, 18-20 детей, не больше. Приблизительно такие же цифры по всем агентствам, которые выжили в этот смутный период. Многие агентства в России просто закрылись - практически на усыновление не осталось здоровых детей.

- Один из инициаторов законопроекта об иностранном усыновлении Екатерина Лахова утверждает, что это - грязный бизнес, что агентства, такие как ваше, обогащаются на несчастных больных детях. Что вы думаете по этому поводу?

- Я, во-первых, не знаю, что называют словом "обогащение". Получение зарплаты - это обогащение или нет? Люди, работающие в усыновлении, получают значительно меньше, чем люди, которые торгуют сырьевыми ресурсами России. Я даже не хочу это обсуждать. В любом бизнесе есть люди более честные и менее честные, как и абсолютно в любом деле на свете. Но я считаю, что в любом деле , если нарушается закон, можно возбудить уголовное дело, передавать документы в суд, и я не понимаю, почему наша область является исключением. Если кто-то нарушил закон - подавайте документы в суд и решайте вопрос в судебном порядке.

- Как относятся к вашей работе сотрудники органов опеки на местах?

- Как всегда в жизни, кто-то относится хорошо, кто-то плохо. В профессиональном смысле люди, с которыми сталкиваюсь я, в основном руководствуются законодательством. Здесь вот что важно подчеркнуть: все решения обо всех усыновлениях в России - и о внутренних, и о международных - принимаются судом. Органы опеки, если к ним пришел человек с заявлением, не имеют права отказать ему в принятии заявления, не имеют права отказать в том, чтобы дать ему направление. Другой разговор, что они имеют право дать неблагоприятное заключение, и суд это неблагоприятное заключение (если оно будет аргументировано), примет к рассмотрению при вынесении решения - отвечает это усыновление интересам ребенка и российскому законодательству или нет. Поэтому мы все должны и хотим действовать в пространстве закона.

- Ну, вот теперь это пространство может быть ограничено новым законом, который обсуждается в Госдуме. Что вы по его поводу думаете?

- Этот законопроект - абсолютно безнравственный, потому что в политические игры пытаются втянуть тот слой населения, который сам себя защитить не может. Речь идет о маленьких несчастных детях, их законным опекуном является государство, и это государство в конечном итоге пытается их втянуть в политические игры. Это совершенно чудовищно и совершенно аморально. В этот закон заложена циничная и гадкая предпосылка. По статистике, приблизительно тысяча детей в прошлом году были усыновлены в семьи американцев. Не разрешая тысяче маленьких детей-сирот, которые живут в детских учреждениях, попасть в семьи американцев, мы насолим им, а не американцам. Американцы переживут, они усыновят детей в Гватемале или в Китае, по всему миру огромное количество сирот - кому помочь, они найдут. А вот то, что нас, российское общество, депутаты столь низко оценивают, как людей без совести, которым наплевать на судьбы маленьких детей - вот это мне кажется чудовищной безнравственностью.

- Вы рискнете предположить, чем окончится вся эта история?

- Я очень надеюсь, что она закончится в соответствии со здравым смыслом. Во-первых, очень возмущена общественность. Реакция Министерства иностранных показалась мне очень осмысленной: Сергей Лавров заявил, что существуют подписанные международные документы, и эти обязательства надо выполнять. Существует закон, согласно которому иностранные усыновления разрешены, и если сказать, что иностранные усыновления разрешены всем, кроме американцев, то это уже попахивает шовинизмом и "холодной" войной. Я очень надеюсь, что этот закон и поправки к нему не пройдут.

Фрагмент итогового выпуска программы «Время Свободы».
XS
SM
MD
LG