Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
У меня осталось лишь два варианта – подать в отставку и согласиться с лживыми обвинениями о том, что я фальсифицировал подписи, или же защитить самого себя и десятки тысяч людей, которые выразили мне доверие своей подписью.
У меня нет иных возможностей, кроме как просить Конституционный суд восстановить справедливость… Государство, как я считаю, нарушает основные гражданские права, а его представители очевидно лгут и мошенничают.


Такого заявления от этого человека ожидали. Можно было предсказать и то, что его форма будет такой жесткой. Зато никто не отважится сейчас поручиться за то, что президентские выборы в Чехии пройдут в намеченный срок – 12-13 января. «Бомбу» под них заложил один из кандидатов в президенты, снятый с выборов из-за большого числа недостоверных подписей. Беспартийный предприниматель Томио Окамура, новая звезда чешской политики.

Спекуляции о том, что заместитель главы Ассоциации чешских турагентств, совладелец нескольких компаний, в том числе турагентства для плюшевых игрушек, автор бестселлеров, блогер, ведущий, колумнист, издатель «Пивного журнала», уроженец Токио, выпускник чешского техникума и моравский патриот Томио Окамура вступит в борьбу на первых в тысячелетней истории чешского государства прямых президентских выборах, появились уже несколько лет назад. И вовсе не потому, что он занимался карьерной политической деятельностью, создавал партии, заседал в парламенте. Сама история пути Окамуры к подножию политического Олимпа – в чем-то специфически чешская, а в чем-то – характерная для региона, если не для современной Европы вообще.

Непривычное для чеха имя объясняется просто. Родился Окамура в Японии – на родине его отца, женившегося на мораванке. Затем вернулся с матерью в Чехословакию. В автобиографии Окамура не упускает ни одной трогательной подробности своего детства и юности: жил в маленьком городке, какое-то время провел в детском доме, участвовал в «бархатной революции»… Вернувшись в Токио, продавал попкорн в кинотеатрах. В начале 90-х опять приехал в Чехию, жил в бедности уроками японского языка. «Удача, однако, способствует храбрым и подготовленным. Когда в одном турагентстве заболел гид, водивший по Праге японских туристов, он попросил Томио его заменить. Томио никогда не работал гидом, но попробовал. И…» – по законам жанра, стал самым лучшим японоязычным гидом в Праге, а затем и совладельцем туристических агентств, которые привлекли в Чехию сотни тысяч японских туристов.

Вся биография Окамуры рассказана в духе сбывшейся «американской мечты» – недаром самая популярная из его книг носит название «Чешская мечта». «Если я, человек нечешского происхождения, без каких-либо связей и капиталов смог сделать в Чехии успешную карьеру, что же мешает это сделать другим чехам?» – так можно описать ее главный месседж.

Общественную жизнь Окамура начал комментировать в середине 2000-х. Необычный образ «чешского японца» и резкая критика бюрократии наряду со специфическим «народным юмором» принесли ему первую популярность. Окамура начал активно ездить по стране, встречаться с людьми в режиме town hall meeting, рассказывая людям все на свете: от историй из своей жизни до «соленых» анекдотов, по словам одного из комментаторов, напоминающих творчество подростков в школьных туалетах. Собрал более 50 тысяч «лайков» в «Фейсбуке». Запустил видеоблог, записи которого регулярно набирают по 100 и больше тысяч просмотров… Из всего этого родился Окамура-политик.

Главная особенность как стиля, так и содержания выступлений Окамуры, в которой одни комментаторы усматривают опасность безбрежного популизма, а другие, напротив, верность идеалам свободы слова, – его принципиальный отказ от «политической корректности» (что бы ни понимать под этими словами). Прежде всего это касается вопросов отношения к национальным меньшинствам и мигрантам. Заявляя о себе как о непримиримом борце с расизмом и шовинизмом, Окамура предлагает любопытные методы этой борьбы.
Самая знаменитая запись Окамуры в блоге так и называется – «Будем политически некорректными». В ней он, помимо прочего, назвал осужденным без вины правого экстремиста Властимила Пеханеца, приговоренного к 17 годам за убийство по мотивам расовой ненависти (это дело чем-то похоже на дело Тихонова и Хасис – сторонники осужденного считают, что суд был предвзят, а вина не доказана), и заявил, что не видит ничего экстремистского в предложении «окончательно решить цыганский вопрос» путем создания «независимого цыганского государства» на территории Индии и высылки туда чешских цыган. Вот еще одно высказывание Окамуры: «Пара лесбиянок или геев просто не могут называться полноценной семьей».

Эта запись вызвала шквал негодования в обществе, но и множество восторженных откликов. Большой резонанс получило и обращение Окамуры к чешским цыганам, названное им «рецептом против расизма и ненависти»:

Дорогие цыганушки! Вы хотите, чтобы чехи к вам хорошо относились? Ведите себя так, чтобы ваши соседи были рады, что вы живете рядом с ними… Перестаньте воровать и грабить… Посылайте детей в школу и учитесь с ними вместе. Избегайте игровых автоматов, ищите работу. Работа есть всегда... – и так далее в том же духе.

Помимо резкого ужесточения социального законодательства (лишения пособий тех, кто, по мнению Окамуры, паразитирует на государстве, главным образом тех же цыган), Окамура призывает и к жесткому контролю за миграцией и практически полному отказу от выдачи иностранцам постоянных видов на жительство. Несколько депутатов поддержало эту инициативу и совместно с Окамурой разработало законопроект, которому, впрочем, пока не дано хода.

Еще одно «табу», падения которого добивается Окамура, – отношение к национализму. «Чешский японец» открыто и гордо провозглашает себя чешским националистом. «Гордиться своей нацией, ее культурой и историей – это замечательно, и в этом нет ничего стыдного. Это должна быть святая обязанность каждого. Очень жаль, что у нас национализм – едва ли не ругательство», – кажется, еще немного, и Окамура скажет что-нибудь про «духовные скрепы», однако очевидно, что подобная риторика вполне может понравиться тому самому «маленькому чешскому человеку», о необходимости служения которому говорил бывший президент-националист Эдвард Бенеш.

Неслучайно постоянное обращение Окамуры к идее «прямой демократии», обратной связи с избирателями, возможности отзыва депутатов и самого президента народным голосованием. Приобретя огромный опыт живого общения с людьми, не говоря уже об общении в интернете, он чувствует себя гораздо увереннее в нем, чем большинство профессиональных политиков.

Однако все перечисленное лишь прелюдия к главному «блюду». Речь идет о призывах к бескомпромиссной борьбе с коррупцией, которая, как полагает Окамура, разъела все сферы чешской жизни: от малого бизнеса до высокой политики. Ругать власть, сидя в пивных, – вообще традиционная чешская черта. Окамура нащупал эту «больную мозоль», превратив критику «тех, кто наверху» в верное средство привлечения сторонников. При этом рецепты борьбы с коррупцией, за редким исключением, ограничиваются общими фразами.

Окамура не жалеет резких слов в отношении политического истеблишмента. Один из популярных эпитетов в его выступлениях – gaunery, это слово переводится на русский как нечто среднее между «жуликами» и «ворами». Недаром в начале года известный комментатор, специалист по российской политике Петра Прохазкова сравнила Окамуру с Алексеем Навальным. Оба – «феномены интернета», популярные блогеры. Оба апеллируют примерно к одному сегменту общества – «среднему классу», недовольному коррупцией и косностью политиков. Оба, наконец, являются сторонниками так называемого «цивилизованного» национализма… Тут сходство кончается: Окамура заседает в сенате, имеет шансы дойти-таки до выборов президента, и ему вряд ли грозят обыски в 7 утра и возбуждение уголовных дел.

Впервые публично о возможности выдвинуться в президенты Окамура заявил в начале года, призвав, как всегда, своих сторонников высказаться по этому вопросу.



«Президент может стать моральным и ценностным лидером нашей страны, может указывать путь в будущее». Вероятно, ощутить себя достойным морального лидерства Окамуре помогла победа на осенних выборах в сенат в его родной Южной Моравии. Во втором туре Томио буквально разгромил своего соперника и на следующий день после этого успеха объявил о выдвижении в президенты.
Прямые выборы президента Чехия организует впервые. Многие технические детали, касающиеся сбора 50 тысяч подписей, необходимых для выдвижения кандидата, прописаны в законе неясно. Дошло даже до школьных ошибок при определении процента недостоверных подписей, над которыми потешалась вся страна.

Эта ошибка впоследствии была исправлена Высшим административным судом, и пострадавшего от нее кандидата на выборах восстановили – но не Окамуру. В его подписных листах недостоверных подписей оказалось слишком много. Представитель суда высказался так: «Целые листы были фиктивными, написанными одной и той же рукой».

Еще одним ударом для Окамуры стала оценка Transparency International, назвавшей финансирование его кампании «полной трагедией» с точки зрения прозрачности.

Под угрозу карьеру Окамуры поставило не столько само снятие с выборов, сколько форма, в которой это было произведено. Удар был нанесен по самому дорогому элементу его публичного имиджа – декларируемой честности, порядочности и чистоте рук.

Конституционный суд, очевидно, не успеет рассмотреть жалобу, поданную Окамурой на этой неделе, до назначенной даты выборов. Вполне вероятно, что голосование перенесут. Если же суд поспешит отклонить жалобу и позволит выборам пройти в срок, Окамура наверняка будет апеллировать к тому, что его сняли с выборов по заказу политического истеблишмента, чтобы не допустить опасного конкурента.

Согласно опросам, Томио мог претендовать на 8-10 процентов голосов – это немало в стране с устойчивой партийной системой, но все же недостаточно для выхода во второй тур. Теперь же борьба с очередными «негодяями», на этот раз в судах, отвлечет избирателей от вопроса фальсификации подписей.

Очевидно, что нынешние выборы лишь ступень пути Окамуры наверх. Где он может остановиться?

Подъем «традиционных ценностей 2.0», правого авторитаризма в новой популистской упаковке, заметен в последние годы во многих странах Европы. Мы наблюдаем новый виток национализма – национализм «сетевой». Демократия, в том числе и «прямая», скрывает своих «демонов», особенно в условиях падения доверия к традиционной политике. А это доверие упало в Чехии до критической отметки.

Разговоры «без политической корректности», стремление резать «правду-матку», обвинения в адрес политиков и всей политической системы в коррумпированности, звучащие из уст улыбчивого и успешного «мачо», – все это нравится избирателям, уставшим от экономических проблем, ошибок и коррумпированности «старых» партий. А приверженность сетевым технологиям, нарочитая искренность и юмор привлекают молодежь – сперва к личности, а затем и к провозглашаемым ею идеям. В случае с Окамурой важную роль играет и та крупица экзотического, которая должна быть в любой celebrity: само наполовину японское происхождение будто бы служит Окамуре индульгенцией от обвинений в шовинизме и расизме и позволяет довольно безболезненно нарушать нормы политкорректности.

Появление подобных ярких фигур в демократии и неизбежно, и в чем-то полезно. «Я Томио Окамура, я сейчас ем свинину на сельском празднике (свинина, кстати, очень вкусная) и хочу поговорить с вами о том, что наша страна идет по неправильному пути» – в этом есть свой драйв и свежесть. Но вот «Я, Томио Окамура, президент Чешской республики, и хочу рассказать вам, по какому пути должна идти страна» звучит уже не так весело. А это, несмотря на казус с подписями, вовсе не исключено. Если не сейчас, то в будущем.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG