Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Музей Маяковского как смерть поэта


Владимир Маяковский

Владимир Маяковский

21 декабря сменилось руководство московского Музея Владимира Маяковского. Свой пост покинула проработавшая в должности директора четверть века Светлана Стрижнева.

21 декабря сменилось руководство московского Музея Владимира Маяковского. Свой пост покинула проработавшая в должности директора четверть века Светлана Стрижнева. Новый руководитель музея – Надежда Морозова, бывший сотрудник Музея имени Пушкина. Кадровые перемены и намерения городских властей коренным образом реконструировать экспозицию Музея Маяковского, которую многие специалисты считают уникальной с точки зрения содержания и дизайна, вызвали протесты в музейном коллективе и у общественности – на Мясницкой улице даже проходили пикеты по этому поводу.

Вообще, жизнь расположенных в российской столице музеев во многом определяется тем, в чьем ведении они находятся: есть федерального подчинения, есть частные, вроде «Гаража» или недавно открывшегося Музея толерантности, а есть городские, подчиняющиеся московскому правительству. Вот в них-то, до поры до времени живших размеренной жизнью с отлаженным укладом, начали происходить радикальные перемены – после того, как на пост руководителя Департамента культуры правительства Москвы был назначен Сергей Капков.

Наверное, самым удачным его решением стало создание в сентябре Музейно-выставочного объединения «Манеж». Арт-директором «Манежа» была назначена Марина Лошак, известная безупречными по части вкуса и креативности проектами. А в объединение вошли и Большой Манеж, и Новый, и еще несколько мелких музеев. Результат не заставил себя ждать – в выставочных залах перестали проводить меховые ярмарки и уже состоялось несколько очень успешных вернисажей.

Отметим: Марина Лошак пришла на вновь возникшую должность. Куда болезненнее реагируют там, где происходит смена руководства. Началось все с Музея Булгакова, где был объявлен конкурс на новую концепцию: кто предложит лучшее решение, того и назначат директором. Как и следовало ожидать, победителем прежний руководитель не стала.

Теперь очередь дошла до Музея Маяковского, для которого Сергей Капков уже сам подыскал нового директора. Оставим в стороне разгоревшиеся в этом коллективе страсти – в конце концов, кто с кем и как не уживается, – это внутреннее дело музейщиков. Но вот что будет с самим Музеем Маяковского, уже дело общественное.

В этом музее преимущественно литературная экспозиция, а главным ее мемориальным элементом является комната на верхнем этаже здания, в которой знаменитый поэт покончил с жизнью. Посетители, осматривая расположенные в свободном пространстве экспонаты, поднимаются к этой трагической комнате по лестнице. Концепция оформления разработана в 1970-е годы, напоминает РС директор музея кино, много сотрудничавший с музеем Маяковского Наум Клейман:

- Музей Маяковского очень активно, почти агрессивно образен, погружает человека не только в эпоху, как другие литературные музеи, но еще и обладает оригинальным дизайнерским решением, которое является интерпретацией эпохи и фигуры Маяковского. При этом музей отразил, я думаю, не столько 20-е годы, сколько 60–70-е годы, когда складывалась его концепция. У каждого этажа, каждого уголка музея есть своя задача. Нас словно ведут через очень ярко выраженные экспонаты, иногда рукотворные экспонаты, не мемориальные, к той комнате-лодке, в которой Маяковский покончил с собой. В финале складывается трагическая ситуация – это музей неблагополучного классика, музей трагической судьбы. Очень спокойная, казалось бы, обстановка комнаты последнего дня Маяковского, является завершением острой, угловатой футуристической экспозиции, в понимании, конечно, 70-х годов.

- Как вы полагаете, нужно ли сохранять Музей Маяковского в том виде, в каком он существует, или он уже устарел и перемены на концептуальном уровне неизбежны?

- Каждое время пытается перетрактовать экспозицию. Мы знаем, сколько было попыток переделать экспозиции Русского музея, Третьяковской галереи. С одной стороны, нет ничего раз и навсегда созданного. Другое дело, что при таком решении, как в Музее Маяковского, надо быть чрезвычайно осторожным, заменяя что-то на что-то. Можно менять какие-то экспонаты, можно усовершенствовать какие-то отделы, искать более выразительные решения, но нельзя забывать: это целостное авторское творение, а не просто какое-то помещение, приспособленное под экспонаты. Может быть, надо сделать временные экспозиции, которые дополняли бы образ Маяковского какими-то другими средствами. Может быть, не хватает переменной, а не только постоянной экспозиции. Может быть, следует добавить какие-то новые технологии, чтобы таким образом вписать новые экспонаты, но только чтобы они не разрушали целостный образ.

Этот музей всегда был не только местом паломничества туристов, но и площадкой, где все время происходили какие-то события. Это живой музей, уверен Наум Клейман.

Поначалу Сергей Капков заявлял, что в здании на Лубянке тотчас начнется реконструкция, прозрачно намекая на создание чего-то нового за счет разрушения существующего. Теперь глава Департамента культуры заявляет: впереди обычный ремонт, в первую очередь – коммуникаций. Решение более сложных задач оставлено на будущее.

Фрагмент итогового выпуска программы «Время Свободы»
XS
SM
MD
LG