Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Когда Барак Обама выиграл перевыборы, многие его сторонники заговорили о том, что президент получил мандат на проведение своей политики и что результаты голосования заставят республиканцев стать более склонными к компромиссу, нежели они были последние четыре года. Прошло полтора месяца, 45 дней, и жизнь разметала эти рассуждения в клочья. Наблюдая за событиями последних дней, я обнаруживал лишь признаки радикализации и углубления раскола в общественной дискуссии.

Фискальный обрыв

В четверг вечером лидер республиканцев и спикер Палаты представителей Конгресса США Джон Бенер стоял перед собранием однопартийцев-коллег по нижней палате и читал “молитву о спокойствии” (“Господи, дай спокойствие принять то, что я не могу изменить...”). Как утверждает Politico, Бенер едва не плакал. Еще бы. В позиционных сражениях с администрацией Обамы из-за “фискального обрыва” Бенеру для тактических целей необходим собственный план выхода из кризиса – 1 января истекает срок введенных при Буше налоговых льгот, и это станет существенным ударом по карманам всех американцев. Обама предлагает оставить налоги в нынешнем виде для всех, кроме самых богатых – увеличение налогов для которых было центральной темой его предвыборной кампании. Выборы Обама выиграл. Республиканцы, если они в попытке не допустить повышения налогов для богатых доведут дело до “фискального обрыва” – повышения налогов для всех, рискуют принять на себя всю политическую вину за кризис. Им нужен был собственный план, чтобы сказать: мы придумали альтернативу, но демократы отвергли ее, вина их. “План Б” Бенера и был таким тактическим ходом, и он провалился. Бенер столкнулся с восстанием наиболее консервативных членов его собственной партии, и это несмотря на то, что главный ястреб налоговых вопросов – ассоциация “Американцы за налоговую реформу“ Гровера Норквиста – заявила, хоть и с оговорками, что голосование за “План Б” не является отступлением конгрессменов-республиканцев от обещания сопротивляться любому повышению налогов.
У “восставших” своя, вполне ясная логика. Конгрессмен от Луизианы Джон Флеминг сказал Reuters, что получает письма от доноров предвыборной кампании со словами “если поддержите повышение налогов без значительного сокращения бюджетных расходов, даже не трудитесь звонить мне”. Можно долго изучать политическую арифметику в борьбе над “обрывом”, но главное уже очевидно. С обеих сторон сильны жесткие позиции: справа республиканцам говорят, что лучше “никакого соглашения, чем плохое”, слева президента убеждают “не вести переговоры с самим собой” – не пытаться придумать соглашение, которое устроит республиканцев, а ждать, пока они сами пойдут на компромисс. “Фискальный обрыв” вызывает страх далеко не у всех, и можно видеть такие расчеты: после 1 января налоги поднимутся для всех, а потом Обама и демократы предложат восстановить льготы для всех, кроме самых богатых, и республиканцы, возможно, согласятся – в конце концов, это сокращение налогов.

Оружие

В пятницу, спустя менее 12 часов после провала Бенера, в Вашингтоне давало пресс-конференцию руководство Национальной стрелковой ассоциации – это было первое выступление “оружейного лобби” после трагедии в Ньютауне, где в результате стрельбы в школе были убиты двадцать детей и шесть учителей. Всю прошедшую неделю потрясенная страна обсуждала вопрос об ужесточении контроля над оружием, но если кто-то ждал уступок от NRA, то он обманулся. Вооруженная охрана в каждой школе, “единственная возможность остановить плохого парня с оружием – это хороший парень с оружием” – вот предложения и аргументы лидера ассоциации Уэйна Лапьерра. Его выступление прерывалось акциями людей, выходивших к сцене с плакатами вроде “NRA убивает наших детей”.



Невозможно сказать ничего более полярного к точке зрения либералов, чем то, что сказал Лапьерр, хотя это и находит поддержку у населения – как бы ни высказывались учителя против присутствия в школе оружия. Всю неделю после Ньютауна противники свободного обращения оружия выражали надежду на ужесточение законодательства в этой сфере и вели подсчет новых случаев смерти от огнестрельных ранений, а это десятки, десятки убитых, если судить по страшновато выглядящему проекту Slate. Еще можно посмотреть карту в Motherjones и подборку Эзры Кляйна о том, что США намного обгоняют другие развитые страны по числу смертей в результате нападений, и о других социологических аспектах полемики. У консерваторов – свои аргументы: эффективный запрет на штурмовое оружие невозможен, если не изъять уже находящиеся у населения полтора миллиона единиц подобных вооружений. И за безопасность придется платить свободами.
Вообще говоря, с социологической точки зрения вопрос о контроле за оружием устроен сложно. Большинство выступает против полного запрета оружия, при этом отдельные меры по контролю находят поддержку, такие как запрет автоматического оружия или магазинов вместительностью более 10 пуль. Кроме того, линия сторонников-противников оружия не обязательно совпадает с разделением "республиканцы-демократы", хотя тут есть существенная корреляция, на что указывает гуру статистики из "Нью-Йорк Таймс" Нэйт Силвер: “владение оружием становится одним из самых очевидных примеров партийной поляризации в стране в последние два десятилетия”.
Однако выступление Лапьерра безусловно является сигналом консерваторам в Конгрессе – не сдавать позиций в вопросе контроля над оружием, и это противостояние будет, вероятно, ничуть не легче нынешнего – из-за “фискального обрыва”.

Итоги

Итоги президентских выборов ничего не изменили. “Унижение” Бенера и раскол в рядах республиканцев у многих либералов вызвали язвительные усмешки, но сейчас, мне кажется, приходит осознание масштабов проблемы. Республиканцы, сохранившие контроль над Палатой представителей, считают, что тоже получили мандат от избирателей на жесткую позицию, несмотря на победу Обамы на выборах. По “фискальному обрыву” стороны в конце концов договорятся. Но можно ли то же сказать о куда более тяжелых вопросах контроля над оружием, иммиграции, социальных программ и глобального потепления? То, что произошло за 45 дней, минувших после выборов, – не мгновенный снимок. Это может быть прогнозом отношений президента и республиканцев на ближайшее время, по крайней мере, до выборов в Конгресс, которые состоятся через два года минус семь недель.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG