Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Очень русские дети-2»


Снимок Милана Гоудака

Снимок Милана Гоудака

Ровно год назад я записал программу, участниками которой стали четверо молодых москвичей – политический активист, лидер молодежного московского отделения партии "Яблоко" Кирилл Гончаров, сотрудник организации "Комитет за гражданские права" юрист Николай Кавказский, актер театра "Современник" Никита Ефремов и менеджер Ксения Ратушная. Мы подводили итоги 2011 года – вскоре после выборов в Государственную Думу и в дни первых громких общественных протестов в России. Название программы мне подсказала психолог Ольга Маховская, которую я попросил оценить сказанное ребятами в студии РС – "Очень русские дети". Я задавал вопросы о личных жизненных проектах Кирилла, Николая, Никиты, Ксении – но говорили они, конечно, не только и не столько о себе самих, сколько о стране и жизни вообще.

Вот несколько цитат из прошлогодней программы:

Никита Ефремов: Для меня политика – абсолютно точно такая же игра со своими целями и задачами, как и актерская. Поэтому чего там голосовать – кто лучше, а кто хуже?.. О вкусах ведь не спорят! Я в этом смысла абсолютно не вижу. Не потому что это ничего не поменяет, не потому что один политик лучше, а другой хуже… Просто революции уже очень много раз были. И даже если они давали какие-то толчки к нравственному развитию большей массы людей, то рано или поздно все равно ничем хорошим не заканчивались. Главное – это личность человека. Страдать от отсутствия свободы – значит быть ограниченным внутри себя человеком.

Николай Кавказский: Я не думаю, что наше поколение политически апатично. Я думаю, что апатичны сейчас те россияне, которые не хотят участвовать в активной политике. Но я думаю, что это периодичность какая-то. Потому что в конце 80-х – начале 90-х был всплеск гражданской активности, когда на улицы выходили сотни тысяч людей. Примерно то же самое мы наблюдаем сейчас.

Ксения Ратушная: Я уверена, что Россия – одна из лучших стран мира для молодых людей, которые хотят чего-то добиться в жизни. Я думаю – Россия и, может быть, африканские страны… Но, конечно, Россия в нынешней ее ситуации уже с тем, что было сделано, и при этом с практически неограниченными возможностями, с отсутствием конкуренции во многих областях – прекрасная страна для молодых людей. Я не вижу прямых ограничений своей деятельности практически ни в чем. Во всем, что я пыталась сделать – если прилагала достаточно усилий, – добивалась успеха.

Кирилл Гончаров: Я не хотел никогда быть таким овощем, который сидит дома и наблюдет из окна за тем, что происходит в стране. Я хочу быть субъектом политических процессов, а не объектом.

Вот как характеризовала моих собеседников Ольга Маховская: Конечно, они романтики в силу своей молодости. Романтики, которые станут реалистами по мере того, как у них будет накапливаться опыт. Но они никогда не станут фанатиками. На смену поколению напряженных холериков, с недоверием относящихся ко всему окружающему и с агрессией – ко всему непонятному, приходит поколение сангвиников, людей радостных, оптимистичных, более спонтанных (чему их научил интернет), более дружелюбных. Они открыты по отношению к миру и при этом уверены в том, что Россия – прекрасная страна для реализации. И конечно, это люди, которые убеждены, что здесь им будет хорошо, нужно только приложить усилия, что это их страна, что они – будущее России.

Прошел год. 23-летняя Ксения Ратушная в 2012-м открыла собственное PR- агентство, 20-летний Кирилл Гончаров, не пропустивший ни одной массовой акции протеста, стал членом регионального московского совета партии "Яблоко", 24-летний Никита Ефремов сыграл подпоручика Ромашова в телесериале по "Поединку" Александра Куприна. А 26-летний Николай Кавказский четыре месяца назад попал за решетку: он один из обвиняемых по так называемому "болотному делу". Своей вины, причастности к организации массовых беспорядков и применения насилия по отношению к сотрудникам правоохранительных органов Николай не признает, его адвокат и многочисленные независимые эксперты считают обвинения по "болотному делу" политически мотивированными.

Собственно, случившееся с Колей Кавказским и заставило меня вернуться к прошлогодней передаче и ее героям. Как изменил их 2012 год? Что изменилось вокруг них? Как изменилась в 2012 году Россия?


Ксения Ратушная: ​Это был год разочарований. Мы рассчитывали на перемены в обществе, которые так и не произошли. Я не участвовала в акциях протеста, потому что сейчас мне важнее состояться как личности. Я вижу для себя возможность участвовать в политике, но только – в очень большой политике. Одна из моих амбиций сейчас кажется очень смешной, я хочу стать первой женщиной – президентом России.


Кирилл Гончаров считает личной трагедией арест по "делу 6 мая" своего товарища Николая Кавказского: Вообще мы были слишком наивными, мы полагали, что стоит нескольким тысячам активистов выйти на улицы с требованиями честной политики – и власть отступит. Оказалось, что перемены не бывают простыми.


О деле Николая Кавказского корреспондент РС Елена Поляковская беседовала с его матерью Натальей Кавказской и адвокатом Сергеем Миненковым: В столкновении на Болотной площади Коля был пострадавшим, а не агрессором, как раз ему досталось от полицейских. Вся эта тюремная история только укрепила его дух.



Никита Ефремов: Год был удачным, но, как обычно, когда многое удается, становится понятным, что очень многого еще не удалось сделать. С одной стороны, хочется успеха, новых интересных ролей, чтобы в семье было все хорошо, а с другой стороны -– иногда и за идею хочется погибнуть. В общем, взросление продолжается.

Взросление продолжается. Беседы о том, что 2012 год означал в жизни четырех молодых москвичей
XS
SM
MD
LG