Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Голодовка в Матросской Тишине: день 15


Кандидат технических наук 51-летний москвич Сергей Кривов, задержанный по делу о беспорядках на Болотной площади

Кандидат технических наук 51-летний москвич Сергей Кривов, задержанный по делу о беспорядках на Болотной площади

Радио Свобода начинает публиковать дневник Сергея Кривова, одного из узников «Болотного дела».

Сергея Кривова арестовали 18 октября по подозрению в участии в массовых беспорядках 6 мая на Болотной площади. 14 декабря суд принял решение о продлении ареста до 6 марта. В знак протеста Сергей Кривов объявил голодовку.

Продленка

За пять дней до истечения срока моего ареста, установленного судом, вечером при раздаче ужина «продольный» сообщил, что завтра с утра меня повезут в суд. Выход в 7 утра, и нужно быть готовым.

«Продольный» – это сотрудник СИЗО, который дежурит по этажу. Этаж представляет собой длинный коридор с расположенными по обе стороны от него камерами (или хатами). Так как этот сотрудник в течение всех суток курсирует по разным надобностям по коридору, то и называется «продольным».

Итак, я понял, что завтра будет рассматриваться вопрос о продлении мне меры пресечения. Уснуть удалось в 2 часа ночи, проснулся в 5 утра. На мою просьбу разбудить меня в 6 утра «продольный» только неопределенно хмыкнул, поэтому контролировать время я решил сам. Вообще, в тюрьме часов нет ни у кого и время не говорят, даже если спрашиваешь. Жить приходится в состоянии полного безвременья. Правда, при наличии ТВ все гораздо проще. По каналу «5» в углу экрана, сменяя друг друга постоянно, выводятся время, температура и давление воздуха. К 7 утра, побрившись, позавтракав и собрав все необходимое и даже больше (вдруг отпустят под подписку), я был готов к выходу.

Юридически до раздачи завтрака в суд вывозить не должны, но на это никто внимания не обращает. Так как я раньше в суд из тюрьмы не ездил, то рассчитывал, что мой суд будет с самого утра и в районе обеда меня вернут обратно в СИЗО.

Вывели в 7:15 и спустили на «сборку». Посадили в отстойник 2×2 метра. Ждать транспорта до «моего» суда в нем пришлось часа два с половиной в составе меняющейся группы из 2–5 человек.

Многократно изучил всю тюремную лирику на стенах. Вот самое понравившееся: «Суд – это рынок, где торгуют свободой», «Жизнь научит смеяться сквозь слезы», «Судья (такая-то), чтоб твои дети мучались так, как я и моя мама!».

Перед посадкой в автозак взял на выходе из большой коробки сухой паек на день. Паек представляет собой белую картонную коробку объемом примерно 2 литра со следующим содержанием:
- суп сухой гороховый 1×30 г
- каши сухие (рис, пшено, перловка) 3×56 г
- галеты простые 6×50 г
- сахар песок 2×20 г
- чай 2×1 г
- ложка одноразовая 1 шт.
- пенопластовые стаканы 1×450 см3, 3×320 см.
Энергетическая ценность: 2200 ккал. Производство: г. Владимир, ул. П. Осипенко, 66а.

До суда доехали относительно быстро, т. к. расстояние небольшое. Спустили в подвал суда и поместили в одну из камер размером 2×2 метра. Перед этим произвели тщательный шмон. Перебрали все бумажки и письма из моей папки, заставили вскрыть один запечатанный конверт. Содержимое записей их не интересовало, главное, чтобы не было ничего «лишнего». Режим в суде особо строгий, у кого есть шнурки – отбирают и пр. Предупредили, что передача чего-либо адвокату и обратно – только через них. Это была неприятная и неожиданная новость.

Примерно в 12:00–13:30 – слушание суда. Все перемещения в здании суда в наручниках и с пристегиванием к сопровождающему. На нижних этажах сзади скребет когтями плитку шавка с квадратной головой, как в фильме «Огниво».

Потом перерыв на час. Просил кипятка, чтобы успеть пообедать до объявления голодовки. С третьего раза наконец налили. Пообедал напоследок рисовой кашей и чаем с галетами. Пластиковая ложка в кипятке сразу согнулась, аппетита никакого, но надо.

Примерно в 14:30–15:00 – оглашение определения суда. Оно вполне ожидаемо – продление ареста почти на три месяца. Пришлось в знак протеста объявить голодовку. Возврат в подвал суда и повторный шмон. Думают, что мне что-то передали?

Через полчаса отсидки в камере, примерно в 15:30–16:00, посадка в автозак. В автозаке четыре отсека: два по 8–10 человек и два стакана ~60×60 см. Высота везде ~160 см – стоять можно только согнувшись. Сначала посадили в большой отсек, но потом, несмотря на то что я там был всего-навсего вторым, по чьей-то команде скомандовали выйти и закрыли в стакан. Сидеть можно прямо, упираясь коленками в стену, или чуть-чуть по диагонали, ноги вытянуть нельзя. Можно согнувшись привстать и выглянуть в несколько вентиляционных отверстий диаметром ~4 см в верхней части двери. Но видно только внутреннее пространство автозака, где сидят сопровождающие полицаи, и то с трудом.

Поехали по «точкам». Сначала один суд, потом другой. Остановки и ожидания. В Мосгорсуде стояли почти 3 часа! Состав автозака менялся, кого-то приводили из суда и других автозаков, кого-то забирали у нас. Сортировка по месту конечного назначения. На фоне отвратительного морального состояния и такого, мягко говоря, неудобного содержания почувствовал приступы клаустрофобии, чего никогда за собой не замечал. Несколько раз просил перевести меня в большой отсек. Реакция нулевая, даже не удостоили ответа. Видимо, приказ серьезный. Один раз вывели «на дольняк» (в туалет), размял ноги и опять в стакан.

Света, кстати, тоже нет – темно независимо от времени дня. Лампочка есть, но ее включали несколько раз на считаные минуты, видимо, по ошибке, т. к. включали свет в больших отсеках для входа-выхода арестованных, ну и мне перепадало случайно, т. к. переключателей у них «море».

На «Матроску» приехали почти в 22 часа. 6 часов в темноте в стальном стакане – достойный результат! Хорошо было лишь прохладно, но не холодно, а если бы на улице было -25о? В больших отсеках включали-выключали печку. В моем стакане никакой разницы не ощущалось.

После короткой сортировки, всего полчаса(!), в 22:30 попал в хату. Состояние полностью разбитое и деморализованное. Опять же еще голодовка объявлена. Пока, «хлюпая соплями»!, рассказал все соседу и получил ожидаемую дозу сочувствия – уже 12 ночи. Зато спал как мертвый и с утра начал морально восстанавливаться.

Каждую поездку в суд теперь буду ждать с содроганием, тем более что некоторые и после 12 ночи из судов возвращаютс, и их даже в хаты не поднимают, ночуют на «сборке» на лавках вдоль стены шириной 25 см. А если суд каждый день?

А «вина» моя, кстати, «судом» пока не признана. То есть я, с точки зрения закона, невиновный, как и Магнитский в день его смерти в СИЗО. Что там говорят в Думе о презумпции невиновности фигурантов "списка Магнитского"? Что там, в каких газетах пишут о пытках в Гуантанамо? Да. Американцы ведут себя негуманно… Надо, надо их поучить!

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG