Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Как сербы дали отпор режиму Милошевича


Символ сербского движения "Отпор"

Символ сербского движения "Отпор"

Один из основателей движения сопротивления в Сербии – об опыте медленного свержения авторитарной власти

5 октября 2000 года был свергнут президент Сербии Слободан Милошевич. Точнее, под нажимом общественных протестов, во главе которых стояла молодежь из движения «Отпор» (в переводе на русский «Сопротивление»), Милошевич признал, что проиграл выборы, прошедшие в сентябре того года. Со стороны могло показаться, что сербская революция длилась один день. Однако на самом деле борьба против Милошевича продолжалась десять лет и увенчалась успехом лишь тогда, когда во главе ее встали люди, сторонившиеся политических партий и выбравшие собственные ненасильственные методы сопротивления режиму.

Один из основателей движения «Отпор» Иван Марович рассказывает о том, как небольшой группе сербской оппозиционной молодежи удалось убедить остальную часть общества.

– Есть разные мифы о том, где и как возникло студенческое движение «Отпор», позже превратившееся в общенародное. Говорят, что это произошло осенью 1998 года, на небольшом собрании в кафе в центре Белграда, в атмосфере отчаяния из-за ситуации в стране. И на этом первом собрании присутствовали вы и еще одиннадцать ваших молодых единомышленников.

– Это правда, что движение «Отпор» было основано в кафе, однако все-таки важнее, почему те люди, которые сформировали движение, оказались в этом кафе. В 1996-1997 годах в Сербии прошли массовые студенческие протесты, которые длились 4 месяца. Они были вызваны тем, что результаты местных выборов в ноябре 1996 года были по указанию Милошевича подделаны. С помощью студенческих и гражданских протестов удалось добиться отмены этих результатов, но не была достигнута главная цель – смена режима Милошевича.

– Борьба против Слободана Милошевича велась на улицах Сербии с 1991 года. В основном в ней принимали участие оппозиционные партии, действовавшие классическими методами: с помощью митингов и демонстраций. Вы тогда еще были почти ребенком.

– Когда 9 марта 1991 года в Сербии прошла первая массовая демонстрация против Милошевича, я учился в средней школе. Этот протест был подавлен с помощью военных: Милошевич вывел на улицы Белграда танки, разогнал демонстрацию, арестовал большое число ее участников и лидеров. Насколько я себя помню, с тех пор как я получил право голоса, я участвовал в этой постоянной борьбе против Милошевича. Лично я и мое поколение включились в нее именно в 1996 году, когда мы, студенты, организовали свои демонстрации. В нашем лице демократические силы в борьбе против Милошевича получили свежую кровь. Я считаю, что именно это и было переломным моментом. Если посмотреть на первые пять лет этой борьбы, с 1991 по 1996 годы, то ее лидерами были оппозиционные политические партии и интеллигенция. Однако, начиная с 1996 года, с нашего студенческого протеста, в борьбу включились, а потом и возглавили ее, студенческие и неправительственные организации, неформальные группы из всей Сербии, независимые средства информации и различные профессиональные союзы.

– И уже через месяц после основания движение «Отпор» имело твердое ядро из тридцати человек, а через два года в его рядах было более 70 тысяч активистов. Идея ненасильственного сопротивления начала расширяться по всей Сербии. Почему вы выбрали такой путь – политическую борьбу вне политических партий?

– Мы увидели, что так, как политики ведут борьбу против Милошевича, победить нельзя. Ему всегда удавалось перехитрить их, посеять между ними раздор, разыграть интриги, заставить их терять время в бессмысленных ссорах и обвинениях. А когда это Милошевичу не удавалось, то он применял репрессии, в том числе жестко наказывал независимые средства информации. Были случаи, когда он использовал так называемые «отряды смерти» – отряды специального назначения при Службе госбезопасности, уничтожавшие тех политических лидеров, которые показались им опасными. Так ими был похищен и потом убит бывший президент Сербии, предшественник Слободана Милошевича, Иван Стамболич. Так был убит главный редактор очень популярного в то время независимого еженедельника «Телеграф» Славко Чурувия. Была попытка убийства лидера крупнейшей по тем временам оппозиционной партии «Сербское движение обновления» Вука Драшковича.

Поэтому мое поколение, те, с кем вместе я принимал участие в студенческих протестах, люди, которые были вне политических партий, поняли, что борьба против Милошевича может быть успешной только в том случае, если в нее прямым образом будут включены все те, кто до тех пор был лишь наблюдателем, – обычные люди, прежде всего, люди, живущие за пределами Белграда.

– Это, насколько я понимаю, была основная идея при создании молодежного движения сопротивления – включить в него все слои общества и превратить его в общенародное движение.

– Да, основной идеей была работа с людьми вне политических партий, с теми, кто не участвовал в политике, кто даже не находился в информационном поле независимых средств информации. Так нам удалось включить в политическую борьбу новое поколение и новые, до того пассивные, слои общества. На это Милошевич ответа не нашел, ведь он умел решать только те проблемы, которые ему создавали традиционные политические противники, а к новому типу политических противников он абсолютно не был готов.

– Поясните главные принципы, на которых вы строили движение «Отпор», свою борьбу против режима Слободана Милошевича.

– Первый принцип был выдвинут практически еще до того, как движение «Отпор» было основано официально: борьба против Милошевича должна быть политической и ненасильственной. Сербия и вся бывшая Югославия в те времена проходила через кровавый распад и серию войн – от Словении, Хорватии, Боснии и Герцеговины до Косова. Именно поэтому мы жестко настаивали на ненасильственной борьбе.

Второй принцип – не иметь ясного и видимого лидера. До этого все лидеры подобных движений либо стали жертвами шантажа, либо были арестованы, либо их компрометировали. Мы поняли, что студенческие лидеры – товар, который очень быстро портится, и поэтому нужно строить движение, в котором нет ясно видимого лидера. Вместо лидеров мы выдвинули на первый план символику – символ сжатого кулака и название «Отпор».

А о третьем принципе я уже сказал ранее: необходимость включить в движение людей, которые до того сторонились политики. Опыт нашего студенческого протеста 1996 года показал, что в течение четырех месяцев, когда не было занятий, когда мы ежедневно выходили на демонстрации, а вечером проводили круглые столы и другие мероприятия, в ста метрах от нас на улице шла нормальная жизнь: люди ходили на работу, в магазины, в рестораны, гуляли, как будто ничего не происходит. Поэтому мы установили принцип расширения, вовлечения в движение сопротивления всех тех, кто был «посторонним» в политике.

– Движение «Отпор» стало популярным благодаря остроумным акциям, порой приобретавшим элементы уличного карнавала, ироническим шуткам в адрес режима, своему оригинальному юмору. Помню, как в центре Белграда проводилась акция «Деньги за смену»: активисты из «Отпора» поставили бочку, на которую наклеили фотографию Слободана Милошевича. Можно было опустить туда мелочь, а взамен получить Члены движения "Отпор" в клетке из газетной бумаги в городе Панчево - в поддержку свободы прессы, 21 марта 2000 г.

Члены движения "Отпор" в клетке из газетной бумаги в городе Панчево - в поддержку свободы прессы, 21 марта 2000 г.

удовольствие дать пощечину диктатору. Полиции пришлось «арестовать» бочку. Силы порядка также «арестовали» живую индейку, которую члены движения сопротивления наградили большим красным цветком у штаб-квартиры партии ЮЛ («Июль») жены Слободана Милошевича Мирьяны Маркович в городе Крагуевац. Мирьяна всегда носила в волосах цветок, и все над этим подсмеивались. А в день полного солнечного затмения летом 1999 года в Сербии стал популярным лозунг: «Это не конец света, это падает режим». Что вам самому врезалось в память? Ведь вы лично считались одним из самых остроумных членов движения, инициатором многих подобных акций.

– Было действительно много разных интересных событий, были также очень драматические события, например, когда нас провозгласили террористической организацией, и последовала волна арестов наших активистов. Тысячи людей были задержаны, и мы боялись, что будет дальше. Но в этом хаосе с Акция протеста "Отпора"

Акция протеста "Отпора"

обвинениями в терроризме мы решили сделать ответный шаг: коллективно вступить в ряды правящей Социалистической партии Милошевича. Наши активисты по всей Сербии одновременно пошли в местные представительства соцпартии и потребовали выдать им партийные билеты. Партийные функционеры на местах приходили в ужас: с чего это вдруг такое количество молодежи, да еще и из «Отпора», решили вступить в партию! Были города, где чиновники просто заперлись на ключ, а в городе Кральево наших активистов встретили очень радушно и действительно приняли в соцпартию.

– Чего вы больше всего боялись? Внешне во время ваших уличных акций многое выглядело даже весело, однако было также очевидно, что режим нервничал. Было много случаев, когда полиция угрожала не только вам, но и вашим родителям. Вам не было страшно?

– В те времена у нас царил всеобщий страх перед репрессиями, но не со стороны полиции. Как я уже сказал, существовали отряды по уничтожению политических противников, и в те времена некоторые люди просто исчезли. Мы боялись, что так же исчезнем и мы. Юмор, который мы постоянно применяли в борьбе, служил нам и для того, чтобы разогнать страх. А люди в Сербии больше всего помнят «Отпор» именно по юмору.

– И вот пришло 5 октября 2000 года. Прошло ровно два года с момента формирования движения сопротивления режиму, и наступил день всеобщего восстания в стране. По всей Сербии, на домах, автомашинах, на тракторах и комбайнах были нарисованы тысячи символов «Отпора» – стилизованных сжатых кулаков. Молодежь надевала майки с символом главной политической силы тех времен, почти каждый таксист в Белграде украсил свою автомашину значком движения «Отпор». Перед внеочередными выборами в сентябре 2000 года «Отпор» призвал людей Члены движения "Отпор" из города Пожаревац на пути в Белград 27 сентября 2000 г.

Члены движения "Отпор" из города Пожаревац на пути в Белград 27 сентября 2000 г.

объединиться под лозунгом «Время пришло!», а демократическая оппозиция его поддержала. Когда Милошевич отказался признать, что он проиграл выборы, именно с символами движения «Отпор» и с новым лозунгом «Он готов!» 5 октября сотни тысяч людей со всей Сербии двинулись в столицу Белград. Они заняли здания парламента и государственного телевидения. Полиция получила приказ действовать против демонстрантов, но отказалась подчиняться. Войска остались в казармах. На следующий день Слободан Милошевич признал поражение и ушел из политики. А каким вы помните тот день 5 октября?

– Мой случай был специфическим: за несколько недель до того меня призвали в армию. Поэтому я 5 октября пережил в армии, в отличие от моих товарищей, которые участвовали в демонстрациях и присутствовали при падении режима Милошевича. А я-то на самом деле должен был защищать Милошевича. Однако, находясь на самой низшей ступеньке военной иерархии, я заметил, что в нижних офицерских и сержантских слоях, как и среди солдат, не было желания участвовать в разгоне демонстраций. Я не знаю, что думали высшие офицеры, но у меня сложилось впечатление, что войска в целом отказались бы пойти на демонстрантов. Ведь многие военнослужащие, наподобие меня, были насильно ​отправлены служить в армию, и чаще всего отправляли тех, кто сопротивлялся режиму Милошевича. А у многих профессиональных военных были дети, родственники, друзья, принимавшие участие в демонстрациях против кражи их голосов на выборах. У меня сложилось впечатление, что к 5 октября система уже была перед крушением, а неспособность режима отстаивать себя была следствием, с одной стороны, слишком очевидной попытки Милошевича сфальсифицировать результаты выборов, а с другой – двухлетней борьбы «Отпора» и десятилетней борьбы оппозиции и граждан Сербии против режима Милошевича.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG