Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Борьба с педофилией как конфликт ученых и священников


Перспективы расследования случаев педофилии в католической церкви Германии оказались туманными

Перспективы расследования случаев педофилии в католической церкви Германии оказались туманными

Католическая церковь Германии объявила о расторжении договора о совместном проекте с научно-исследовательским криминологическим институтом земли Нижняя Саксония. Договор был подписан в 2011 году епископом Штефаном Акерманном, уполномоченным по вопросам расследования случаев насилия над детьми в церковных учреждениях. Такое расследование было возбуждено в 2010 году, когда достоянием общественности стала информация о многочисленных, точнее сказать, массовых случаях педофилии. Реакция руководства церкви оказалась, хотя и после некоторого сопротивления и промедления, неожиданно радикальной. Было обещано полное расследование всех случаев сексуального насилия начиная с 1945 года.

Целями проекта назывались выявление типичных описаний преступников и условий, способствовавших совершению преступлений, получение сведений о линии поведения самой церкви в этих вопросах – все это, чтобы в конечном счете улучшить профилактику и возможности предотвращения подобных преступлений. Католическая церковь Германии с целью очиститься от скверны вообще впервые предоставляла свои документы людям, не имеющим к самой церкви отношения, то есть общественности страны.

Вот на этом пути церковь, как считают многие наблюдатели, теперь остановилась, объявив о прекращении договора с криминалистами по причине утраты доверия. Стороны обвиняют друг друга в случившемся. Руководитель института Кристиан Пфайффер говорит о попытках со стороны церкви получить права цензора в отношении всех возможных публикаций. Церковь отрицает это, даже объявлено: именно по этому пункту через суд Пфайффер будет обвинен в клевете. Министр юстиции Германии Сабина Лойтхойзер-Шнарренбергер уже потребовала объяснений от председателя конференции архиепископов – руководящего органа немецкой католической церкви – Роберта Цоллича.

Министр заявила газете «Зюйддойче Цайтунг»: «Обвинения в том, что желание цензуры и контроля со стороны церкви препятствуют независимому исследованию и оценке, должны быть с помощью руководства церкви опровергнуты практическими действиями».

Министр призвала церковь к глубокой и бескомпромиссной работе над выявившимися при раскрытии скандала проблемами и добавила: «Доступ к архивам церкви для нецерковных профессиональных исследователей – давно назревший и опоздавший во времени шаг. Драматические потрясения, испытанные обществом в 2010 году, не должны быть утоплены в вынужденных и заранее ограниченных полуисследованиях».

Проект предполагал работу над более чем 100 тысячами персональных дел. В девяти епископатах начиная с 1945 года по 2010-й, а еще в 18 – начиная с 2000 года. Институт шел на то, что ему не было дано право непосредственного знакомства с личными делами служителей церкви. Дела должны были сначала попасть в руки работников архива церкви с юридическим образованием и после просмотра переданы криминалистам-исследователям из института. Но этого церкви оказалось мало. Говорит уполномоченный церкви по вопросам расследования сексуальных преступлений епископ Штефан Акерманн:

– Мы не требовали права вето, как утверждает господин Пфайффер, мы добивались только того, чтобы в случае возникновения разных мнений, различных интерпретаций фактов, точка зрения церкви в будущих публикациях была бы также представлена. Но в этом не было и нет намерения подвергать результаты исследований цензуре. Ведь одно дело – результаты исследований, а совсем другое – интерпретация этих результатов. Интерпретации тоже нужны, и мы заранее создали наблюдательный совет проекта. С этим были согласны обе стороны, по этому вопросу не было никаких дискуссий. В частности, предполагалось, что заключительный отчет по итогам проекта будет перед публикацией обсужден на этом совете. Мы хотели иметь право запротоколировать нашу оценку до публикации, влиять на результаты научных исследований в наши намерения не входило. Ведь в проекте должны были рассматриваться личные дела, личные документы не только уже умерших, но и живущих и действующих священнослужителей. Это очень щепетильная сфера. Поэтому требовалось взаимное доверие, но его, к сожалению, достичь в процессе работы не удалось. Я хотел бы отвергнуть звучащие в эти дни в наш адрес обвинения в том, что мы своими действиями стремимся больше защитить преступников, нежели жертв. Просто в процессе работы выявилось, что и мы, и наши партнеры недооценили сложность сопряженных с проектом вопросов. Тем не менее мы намерены продолжать работу и будем искать для нее других партнеров, – считает епископ Акерманн.

Институт криминологии земли Нижняя Саксония в Ганновере также намерен продолжить начатые исследования. Директор института Кристиан Пфайффер призвал всех жертв сексуального насилия принять участие в проекте – заполнить анонимную анкету:

– Первые месяцы совместной работы протекали хорошо, при полной поддержке господина Акерманна. Однако позднее стало заметно сопротивление, исходившее от епископата Мюнхена, от нас потребовали согласия на более строгий контроль со стороны церкви. Наш договор с церковью ничего такого не подразумевал. Это был обычный контракт на научное исследование, дававший нам после публикации итогового документа свободное право на кандидатские и докторские диссертации. Но от нас стали требовать, чтобы мы все эти тексты до публикаций представляли совету епископов и получали разрешение на саму публикацию, что для любого соискателя ученой степени после нескольких лет работы совершенно неприемлемо. Мы, заранее зная о щепетильности материала, сделали все возможное, чтобы исследования оставались анонимными. И все были согласны: защита личных сведений как подозреваемых, так и жертв, должна быть гарантирована.

Я знаю, что торпедирование работы – дело рук отдельных епископов. Господин Акерманн пытался их переубедить, но потерпел фиаско, и церковь вынуждена была принять позицию этих одержимых контролем и опасающихся результатов исследований деятелей. Их страх, как мне представляется, связан с содержанием документов. Есть немало случаев, когда священника, уличенного в сексуальном насилии над детьми, оставляли на службе, причем на службе в контакте с детьми, оставляли, поверив искренности его признаний и обещаний, что подобное не повторится. Но документы свидетельствуют о том, что рецидивистов было немало. Сегодня, при нынешней позиции церкви, такое уже невозможно. Но те, кто хочет контроля над нами, скорее всего, опасаются морального ущерба. Это только мои предположения, однако к нам поступала информация о том, что в некоторых епископатах подобные документы были уничтожены. На мой запрос, возможно ли это, последовало сначала молчание, а затем обвинение в нарушении отношений доверия. Несмотря ни на что, мы надеемся все же продолжить свою работу, – рассказал Кристиан Пфайффер.

Другие материалы по этой теме смотрите здесь.
XS
SM
MD
LG