Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
«Это похоже на хорошо написанную пьесу: в чем-то это комедия, в чем-то – трагедия, она одновременно вызывает неловкость и волнует…»
Кому, как не Ярославу Рудишу, автору сценария замечательного фильма Alois Nebel, разбираться в законах драматургии!
В том, что премьера «пьесы» под названием «всенародные выборы президента Чехии» не будет скучной, сомневался мало кто. Но кампания предложила столько поворотов, что, пожалуй, нарочно придумать такой сценарий вряд ли было бы под силу и самому талантливому автору. К счастью, в демократии в ход «пьесы» могут вмешиваться сами «зрители», меняя на ходу планы «режиссеров» и «актеров».

Кто же главные действующие лица разворачивающегося представления, последний акт которого будет сыгран 26 января?
В роли «наследника Вацлава Гавела», «честного, добросовестного и справедливого» (он же – в глазах противников – «не чешский патриот и даже вовсе не чех», а также «марионетка министра Калоусека») – Карл Иоганн Непомук Йозеф Норберт Фридрих Антониус Вратислав Мена князь цу Шварценберг VII, или же Карел Шварценберг, по-народному – «Шварци» или просто-напросто «князь». Наследник знаменитого рода, бывший политэмигрант, бывший глава международного Хельсинкского комитета, бывший руководитель администрации президента Вацлава Гавела и действующий министр иностранных дел Чешской республики.
В роли «агента пражской мафии», «российского ставленника», а то и просто «пьяницы» (в альтернативном сценарии – «народного президента», при котором «республика процветала») – Милош Земан, сын учительницы и почтальона, бывший член КПЧ, бывший глава Социал-демократической партии, бывший премьер-министр, пенсионер.
Именно они во втором туре выборов борются за президентское кресло.

Акт первый
Нынешняя драма – продолжение (и вряд ли результат выборов, каким бы он ни был, станет ее развязкой) главного конфликта чешской политики последних 20 лет – между так называемой «партией правды и любви» и прагматичными политиками.
Символом первой силы был (и по-прежнему остается, несмотря на свою кончину) первый чешский президент Вацлав Гавел. Именно ему принадлежат эмоциональные слова о «правде и любви», которые «одолеют ложь и ненависть». Его антагонист – президент действующий, уходящий – Вацлав Клаус.

Шварценберг, один из сподвижников Гавела, бывший другом экс-президента до самой его смерти, и Земан, вначале оппонент Клауса, а затем едва ли не его единомышленник, на нынешних выборах выступают как «полномочные представители» обеих сил.

Речь идет о конфликте не столько политическом, сколько ценностном. Одной из главных идей Гавела всегда была «депрофессионализация» политики, необходимость более широкого вовлечения гражданского общества в политическую повестку дня. Кроме того, его сторонники всегда поддерживали ценности, с которыми диссиденты приходили во власть после «бархатной революции», такие как приоритет прав человека над политической и экономической целесообразностью.

Лидеры «традиционной» политики, понимаемой ими как столкновение лоббистских интересов, весьма скептически относятся к подобным идеям и даже – устами Клауса – провозглашают их «угрозой демократии», поскольку институты гражданского общества «никем не избираются» и, следовательно, не имеют мандата на политическую деятельность.

Завязкой нынешней драмы стал так называемый «оппозиционный договор», заключенный Земаном и Клаусом в 1998 году. Согласно этому договору, оппозиция во главе с Клаусом позволила социал-демократам Земана сформировать правительство, чтобы только не допустить к участию в кабинете другие партии, которые возглавляли сторонники «правды и любви». Политические разногласия между правыми и левыми были тогда забыты, правительство и оппозиция действовали заодно, положив начало масштабной коррупции. Даже после своего ухода в отставку с поста премьера в 2002-м Земан не перестал ассоциироваться у сторонников Гавела с «оппозиционным договором», что во многом предопределило его роль «плохого парня» на нынешних выборах.

Антракт
Драма, однако, хороша тем, что дарование актеров превышает масштаб уготованных им ролей.
Милош Земан – кто угодно, но только не функционер, за которого пенсионеры голосуют из ностальгии по чешскому аналогу «колбасы за 2,20». Эпоха коммунистической «нормализации» привела в чешскую политику и людей циничных и беспринципных. Земан, однако, всегда выделялся на их фоне масштабом личности.
Да, он состоял в КПЧ. Однако вступил в нее в 1968 году, в эпоху «пражской весны». И был исключен за недостаточную лояльность к режиму после ввода советских войск.
В 1989 году он отважился опубликовать статью с резкой критикой экономической политики партии, за что лишился работы. Но уже спустя несколько месяцев получил заслуженную награду, в разгар «бархатной революции» выступив на митинге перед сотнями тысяч людей: «Процент людей с высшим образованием в нашей стране ниже, чем в Непале! Всеобщая забастовка с требованием свободных выборов станет, если достигнет цели, наилучшей инвестицией в нашей экономической истории!»

После смены режима Земан возглавил социал-демократическую партию. Именно его правительство (Земан был премьером с 1998 по 2002 годы) преодолело большую часть препятствий на пути вступления Чехии в ЕС.
Человеческие же слабости Земана – прежде всего его пристрастие к алкоголю и крепким словечкам – одновременно являются и его силой. Завсегдатаи чешских пивных оценили его выступление во время визита в Словакию, когда он рекомендовал вымачивать в местном пиве вставные челюсти. А чего стоит сравнение невинного вопроса оппозиционного депутата с «рыком динозавра, вылезающего из зловонного болота» (издавались даже целые коллекции так называемых «бонмот» Земана). Что до алкоголя…
Нынешний соперник Земана по второму туру выборов президента как-то заявил: «Земан был бы неплохим премьером, если бы столько не пил». На что Земан ответил историей: «Шварценберг напился в сельской пивной и заснул. Один из гостей толкает его в бок: «Господин граф, проснитесь!» Шварценберг немедленно вскакивает: «Князь, придурок!»
На вопрос о том, анекдот это или быль, Шварценберг так и не дал прямого ответа...
Демотиватор из Фейсбука: выбирай сердцем!

Демотиватор из Фейсбука: выбирай сердцем!


Акт второй
Карелу Шварценбергу сейчас 75 лет. Активной политикой он занялся около десяти лет назад. Впрочем, еще в 70–80-е годы он, будучи в эмиграции, участвовал в правозащитном движении, помогал, как мог, диссидентам и именно тогда завоевал безупречную репутацию.
В 2006-м он принял пост в правительстве, где представлял Партию зеленых. Однако три года назад принял самое важное – и самое противоречивое – решение в своей политической карьере, став председателем новой партии ТОП09.
Попытка сломать традиционную политическую структуру, основанную на противостоянии гражданских и социальных демократов (бывших партий Клауса и Земана), увенчалась успехом лишь отчасти: ТОП09, защищенная авторитетом князя, попала в правительство. И… помимо того, что, вопреки ожиданиям правого избирателя, поддержала повышение налогов, еще и оказалась замешанной во множестве коррупционных скандалов.

Министра финансов Мироcлава Калоусека, заместителя Шварценберга, который, по общему мнению, держит в руках бразды правления в ТОП09, чехи поминают примерно в том же смысле, в каком в России – Чубайса. Калоусек повысил налоги. Калоусек якобы занимался «распилами» в министерстве обороны вместе со своим другом, оружейным магнатом Гавой. Калоусек добился церковных реституций. И прочее, и прочее… Правое правительство, в котором «князь» все эти годы занимал пост вице-премьера, стремительно потеряло популярность, что не могло не отразиться и на личном рейтинге Шварценберга.
Неудивительно, что в начале кампании Шварценберг не был фаворитом даже для своей целевой аудитории – молодых образованных горожан. Не желая поддерживать Земана, они в поисках альтернативы перебирали других более-менее серьезных кандидатов. Владимир Длоугий? Владимир Франц? Иржи Динстбир? А может быть, Ян Фишер?
Антракт
При всей яркости Милоша Земана – на фоне Шварценберга даже он выглядит бледно. В князе сочетается на первый взгляд несочетаемое: великолепные манеры и аристократизм – и грубоватый, «народный» юмор. Долгие годы пребывания за границей придают речи Шварценберга правильность, тем более трогательную, что порой она нарушается ядреным словцом. А в приверженности вредным привычкам (что греха таить, милым сердцу большинства чехов) он не отстает от Земана и идет по стопам своего друга Вацлава Гавела, которого за пивом и с сигаретой в руках можно было встретить едва ли не чаще, чем в официальном костюме. Дело, конечно, не в пиве, а в том отношении к жизни, которое глубоко чуждо «профессиональным политикам» и технологам власти.

Один из знаменитых причуд Шварценберга – привычка засыпать во время заседаний Палаты депутатов или кабинета министров. Политические оппоненты сами растиражировали кадры со спящим князем, пытаясь его дискредитировать – и получили обратный эффект. Образ князя стал еще более человечным. А сам «спящий князь» стал мемом и героем анекдотов.


Одним из самых «ударных» моментов кампании стало исполнение Шварценбергом государственного гимна после оглашения результатов первого тура выборов:


Как обычно бывает в таких случаях, нация разделилась: кто-то смеется над вокальными способностями старого князя, кто-то обвиняет его в незнании гимна, а кто-то, напротив, любуется патриотизмом и искренностью.

Акт третий
Долгое время казалось, что главную роль в «драме» президентских выборов играет Ян Фишер. Беспартийный профессионал, много лет возглавлявший Чешское статистическое управление, который в 2009-м в момент политического кризиса возглавил «техническое» правительство страны и, оставаясь над политическими страстями и не допуская резких шагов в экономике, после очередных выборов передал бразды правления политикам. Популярность Фишера в свое время превышала 50 процентов.
Фишер оставался на первой строчке рейтингов вплоть до декабря 2012 года, даже ведя не слишком зажигательную предвыборную кампанию. Предполагалось, что он выйдет во второй тур вместе с Земаном. Так считали и ведущие телеканалы, организовавшие дебаты Фишер – Земан. Так казалось даже за неделю до выборов, когда Земан вырвался вперед.

К тому времени, однако, проблемы с кампанией Фишера стали видны невооруженным глазом. Он не смог убедительно ответить на вполне ожидаемый вопрос: почему он состоял в КПЧ в 80-е? Выяснилось, что на дебаты для создания шума штаб Фишера приглашал массовку за деньги. Наконец, Фишеру так и не удалось заручиться поддержкой интеллигенции, той самой «партии правды и любви», хранящей заветы Вацлава Гавела. В последний момент они сделали ставку на Шварценберга. 2 января десятки выдающихся представителей чешской культуры и общественных деятелей, в том числе вдова и брат Вацлава Гавела, лауреаты «Оскара» Иржи Менцель, Милош Форман, Ян Сверак, бывшая гимнастка Вера Чаславска, теннисистка Мартина Навратилова и многие другие не менее известные в Чехии люди, выступили с призывом поддержать князя, обосновав его так: «Карел Шварценберг единственный из кандидатов, кто может и должен продолжить поприще Вацлава Гавела». Министра Калоусека и скандалы ТОП09 перед лицом угрозы со стороны Земана, заручившегося поддержкой коммунистов, Шварценбергу простили.
Антракт
Одним из важных вопросов избирательной кампании стала тема отношения будущего чешского президента к путинской России.

В период премьерства Милоша Земана отношения между Прагой и Москвой стали более интенсивными, чем раньше. Российский бизнес пришел в Чехию, чешские инвестиции потекли в Россию. На официальном уровне правительство Земана воздерживалось от резкого осуждения нарушений прав человека в России, в частности в Чечне.

Оппоненты Земана говорят, что на посту президента он намерен проводить пророссийскую политику. Обвинения базируются в том числе и на подозрениях в том, что кампанию Земана непублично финансирует Москва. Известно, что глава штаба Земана, долголетний сподвижник Земана Мирослав Шлоуф – главный лоббист интересов «Лукойла» в Чехии.
По социальным сетям распространяется видео с наложенным на настоящий предвыборный ролик Земана «переводом» на русский язык:


Сам Земан по этому вопросу только отшучивается: «Всем известно, что я русский шпион».
Очевидно, что Карел Шварценберг будет относиться к путинской России гораздо сдержаннее. Он подписывал открытые письма против нарушений прав человека в Чечне, а в прошлом году поставил свою подпись на так называемой «стене Pussy Riot», установленной активистами на пражской Вацлавской площади.

Шварценберг у стены Pussy Riot

Шварценберг у стены Pussy Riot



Шварценберг вряд ли будет молчать о ситуации в России, а его авторитет на международной арене может повлиять на позицию ЕС по отношению к Москве.
В вопросе об отношениях с Россией те противоречия, выразителями которых выступают Земан и Шварценберг, отражаются как в капле воды. В то время как Вацлав Гавел публично критиковал Владимира Путина и незадолго до смерти поддержал протестное движение в России, Клаус 8 декабря 2011 года – в разгар протестов против фальсификаций итогов выборов – встречался с Дмитрием Медведевым на пражском Граде…

Акт четвертый
Последняя перед первым туром выборов неделя стала временем тотальной мобилизации. Прага запестрела значками «Я выбираю Карла». Значки самого разного дизайна, и их многообразие показывает, насколько широка коалиция, выстроившаяся в поддержку Шварценберга: от старых чехословацких патриотов, верящих в идеалы «национальной демократии» Т. Г. Масарика, через среднее поколение чехов, тех, кто был в 1989 году студентами и для кого Вацлав Гавел стал символом порядочности и гуманизма, до молодежи, «поколения фейсбука», к которой обращаются их кумиры на больших и малых концертах (самый большой, с характерным названием «За порядочного президента», собрал в центре Праги за два дня до выборов более 10 тысяч человек.

Для этих людей Шварценберг выглядит так:

Шварценберг в стиле Sex Pistols

Шварценберг в стиле Sex Pistols

Президент – панк? Молодые сторонники старого князя видят в его кандидатуре «пощечину общественному вкусу», морали и политическим практикам истеблишмента, символом которого для них является действующий президент Вацлав Клаус. Земан в их представлении смешивается с Клаусом до степени неразличения – это такой же человек из прошлого, из 90-х, которому, несмотря на заслуги и достоинства, нужно было уйти на покой еще 10 лет назад…
В созданном в фейсбуке «событии» «Я голосую за Карла во втором туре» уже обещают принять участие 125 тысяч человек. Если бы выборы проводились в социальных сетях, Шварценберг победил бы Земана в соотношении 10:1…

В первом же туре реальных выборов 11 и 12 января, к удивлению политологов и прогнозистов, Шварценберг, за неделю до выборов по прогнозам набиравший лишь 10 процентов, едва не вышел на первое место, опередив Фишера и уступив Земану лишь несколько десятков тысяч голосов.

Антракт
Начались послевыборные гадания на кофейной гуще. Кого поддержат не добившиеся успеха в первом туре кандидаты? Какая будет явка (как и всегда в таких случаях, чем она меньше, тем это выгоднее Земану, за которого голосуют более «дисциплинированные» категории избирателей)? И как преодолеть раскол в обществе?
Результаты первого тура выборов (синий цвет - победа Шварценберга)

Результаты первого тура выборов (синий цвет - победа Шварценберга)


За Шварценбергом – поддержка городов, прежде всего столицы страны. Он пользуется поддержкой «среднего класса», людей обеспеченных, тех, кто привык не ждать помощи от государства. За него – люди проевропейски, прозападно ориентированные. Земана же поддерживают в малых городах, неравнодушны к нему пенсионеры и люди с доходами ниже среднего. За него агитируют сторонники патерналистского государства, а из артистов и писателей – те, кто был более популярен 30 лет назад, чем сейчас.
Многие видят ситуацию перед вторым туром президентских выборов 25 и 26 января в Чехии едва ли не так, как в Польше в 2010-м или даже на Украине в 2004-м или в России в 1996-м. Парадокс в том, что оба кандидата, яркие личности, проевропейски ориентированные политики, в конце концов свелись к функциям: «прогресс» против «традиций», либерализм против патернализма, молодость (представленная 75-летним князем!) против отжившего, наконец, Запад против Востока (пусть не как прямая ориентация на Москву, но в смысле толерантности к практикам, привычным для постсоветского государства). Каков бы ни был итог голосования, перед новым президентом встанет задача не допустить углубления раскола, которому сейчас способствует предвыборная кампания.

«Матрица» чешских президентских выборов скроена по тем же лекалам, что и в ряде других стран Центральной и Восточной Европы. А вот «изюминки», которыми богата чешская предвыборная кампания, превращают ее в «идеальную» по своей интриге, непредсказуемости и содержательности.

Акт пятый
Занавес опустится вечером 26 января, когда станут известны результаты второго тура голосования.
Хотя результаты опросов после первого тура еще не публиковались, у букмекеров уже есть фаворит – это Карел Шварценберг.

Но, правда же, это странная идея – принимать ставки на исход театральной премьеры?

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG