Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Споры о мечети как жесты отчуждения


Проект исламского центра в Ньюхэме

Проект исламского центра в Ньюхэме

В конце мая в Лондоне пройдут судебные слушания,
которые могут вызвать очередной виток бурного противостояния проживающих в районе Ньюхэм мусульманской и христианской общин.
В ноябре прошлого года муниципальный совет этого района после многолетнего обсуждения запретил строительство крупнейшей в Европе мечети. Во время заседания совета толпа из трех тысяч мусульман выкрикивала лозунги в защиту строительства, однако план возведения "мегамечети" почти на десять тысяч прихожан депутаты отклонили единогласно. Мечеть должна была стать частью большого мусульманского центра, включающего в себя библиотеку, спортивный зал, конференц-холл и столовую на две тысячи человек. Инициаторы проекта могут в течение шести месяцев опротестовать в судебном порядке решение муниципалитета, чего они пока не сделали. Однако противники строительства мечети из движения "Христианский альянс" обратились в суд с жалобой на незаконное функционирование так называемой "временной мечети" Ньюхэма, провоцирующей, по мнению истцов, социальную напряженность в районе.

Первоначальный проект предполагал строительство мечети вместимостью в 40 тысяч человек, но по ходу переговоров с муниципальным советом размер здания был уменьшен. Однако и в новой версии проекта вместимость мечети превышает вместимость лондонского собора Святого Павла. Мотивируя отказ, совет Ньюхэма заявил: появление гигантской мечети усугубит транспортные проблемы района, а проект не предполагает создания новых рабочих мест. Совет подчеркнул, что участок бывшей промышленной зоны, на котором предлагалось возвести мечеть, предназначался для коммерческих предприятий и жилой застройки.

Проект исламского центра в Ньюхэме

Проект исламского центра в Ньюхэме

Лондонский район Ньюхэм – место компактного проживания иммигрантов из стран Азии и Африки; в районе их более 60 процентов (90 тысяч человек). Белых, согласно переписи 2011 года, – 29 процентов (самый низкий процент в стране); 42 процента населения района – мусульмане, 40 процентов – христиане. Этот район нельзя назвать центральным – в Большой Лондон Ньюхэм включен лишь в 1965 году. На его территории расположен обширный Олимпийский парк, разбитый к лондонским Играм 2012 года, а также Олимпийский стадион. Площадка, выбранная для строительства мечети, граничит с Олимпийским парком, который в выходные дни посещают многие лондонцы. Ньюхэм известен как район с крупнейшей в стране общиной этнических меньшинств, причем ни одна национальность не доминирует. Однако по религиозному признаку выделяются две автономные общины: мусульманская и христианская.

Не исключено, что на решение муниципалитета Ньюхэма повлияла и репутация финансирующего проект исламистского движения "Таблиги Джамаат" ("Невидимый легион джихада"), которое даже многие умеренные мусульмане считают экстремистским. В России, к примеру, деятельность движения запрещена. Именно этот факт побудил умеренных мусульман Ньюхэма начать сбор подписей против строительства мечети: они полагают, что возникает опасность усиления в районе радикального крыла ислама. Считается, что реальным вдохновителем проекта строительства является Саудовская Аравия, спонсирующая "Таблиги Джамаат". Это радикальное движение возникло в 1926 году в британской в то время Индии и сейчас широко распространилось в мире, вербуя сторонников. В Ньюхэме ему принадлежит так называемая временная мечеть вместимостью в 2,5 тысячи человек. В ответ на критику своей деятельности "Таблиги Джамаат" заявляет, что "выступает за социальную и религиозную интеграцию и принципы демократии".

Активную кампанию против строительства мечети в Ньюхэме проводит движение "Христианский альянс", возглавляемое бывшим депутатом муниципального совета Аланом Крейгом. Он назвал две главные причины протестов: размер мечети и тот факт, что за строительством стоит "Таблиги Джамаат": "Это закрытая, практически тайная фундаменталистская секта, проповедующая сепаратизм и призывающая своих последователей отмежеваться от немусульман и не вступать с ними в контакт. Последствие этого – появление таких мультиэтнических лондонских районов, как наш, что не назовешь удачным решением проблемы интеграции иммигрантов. В принципе мы не против мечетей, и, если авторы проекта умерят аппетиты и сократят масштаб строительства до разумных пределов, мы тоже пойдем на уступки. Мы считаем, что происходит ползучая исламизация Британии. Я живу в Ньюхэме более тридцати лет, и изменения происходили у меня на глазах. К примеру, дошло до того, что в районе невозможно купить нехаляльное мясо. В продаже, даже в супермаркете Tesco, лишь халяльные продукты". Алан Крейг подчеркивает: кампания, которую проводит "Христианский альянс", направлена против конкретной мечети и стоящей за ней конкретной организации.
Дискуссия о плюсах и минусах массовой иммиграции в Великобританию ведется не первый год, и история с мечетью в Ньюхэме – лишь один ее напряженный эпизод. Мультикультурализм считался важной частью программы Лейбористской партии и ее правительств. Многие обозреватели отмечают: на практике этот идейный проект обернулся изоляционизмом огромной, более чем двухмиллионной, мусульманской общины, многие представители которой отвергают интеграцию в британское общество. Треть населения Лондона составляют люди, родившиеся не в Британии. За последнее десятилетие более 700 тысяч человек переехали из Лондона на юг и юго-восток Англии, районы более спокойные. Однако другие эксперты считают ситуацию вполне управляемой и в том же проекте строительства мечети в Ньюхэме не видят особой проблемы.

По мнению социолога Роберта Форда, автора работ по иммиграционной политике и межэтническим отношениям, профессора Манчестерского университета, п​ричина строительства мечети в Ньюхэме очевидна: в Лондоне огромная мусульманская община, и, как и другие общины, она хочет отправлять религиозные обряды. Социолог полагает, что это требование нельзя назвать чрезмерным или странным, и сомневается, что проект строительства "мегамечети" окончательно заблокирован: "Думаю, мусульманская община обжалует это решение. Запрет на строительство мне кажется смехотворным, он напоминает случавшиеся в прошлом в нашей истории параноидальные кампании против других религиозных общин, в частности католиков и иудеев. Британия традиционно защищает свободу совести и другие права человека. И если та или другая религиозная община хочет возвести храм, она имеет полное право это сделать. Тот факт, что находятся люди, препятствующие этому, объясняется беспочвенной исламофобией и бессмысленным страхом перед разрастанием мусульманской общины".

Сложнее вопрос о самоощущении мусульман в Британии. По мнению Форда, у мусульман немало оснований считать, что их присутствие в Британии не приветствуется. Многие из них стали жертвами распространенных в британском обществе предрассудков и дискриминации. Однако статистика, основанная на опросах членов мусульманской общины, говорит, что большинство живущих в Британии мусульман гордятся принадлежностью к британскому обществу, принимают ценности британской демократии, считают страну отличным местом для проживания и счастливы жить здесь. "Конечно, многое в этих оценках объясняется тем, что подавляющее большинство мусульман иммигрировало в Великобританию из бедных стран с неэффективными и коррумпированными правительствами, – замечает Форд. – Но, когда вы здесь родились и выросли, у вас возникает более критичное отношение к британской жизни, вы увереннее противостоите возникающим угрозам и давлениям, поскольку меняется и ваше мироощущение".

В Лондоне, как известно, большая община выходцев из республик бывшего Советского Союза, множество русских бизнесменов и довольно значительная, насчитывающая несколько тысяч человек, северокавказская диаспора. Один из ее заметных представителей – чеченский политик Ахмед Закаев, который продолжает в изгнании продвигать проект Чеченской Республики Ичкерия. Закаев поделился с РС своим опытом мусульманина:


Закаев не считает сверхактуальной для "лондонской уммы" проблему радикального ислама и его связи с международным терроризмом: "Здесь в 2005 году совершено несколько терактов, но кампанейщины на религиозной основе ни со стороны властей, ни со стороны жителей Великобритании по отношению к приезжим или к "старым" верующим не было. Я думаю, что даже если кто-то пытается искусственно нагнетать обстановку, то эти попытки имеют пропагандистский или провокационный характер". Великобританию чеченский политэмигрант считает абсолютно толерантной страной: "Да, каждая страна обязана защищать свои национальные интересы, обеспечивать национальную безопасность. В этом вопросе, конечно, нет разницы, к какой религиозной конфессии принадлежит совершивший преступление: есть общечеловеческие нормы, которые ни один человек не имеет права преступать. Конечно, о тех, кого принято называть фундаменталистами или радикалами, много говорят. И не только из-за предвзятости: есть преступники, ассоциирующие себя с исламом, – однако их поведение противоречит исламским ценностям".

Общественное мнение в европейских странах порой отождествляет исламский фундаментализм с проблемой терроризма, а потому к мусульманам как таковым относятся с опаской, как к угрозе. Отчасти, как указывают многие эксперты, распространению такого предрассудка способствует закрытость исламской диаспоры. Но Ахмед Закаев ставит вопрос иначе: "В Англии этой проблемы, на мой взгляд, не существует. В России представление о существовании такой проблемы создано искусственно, она возникла в связи с отсутствием какой-либо политики по отношению к исповедующим ислам людям. Проблема эта в корне имеет не религиозный характер, сказывается неразрешенность каких-то социальных, политических, территориальных вопросов. Однако если на этой части территории, где существует проблема, проживают мусульмане, то в первую очередь эту проблему начинают относить к числу религиозных, что, на мой взгляд, неверно".

Проблема отчужденности разных общин в Британии – повседневная реальность, что подтверждает не только конфликт вокруг строительства мечети в Ньюхэме. Лондон дает этому и наглядное подтверждение: в одном из восточных районов города компактно проживают 250 тысяч выходцев из Бангладеш, район Брикстон заселен в основном темнокожими выходцами из бывших британских вест-индских колоний, в районе Брэнт почти 60 процентов населения составляют национальные меньшинства; мусульмане-пакистанцы и выходцы из Индии составляют большинство населения не только в некоторых лондонских кварталах, но и в небольших провинциальных городах. Естественно, сама по себе статистика фиксирует вероятность возникновения проблемы, но не саму проблему, однако ситуации, подобные спору вокруг строительства мечети в Ньюхэме, дают все новые и новые поводы для дискуссий о жестах отчуждения, которыми обмениваются "старые" и "новые британцы".

Проект "Свои и чужие": Почувствовать себя мигрантом: голландский опыт жизни в турецкой общине.

Скоро в проекте "Свои и чужие": Возможна ли "Европа для всех"? Мнения директора Центра региональных и этнополитических исследований (Москва) Эмиля Паина и профессора Европейского центра политических исследований (Гармиш-Пантеркирхен) Александра Гарина.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG