Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Государственная Дума в первом чтении приняла законопроекты, упрощающие получение российского гражданства. Один из них облегчает получение российского паспорта для участников государственной программы переселения соотечественников. Эксперты относятся к российской миграционной политике без энтузиазма. Говорит исполнительный директор правозащитной организации «Форум переселенческих народов» Лидия Графова.

– Владимир Путин в своих предвыборных речах надавал обещаний, не все они даже помнятся, но вот обещание ужесточить миграционную политику – это он исполняет очень четко. Делается это исключительно в угоду популизму. Речь и о сегодняшнем законе, и о другом, одном из последних предложенных Путиным законопроектов – проекте, направленном на борьбу с так называемыми резиновыми квартирами. Этот страшный шаг, который касается буквально всех россиян, к миграции имеет, как ни странно, второстепенное отношение.

О «резиновых» квартирах Путин впервые сказал в январе прошлого года в статье, посвященной межнациональным отношениям и миграционной политике. «Резиновые» квартиры как таковые – это, конечно, нелепость. Известно, что на продаже фиктивных регистраций по месту пребывания, по месту жительства наживается огромная армия посредников, но ведь надо смотреть на вещи реально, надо понимать, почему это происходит. Жуткое дело: в стране 65 процентов населения недоброжелательно относятся к мигрантам, и под сурдинку этой ненависти сейчас в России вводится, давайте прямо говорить, крепостное право, при том что в России отсутствует реальный рынок жилья, да и съемное жилье просто пойди поищи. Как известно, Конституция отменила прописку как таковую, еще в 1992 году. Но хоть и называется новый статус регистрацией, все равно человек привязан к определенному адресу.

– Создается впечатление, что, не будучи в состоянии цивилизованно решить проблему подавляющего большинства мигрантов, российские власти считают их «неправильными переселенцами». И рисуют образ «правильного мигранта», представителем этой категории является, например, Жерар Депардье. На таком фоне принимаются поправки к законодательству, связанные с упрощением получения российского гражданства для другой категории граждан. Положительный мигрант – русский человек, говорящий по-русски, которому не надо будет сдавать экзамен на знание русского языка. Вот ему предлагается некоторое количество льгот. По программе этих переселенцев в страну перебрались около ста тысяч человек. Как вы к этим инициативам относитесь?

– Проблема гражданства – это моя больная тема. У меня целая книжка вышла на эту тему, называется «Страдания по гражданству». До 2002 года у нас был более-менее нормальный закон, можно было получить гражданство человеку, проживавшему прежде в Советском Союзе. Теперь закон – трехэтапный, натурализация занимает около восьми лет. И этот закон, и сопутствующий ему закон о правовом положении иностранных граждан соответствует – чем гордятся наши законодатели – мировым стандартам.

Но беда вот в чем: даже самый замечательный закон Миграционная служба обвешивает огромным количеством подзаконных актов и инструкций, которые направлены исключительно на то, чтобы загнать человека в угол, из которого без взятки не выберешься. Видимость регулирования, на самом деле, приносит только вред. В глубине, по сути своей все эти законы направлены на то, чтобы служить интересам коррупции. Вы знаете, вот уже 22-й год я возглавляю общественное движение, помогающее мигрантам, и каждый день у меня споры и жалобы по поводу гражданства. Когда предоставили гражданство Депардье – если бы вы знали, сколько гнева, сколько слез было вылито русскими людьми, которые, возвращаясь на свою историческую родину, по 10–12 лет не могут получить гражданство из-за отсутствия какой-то справочки, из-за бюрократических козней чиновников. «А вы выедете, а потом въедьте», через каждые три месяца вы должны выезжать!

Вот только вчера мне позвонили из Петропавловска-Камчатского, к двум дочерям переехали старики из Казахстана 10 лет назад – не могут получить гражданство, там какие-то справки не с порядке. Уже умер старик-отец, у матери ноги отнялись – и ее заставляют, чтобы продлить срок действия казахского паспорта (чтобы потом получить российское гражданство), ехать в Казахстан. Для меня это – продолжение сталинских репрессий в отношении ни в чем не повинных людей.

– Так, может быть, усилия президента России и депутатов Госдумы приведут к тому, что бюрократия будет побеждена, законы станут разумными и поток людей, въезжающих в Российскую Федерацию, будет нормальным и упорядоченным? Такого не может быть?

– Ваш вопрос звучит юмористически. Потому что все эти законы – при видимости регулирования миграции – на самом деле направлены на то, чтобы служить интересам коррупции. Я не знаю, может быть, Путин действительно не понимает ситуации; может быть, он просто испугался народного гнева, хочет его перенаправить на мигрантов, хочет угодить электорату… Любой самый добрый закон в России не имеет механизма исполнения, не имеет обратной связи; он будет обвешан инструкциями, которые будут только на пользу коррупции.

Фрагмент итогового выпуска программы «Время Свободы»

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG