Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Израильские эксперты – об итогах выборов в кнессет


Зеэв Ханин

Зеэв Ханин

Сокрушительной победы правого блока, которую предсказывали эксперты, не произошло. Более того, 120 парламентских мест разделились ровно пополам между представителями правых и левоцентристских партий. Самое большое число мандатов, 31, досталось блоку двух партий – «Ликуд-НДИ», во главе которого находится Биньямин Нетаньяху. На второе место вышла новая на политической арене партия «Ешь Атид», главой которой является популярный телеведущий и драматург Яир Лапид, – ей досталось 19 парламентских мест. Третья по количеству проголосовавших за нее – левая социалистическая партия «Авода» с 15 мандатами. Шели Яхимович, глава «Аводы», уже заявила о том, что не войдет в один с Нетаньяху кабинет министров, но планирует возглавить оппозицию и свергнуть правое правительство.

Ультрарелигиозная партия ШАС и правые религиозные сионисты «Байт Иехуди», которых возглавляет Нафтали Беннет, набрали по 11 мандатов. 11 мандатов суммарно набрали три арабские партии вместе, ультралевые из Мерец получили 6 мандатов, левоцентристы «А-Тнуа» набрали тоже 6, религиозная партия «Яхадут а-Тора» – 7, а партия центристов «Кадима» – 2.

Такое распределение мандатов, по мнению израильского журналиста и аналитика Эфраима Ганора обещает коалицию, состоящую из правых и левоцентристких партий: «Похоже, что Лапид присоединится к Нетаньяху, и это будет правительство правых и левоцентристов. Ключевой вопрос – «Кадима». Они пока думают. Нетаньяху не сделает, не решится сделать правительство без участия ультрарелигиозных политиков. У него есть такая возможность, но вряд ли он ею воспользуется, он привык полагаться на ШАС и партии ультрарелигиозного блока. Также нет никаких сомнений в том, что в правительство войдет партия Нафтали Беннета. Нетаньяху не слишком этого желает, но выбора у него нет. Беннет дает ему поддержку правого лагеря, которая Нетаньяху необходима».

По мнению израильского политолога Арика Эльмана, можно уверенно сказать, что Яир Лапид самостоятельно не сможет сформировать правительственную коалицию: «Я думаю, можно сделать рискованный прогноз, что не будет коалиции «мирного процесса». Не будет какой-то левой, левоцентристской коалиции, в которой Лапид является самой большой фракцией и может формировать правительство. Однако будет коалиция, которая отвечает интересам Лапида, как он их понимает. У Лапида перед глазами – пример его покойного отца, который уже взорвал один раз израильскую политическую систему, войдя с пятнадцатью мандатами в кнессет. Эти 15 мандатов тоже дал ему разгневанный израильский средний класс по практически тем же самым соображениям: тяжесть налогов, высокие цены и, конечно же, растущее раздражение влиянием и финансовыми возможностями ультраортодоксального сектора».

Партия отца Яира Лапида, Томи Лапида, называлась «Шинуй». Она исчезла с политической арены, поскольку вместо выполнения предвыборных обещаний отвлекалась на поддержку процесса размежевания и эвакуацию поселений из сектора Газа. Нетаньяху уже провел первые политические встречи по поводу создания кабинета министров. Формирование правительства, как считают эксперты, может быть завершено в конце первой декады февраля.

О причинах относительно неудачного выступления блока Биньямина Нетаньяху на выборах говорит политолог из университета Бар-Илан в Иерусалиме Зеэв Ханин:

- Основываясь на тенденциях начала избирательной кампании, можно было предполагать, что, несмотря на ожидаемую потерю мандатов, объединение списков правящего правоцентристского «Ликуда» и его главного коалиционного партнера (правоцентристской же израильской партии с русским акцентом, так сказать, где треть избирателей – выходцы из бывшего СССР, партии «Наш дом Израиль» Авигдора Либермана), сформирует однозначный центр власти. Но события показали, что отток потенциальных голосов от этого блока оказался даже несколько больше, чем предполагали политические комментаторы и аналитики. Здесь несколько причин, в частности, довольно вялая предвыборная кампания этого блока. Но главная причина, на мой взгляд, заключается в том, что Нетаньяху стал заложником собственной силы. В обществе задолго до выборов утвердилось мнение, что Нетаньяху – нынешний и будущий премьер, что альтернативы ему нет. На левом фланге, дескать, нет такого лидера, который мог бы быть однозначным лидером и представить какую бы то ни было альтернативу по любому из главных вопросов, которые стоят в этой избирательной кампании, – внешняя политика, безопасность, вменяемая экономическая политика. Как говорят на иврите, сторонники и лидеры кампании «Ликуда» и «Наш дом Израиль» «заснули на страже», решив, что их избиратели находятся у них в кармане. Многие их потенциальные партнеры по центристскому и умеренно правому лагерям стали исходить из того, что, коль скоро победа Нетаньяху в кармане и он непременно будет премьер-министром, то можно не беспокоиться, не обязательно голосовать за его список, лучше отдать свои голоса за те партии, которые ближе к их электоральным, групповым, общинным и прочим интересам.

- Какие партии, на ваш взгляд, с этой точки зрения можно считать победителями выборов?

- Победителем выборов является главный соперник «Ликуда» в правом лагере – это «Еврейский дом», партия религиозных сионистов. Значительная часть избирателей «Ликуда» перешла в поддержке списка этой религиозной. Но и на левом фланге ситуация была не столь однозначна. Мы предполагали, что с развалом электората «Кадимы», крупнейшей фракции в уходящем кнессете и главного соперника «Ликуда» на прошлых выборах, ее электорат унаследует прежде всего Партия труда и лейбористы составят основной центр власти в левом лагере. Но произошло по-другому: популярный левоцентристский проект, каковым стала партия Яира Лапида, добился успеха.

Делая общий вывод, можно сказать: эксперимент Ариэля Шарона почти 10-летней давности по созданию сильной партии власти в центре политического спектра изжил себя. Израильская политическая система по-прежнему является двухблоковой.

- Как разделились голоса представителей русскоязычного Израиля?

- Судя по данным опросов проголосовавших избирателей, радикального перераспределения политических сил на «русской улице» не произошло. Если на прошлых выборах «Ликуд» имел 5 русских мандатов, а «Наш дом Израиль» 10, то порядка 12-13 мандатов получились и сейчас. Большая часть русскоязычных израильтян по-прежнему находится в умеренно правоцентристской, социально-рыночной части израильского политического спектра. На левом фланге произошел передел электорального наследства «Кадимы», но динамичный и энергичный Яир Лапид и не менее динамичный и энергичный Нафтали Беннет сумели все-таки от этих 19-20 мандатов сообщества русскоязычных избирателей оторвать по мандату в свою пользу.

Фрагмент итогового выпуска программы «Время Свободы»
XS
SM
MD
LG