Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Британский премьер-министр Дэвид Кэмерон выступил в Лондоне с речью, в которой объявил о проведении референдума о членстве Великобритании в Европейском союзе в случае, если консерваторы выиграют выборы в 2015 году. Кэмерон лишь приблизительно назвал дату проведения референдума – до 2017 года, наметив его на начало следующего парламентского срока.

Премьер-министр подчеркнул, что с референдумом не следует спешить – проведение его сейчас, во время нынешнего парламентского срока, было бы, как выразился Кэмерон, «ложным выбором», поскольку, «после кризиса еврозоны Европа должна измениться, и референдум необходимо проводить после реформ Еврпейского союза».

Необходимость реформирования Евросоюза – один из центральных моментов речи британского премьер-министра: «На каком-то этапе в течение ближайших нескольких лет Европейский союз должен будет согласиться на изменения в европейской конституции, чтобы обеспечить реформы, необходимые для будущего евро в долгосрочной перспективе и укрепления необходимой нам разнообразной, конкурентоспособной, демократической Европы. Полагаю, что лучшим способом достичь этого было бы принятие новой конституции. Я поддерживаю тех, кто призывает к этому. По моему глубокому убеждению, в таких изменениях нуждается весь Евросоюз, а не только Британия».

Британский премьер-министр подчеркнул, что на референдуме будет решаться вопрос, должна ли Британия оставаться в Евросоюзе на новых условиях, которые, как он надеется, станут результатом его переговоров с руководством ЕС. Темой таких переговоров, считает британский премьер, должны быть возвращение части полномочий Брюсселя национальным парламентам, уменьшение политического и экономического диктата со стороны бюрократии ЕС. Дэвид Кэмерон особо подчеркнул, что результаты референдума будут, как он выразился, «билетом в один конец». Если мы покинем Европейский союз, сказал он, то уже не вернемся назад. Кэмерон недвусмысленно дал понять, что, если реформ Евросоюза не последует, то существует серьезный риск выхода Британии из состава организации. В своей речи он обратился непосредственно к британскому народу: «Настало время для народа Британии высказать свое мнение и решить наконец эту европейскую проблему британской политики. Я говорю народу Британии: это будет вашим решением. И когда эта возможность возникнет, у вас появится важный шанс решить судьбу нашей страны. Я с пониманием отношусь к призыву пойти своим путем и отказаться от членства в ЕС. Но это должно быть решение, принятое обдуманно и хладнокровно».

Взвешивая возможные результаты будущего референдума и успокаивая общественное мнение, Дэвид Кэмерон неоднократно подчеркивал в своей речи, что Соединенное Королевство вполне может существовать и за пределами Европейского союза. Лидер оппозиционной лейбористской партии Эд Милибенд обвинил Кэмерона в том, что решение провести референдум было принято в интересах консервативной партии, а не в национальных интересах. Лидер либерал-демократической партии и вице-премьер Ник Клегг, чья партия входит в правящую правительственную коалицию, также негативно отнесся к идее выхода Британии из Евросоюза. По его мнению, это очень рискованный шаг, который может привести, в частности, к значительному снижению иностранных инвестиций.

Прокомментировать заявления премьер-министра Великобритании Радио Свобода попросило лондонского журналиста и политического комментатора Андрея Остальского:

- Выступление Дэвида Кэмерона – блистательная речь блистательного политика. Не обязательно соглашаться с ее доводами, ее выводами, но то, что это очень сильно и аргументированно изложенная позиция, сомнений вызывать не может. И она на очень многое и на многих в Великобритании повлияет.

- Без Великобритании ЕС – совсем другая организация. Лондон действительно может решиться на выход из ЕС?

- Сам Кэмерон, я уверен, искренне говорит, что он не хотел бы выхода Великобритании из Европейского союза. Но его центральная мысль состоит в том, что британцы хотели бы – и это, наверное, отражает волю большинства населения – вернуться к идее, к формуле общего рынка: свободное движение товаров, свободное движение людей, свободное движение услуг. Иными словами, общий рынок в полном смысле этого слова, может быть, даже в более совершенном виде, чем он существует в рамках ЕС сейчас. А вот социально-политическая, надстроечная вещь – директивы, которые принимает Европейская комиссия, затем требующая от членов ЕС неукоснительного исполнения своих распоряжений, – вот это британцев раздражает. Многие здесь считают, что эти директивы мешают экономическому росту Британии, мешают создавать дополнительные рабочие места и так далее. Вот сверхидея речи Кэмерона, и она, конечно, находит колоссальный отзвук в душах британцев.

- Следует ожидать сейчас долгой череды высокопоставленных визитеров в Лондон: руководителей ЕС, президента Франции, может быть, канцлера Германии?

- Трудно сказать пока. Выступление Кэмерона – абсолютно беспрецедентное, и, конечно, оно предвещает колоссальные, глубочайшие, тектонические изменения в Евросоюзе. Если выход Британии из организации окажется реальностью, это будет реальной опасностью и для Евросоюза, и для самой Британии. Кэмерон говорит, что возможный уход из организации – вынужденный, это случится в том случае, если ЕС не пойдет на удовлетворение британских требований. Идея Кэмерона о реформировании Европейского союза в интересах всех или подавляющего большинства его членов найдет отзвук не только в Британии. Ведь многие политические партии разных стран, простые граждане во многих европейских странах тоже достаточно скептически в последнее время относятся ко многому из того, что ЕС делает. Речь идет о чрезмерной забюрократизированности организации, о нелепых подчас требованиях вроде директив, касающихся формы огурцов. Конечно, важнее всего требования к отношениям работодателя и наемного работника, к длительности рабочих часов. Кэмерон приводит пример: почему это вдруг в Брюсселе бюрократы Европейской комиссии должны решать, сколько часов работать врачам в больницах британских городов? Такого рода вещи раздражают очень многих, кажутся излишними отнюдь не только в Британии. Предложения о реформировании, о превращении ЕС в более гибкую, в более современную организацию найдут поддержку и в других европейских странах. Не обязательно среди большинства, в каждой стране реакция будет разной.

- Британия – не европейский континент, это отдельный островной мир. Британия участвует не во всех программах ЕС, в том числе сохраняет и свою национальную валюту.

- Кэмерон в своей речи подчеркнул: «Наша психология в значительной степени определяется географией»; «Да, мы живем на острове, мы немножко иначе смотрим на дела континента». Но при этом он поспешил тут же отметить: «Тем не менее, мы активнейшим образом участвуем в его делах, могилы наших солдат по всей Европе – доказательство того, какой вклад мы внесли в свободу Европы». Он говорил и о других позитивных факторах совместной истории, о том, что Британия неотделима от истории Европы, но при этом подчеркивал «особость» британского взгляда.

- Что вам говорит опыт политического комментатора: состоится ли референдум о выходе Британии из ЕС?

- Это зависит от исхода выборов 2015 года. Некоторые уже пишут о рассчете Кэмерона: как раз эта платформа, этот подход к избирательной кампании, которая уже как бы началась с позиций достаточно скептического отношения к ЕС и обещания референдума, может помочь консервативной партии выиграть следующие выборы, несмотря на все экономические трудности. Сейчас все опросы общественного мнения показывают: консерваторы очень сильно потеряли, лейбористы опережают их с огромным отрывом. Это дает шанс Консервативной партии преодолеть политическую инерцию и за счет выдвижения на первый план вопроса Европы выборы выиграть. Это игра достаточно рискованная, даже нетипичная для осторожного Дэвида Кэмерона, но вполне возможно, что он в итоге окажется прав.

Фрагмент итогового выпуска программы «Время Свободы»

Материалы по теме

XS
SM
MD
LG