Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
В Давосе продолжается работа Всемирного экономического форума, на который Россия делегировала представительную делегацию во главе с премьер-министром Дмитрием Медведевым. Его выступление перед гостями встречи – на темы привлекательности российской экономики для иностранных инвесторов – мировая пресса называет провалом: речь Медведева показалась его аудитории столь малозначительной, что многие не дослушали ее до конца. Больше внимания привлекло представление бывшим министром финансов Алексеем Кудриным разных сценариев развития России – один катастрофичнее другого. О России на форуме в Давосе размышляет петербургский экономист, профессор филиала Высшей школы экономики Андрей Заостровцев.

– Международный экономический форум – это, прежде всего, встреча для обмена мнениями: поговорить, высказаться, рассказать о своем видении глобальной ситуации, представить свои страны. Именно это – не очень удачно – и попытался сделать в Давосе Дмитрий Медведев. В таком составе видные политики и экономисты имеют возможность встречаться лишь раз в год. В кризисные периоды к форуму приковано больше внимания, а когда все спокойно, когда особых экономических потрясений в мире нет, то этому событию уделяется меньше внимания. Ответ на вопрос о значении форума можно искать и в его философии. Если кто-то считает, что эти люди в бабочках и строгих костюмах рулят миром, то Давосский форум – это нечто вроде такого руля. Но, на мой взгляд, мир развивается сам по себе. Никто не знает, как в действительности это происходит, по каким внутренним сценариям, параметрам и так далее. Обстановка на форуме зависит и от присутствия там модных политиков. После Оранжевой революции на Украине все внимание Давоса было приковано к Виктору Ющенко, в январе 2005 он был главным героем, «изюминкой» форума.

– А Дмитрий Медведев стал изюминкой форума этого года в Давосе?

– Скорее наоборот: он произнес речь, которая больше пригодна для аудитории Первого канала или для колхоза «Путь Ильича». Но в Давосе совершенно другая публика, с ней нельзя говорить тем же языком, каким политики говорят с «российской теткой из очереди». В Швейцарии аудитория совершенно другого уровня. Многие покинули зал во время выступления Медведева, потому что он говорил лозунгами. В Давосе никто не хочет слушать такую дребедень, никто не хочет терять время на какой-то полуграмотный пиар.

– Чем вы объясняете такого рода неудачу? Ведь Медведев – опытный политик, у него целый аппарат сотрудников, которые пишут ему речи, и в Давосе эти люди бывают каждый год.

– Во-первых, он ничего другого сказать не мог. Медведев же не мог, как Алексей Кудрин, выступить в качестве независимого эксперта с печальными сценариями один хуже другого. Премьер-министр должен демонстрировать казенный оптимизм, но в этот оптимизм Медведева лидеры мирового бизнеса не очень верят, он вошел в диссонанс с настроениями зала. Его выступление зал, по всей видимости, воспринял как реинкарнацию советской агитации и пропаганды – «за все хорошее против всего плохого». Очередные ссылки на успехи России в макроэкономике... но тамошней публике не надо объяснять, что это не заслуга Путина и Медведева, а следствие мировой конъюнктуры рынка углеводородов, которая пока – я подчеркиваю, пока еще, – складывается благоприятно для России. Зачем слушать тривиальности, которые наши лидеры произносят для внутреннего пользования?

– Считается, что главная задача представителей российского государства на такого рода форумах (в России существует, как известно, большой Петербургский экономический форум) – привлечение иностранных инвестиций в страну. Собственно, об этом и говорил Дмитрий Медведев. Есть у России сейчас какие-то козыри, с помощью которых страна может сделать инвестиционный климат более привлекательным?

– Конечно, существуют огромные резервы. Но прежде всего нужно исправлять ужасную ситуацию с правами собственности и верховенством закона. Можно сколько угодно говорить «давайте к нам с вашими капиталами, вкладывайте, инвестируйте», но истории с Браудером, Чичваркиным, Ходорковским, вообще преследование бизнесменов силовиками по всей России свидетельствуют ровно об обратном. И сколько бы наши политики ни кричали «давайте к нам!», разумные бизнесмены понимают, что их приглашают в ловушку, из которой они могут и не выбраться со своими капиталами. Это на словах все очень просто – верховенство закона, права собственности. Если бы эти понятия имели место на практике, то в стране была бы другая модель политической власти. Путинская вертикаль власти строится на пренебрежении правами собственности, пренебрежении законом, игрой по правилам. Надо выбирать: либо отдать власть, либо улучшать инвестиционный климат. Но кто же согласится власть отдавать?

– Вы упомянули обсуждение российских проблем под руководством Алексея Кудрина. Вам кажется положительным фактом, что в Давосе прозвучали слова о пугающих реалиях будущего России?

– Это хоть какая-то работа, это хоть какое-то исследование, более-менее на чем-то строящийся прогноз. Но ни один из кудринских сценариев не может осуществиться, потому что будущее – непредсказуемо. Его можно угадать только случайно. В то же время доклад центра Кудрина был самой интересной частью Давоса, посвященной России. Сценарии построены на опросе множества экспертов, причем не только тех, которые критически относятся к существующему в России общественному устройству. То, что оценки во многом сходятся, – весьма показательно.

Фрагмент итогового выпуска программы «Время Свободы»

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG