Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Духовная карта Минска


Белорусский свободный театр на одном из своих подпольных показов в Минске

Белорусский свободный театр на одном из своих подпольных показов в Минске

Белорусский свободный театр показывает свою последнюю работу «Минск, 2011» в Нью-Йорке в рамках фестиваля Under the Radar («Под радаром»). Уход фестиваля и самого спектакля «под радар» – не более чем фигура речи. Оба привлекли к себе большое внимание, и пресса у них замечательная. «Нью-Йорк Таймс» в рецензии на «Минск, 2011» писала: «Это прекрасный образец актуального театра, который вбивает в ваше сознание духовную карту белорусской столицы столь же прочно, как это сделал с Дублином Джеймс Джойс».


Второе название спектакля, «Ответ Кэти Акер», фиксирует его духовные корни. Текст «Нью-Йорк в 1979 году» американки Кэти Акер – это деконструкция мегаполиса на Гудзоне с позиций радикального феминизма. «Минск, 2011» режиссера Владимира Щербаня демонстрирует через сцены бытового и сексуального насилия политическую сущность режима Лукашенко.

Из Нью-Йорка Белорусский свободный театр отправляется в Калифорнию, а оттуда – в Чикаго.





Владимир Щербань, режиссер. «Я поражаюсь мужеству наших зрителей [в Минске]. Ведь сейчас перед каждым спектаклем идет перепись данных. То есть приходит милиция и переписывает. Понятно для чего – чтобы держать под контролем. При этом у нас полные залы. Я думаю, это говорит уже о каком-то абсолютно ироничном отношении и к милиции, и к системе. Всем просто стало пофиг». Актрисы Виктория Биран и Марина Юревич гримируются перед спектаклем. Актеры Belarus Free Theater "не зацикливаются на запахе кулис" (которых, к слову, у театра и нет). В процессе поиска материала и работы над спектаклем актерам приходится быть и журналистами, и агентами тайной разведки. Олег Сидорчик, актер. Получив статус политического беженца, как и несколько других членов труппы, живет в Лондоне. В Беларуси у Олега осталась мать. У нее синдром Альцгеймера, и она до сих пор уверена, что Олег никуда не уезжал.

Владимир Щербань, режиссер. «Я поражаюсь мужеству наших зрителей [в Минске]. Ведь сейчас перед каждым спектаклем идет перепись данных. То есть приходит милиция и переписывает. Понятно для чего – чтобы держать под контролем. При этом у нас полные залы. Я думаю, это говорит уже о каком-то абсолютно ироничном отношении и к милиции, и к системе. Всем просто стало пофиг». Актрисы Виктория Биран и Марина Юревич гримируются перед спектаклем. Актеры Belarus Free Theater "не зацикливаются на запахе кулис" (которых, к слову, у театра и нет). В процессе поиска материала и работы над спектаклем актерам приходится быть и журналистами, и агентами тайной разведки. Олег Сидорчик, актер. Получив статус политического беженца, как и несколько других членов труппы, живет в Лондоне. В Беларуси у Олега осталась мать. У нее синдром Альцгеймера, и она до сих пор уверена, что Олег никуда не уезжал.

XS
SM
MD
LG