Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Чай с Берлускони


Italy's Prime Minister Silvio Berlusconi shows an old newspaper during his end-of-year news conference in Rome, 23 December 2005. Berlusconi blamed his political foes for an investigation by Italy's antitrust authority for alleged conflict of interest ove

Italy's Prime Minister Silvio Berlusconi shows an old newspaper during his end-of-year news conference in Rome, 23 December 2005. Berlusconi blamed his political foes for an investigation by Italy's antitrust authority for alleged conflict of interest ove

Сильвио Берлускони зарабатывает деньги с помощью своей колоссальной бизнес-империи, участвует в предвыборной кампании (в феврале в Италии выборы, и неутомимый Сильвио со своей партией «Народ свободы» жаждет вернуться на политический Олимп) и отбивается в судах от обвинений, в том числе весьма пикантных.

И вот на днях – в День памяти жертв Холокоста, кстати – Берлускони показал себя как знаток истории: он похвалил Бенито Муссолини. Отчасти дело тут в, мягко говоря, живом темпераменте итальянского экс-премьера, который давно за словом в карман не лезет. К числу его наиболее известных промашек относится, например, шутка о «загорелом» Бараке Обаме или заявление о том, что китайцы якобы варили младенцев и удобряли их телами поля. Но вернемся к похвале, которую «кавалер» (il cavaliere – прозвище, придуманное Берлускони его сторонниками) отвесил дуче. По мнению экс-премьера, за время правления Муссолини было сделано немало хорошего, хотя с расовыми законами диктатор переборщил. Зато союз фашистской Италии с нацистской Германией Берлускони вполне понимает: «Из страха, что мощь Германии принесет ей победу, [правительство Муссолини] предпочло вступить с ней в союз, а не противостоять ей».



Объяснение, кстати, с исторической точки зрения вполне корректное. Да и достижения у режима Муссолини действительно были, чего уж там: и поезда в Италии стали ходить по расписанию, и «железный префект» Чезаре Мори с сицилийской мафией на время расправился, и безработица уменьшилась. Да и вообще дуче умел быть очаровательным бонвиваном, в чем убедились героини известного фильма «Чай с Муссолини» – пока им не пришлось заглянуть за фасад его режима. Но в случае с высказыванием Берлускони важен и контекст, в котором оно звучит как полная ревизия взглядов на «черное двадцатилетие». Об этом немедленно заявили как итальянские левые, так и, например, Центр Симона Визенталя. По их мнению, можно говорить о «пике ревизионизма», о попытке Берлускони «представить итальянского диктатора, который помог легитимизировать нацистский режим и активно поддерживал Гитлера, в качестве этакого «хорошего парня».

Берлускони, возможно, сам удивлен теперь, узнав, в чем его обвиняют. Он явно не стремился копать настолько глубоко и переворачивать представления итальянцев о собственной истории. «Кавалер» – человек практический, он доказал это всей своей карьерой. Сильвио Берлускони принадлежит к числу политиков, для которых власть важна не сама по себе, а как источник материальных благ и жизненных наслаждений. Технократическое правительство Марио Монти, правившее всего лишь год, успело за этот срок по части реформ едва ли не больше, чем Берлускони за (в сумме) почти 9 лет пребывания в премьерском кресле. Итальянские нравы по части коррупции и связей между политиками и мафией особых изменений не претерпели.

Но у Берлускони есть другие «достижения». Так, его бизнес-империи, построенной, если верить итальянским прокурорам, с помощью сомнительных комбинаций, ничто не угрожает – не будь политического влияния Берлускони, ситуация могла бы быть для него куда менее приятной. «Кавалер» обогатил итальянский и международный светский лексикон понятием «бунга-бунга» и вообще был все эти годы одним из самых колоритных политических персонажей Европы – правда, вряд ли граждане выбирали его именно для этого. Берлускони – ловкий политический манипулятор, политика для него – продолжение бизнеса, и в этом смысле он крайне далек от Муссолини. «Кавалер» отчасти напоминает дуче несколько комичным, фанфаронским стилем. Однако фашистский вождь все же был человеком идеи, как бы эту идею ни оценивать. За Берлускони же никаких крупных идей не наблюдается.

Похвала в адрес дуче для Сильвио Берлускони – попытка сплотить перед выборами правые политические силы, среди которых симпатии к фашистскому двадцатилетию (1922–1943) по-прежнему нередки. Правда, их нечасто выражают публично с той откровенностью, которую позволил себе экс-премьер. Это способ косвенно прорекламировать себя в глазах тех итальянских избирателей, для кого дуче – прежде всего «человек порядка», которого, по их мнению, столь остро не хватает пребывающей в глубоком кризисе Италии. Кроме того, добрые слова о Муссолини – возможно, следствие собственной фрустрации Берлускони. Не исключено, что в глубине души «кавалер» завидует дуче, которому после прихода к власти не приходилось выслушивать в свой адрес ничего, кроме восхищенных речей и песнопений.



Ну не молодец ли? Самому-то Берлускони то и дело приходится бегать по судам в качестве обвиняемого, читать о себе нелестные отзывы в левой и либеральной прессе, а иногда и кровь проливать на политической ниве – в самом буквальном смысле слова, после того как некий психически неуравновешенный человек разбил ему лицо тяжелой статуэткой. Издержки демократии, которую Муссолини когда-то разгромил за несколько месяцев.

Словам экс-премьера Италии, возможно, не стоило бы придавать большого значения (сам Берлускони немало сделал для того, чтобы его не воспринимали слишком серьезно), если бы не вопрос о европейских ценностях, как ни пафосно это звучит. Нынешняя Европа стоит на идейном фундаменте, заложенном после Второй мировой, которая завершилась разгромом расистских диктатур, в том числе итальянской. Эти идеи очень просты и сводятся, по большому счету, к следующему: людей нельзя преследовать за то, кем они являются, – с точки зрения расы, национальности, пола, возраста, сексуальной ориентации и т.д. Именно это – первично, а не движение поездов по расписанию: в конце концов, большинство европейских стран решило проблемы с поездами без какой-либо «железной руки». И нынешние рассуждения Берлускони опасны не потому, что о плохом человеке сказали хорошие слова (это случается не так уж редко), а потому, что в который раз чечевичную похлебку пытаются представить большей ценностью, чем право первородства.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG