Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Буржуазная научная революция


Фрагмент футболки с измененным логотипом издательства Elsevier

Фрагмент футболки с измененным логотипом издательства Elsevier

Эпоха реферируемых научных журналов подходит к концу. Система, которая помогала ученым отличать выдающиеся исследования от посредственных, оказалась на грани развала. И все потому, что у кого-то слишком большие аппетиты. Независимая и анонимная экспертная оценка в виде респектабельных журналов оказалась большинству научных организаций просто не по карману. В течение года тысячи ученых бойкотировали Elsevier, крупнейшего издателя реферируемых журналов. Добиться удалось немногого, однако на днях вдохновитель бойкота, британский математик Тимоти Гаверз, поздравил единомышленников с годовщиной движения и объяснил, что отсутствие реакции издателей не главное: за прошедший год появилась идея, как вовсе обойтись без них.

Деньги. Elsevier и академическая весна

Крупнейшее в мире научное издательство Elsevier, выпускающее более 2000 реферируемых журналов, имеет годовой доход в несколько сотен миллионов евро. Эти деньги в основном приносят подписки на журналы, которые оплачивают университеты и институты. Стоимость годовой подписки только на один журнал колеблется от пятисот евро до десятков тысяч, и цены растут год от года. Большие университеты вынуждены оплачивать несколько сотен и даже тысяч журналов. Например, Гарвардский университет ежегодно тратит на приобретение подписок почти 4 миллиона долларов.

На что идут эти огромные деньги? Еще пятнадцать лет назад почти каждый журнал выпускался в виде реальной печатной продукции. Сейчас большинство из них выходят только в электронном виде, так всем удобнее. Стоимость подписки от этого не снизилась, а прибыль издательств выросла многократно. На полиграфию разоряться больше не обязательно, кроме того, ученые обычно заранее готовят свои статьи в издательской системе (в точных науках это почти всегда LaTeX), и обработка текста не требует от издательства почти никаких усилий. Авторы и рецензенты тоже работают бесплатно, буквально из любви к науке. Почему же такие гиганты, как Elsevier, продолжают поддерживать уровень цен, малоподъемный даже для таких больших и богатых университетов, как Гарвард? Ответ простой: потому что могут. Точнее, могли.

Год назад, 21 января 2012 года ведущий британский математик, филдсовский медалист (аналог Нобелевской премии для математиков) Тимоти Гаверз опубликовал в своем личном блоге пост. В нем он сформулировал несколько претензий к издательству Elsevier: высокая стоимость подписки, практика продажи журналов наборами (нельзя купить только нужные тебе издания, нужно брать нагрузку, а в нагрузку дается перловая крупа), нежелание издательства вступать в переговоры с библиотеками университетов и обсуждать цену, наконец, лоббирование законодательных актов, препятствующих свободному распространению информации, таких как наделавшие шуму SOPA и PIPA (американские антипиратские законы Stop Online Piracy Act и Protect Intellectual Property Act).

«Я не только собираюсь отказаться от любых форм сотрудничества с Elsevier, но и делаю это публично, – писал Гаверз. — Я далеко не первый человек, решившийся на это, но чем больше из нас поступит так же, тем более социально приемлемым станет этот шаг, и это главная причина, по которой я пишу этот пост».

Это был призыв к бойкоту, и он сработал: в течение нескольких месяцев тысячи ученых, сначала математиков, а затем и представителей других наук, зарегистрировались на специально созданном сайте The Cost of Knowledge («Цена знания»), заявив тем самым об отказе быть для Elsevier бесплатными поставщиками контента и рабочей силой.

Это движение, хотя и оставалось внутри довольно закрытого научного сообщества, получило заметное медийное внимание, журналисты даже придумали для него название – «академическая весна», по аналогии с «весной арабской». Издательство, впрочем, реагировало на происходящее вяло: цены на некоторые журналы были немного снижены, было обещано дальнейшее постепенное изменение ценовой политики. Особенно сильно компания не волновалась: ни одна редколлегия не решилась на самороспуск, все журналы продолжали исправно выходить (и покупаться), хотя и лишившись некоторых значимых авторов и рецензентов. Число участников бойкота, быстро растущее в первые месяцы, со временем почти перестало увеличиваться (на сегодняшний день их 13 с небольшим тысяч). А главное, издательство хорошо понимало, что без структуры рецензируемых журналов научное сообщество существовать не может. Была нужна альтернатива.

В конце января, спустя ровно год со старта «Цены знания», Гаверз написал: «В одном отношении бойкот оказался безусловно успешным: он помог сообществу лучше осознать проблемы, связанные с системой академических публикаций. И мы верим, что это поможет достичь успеха новым альтернативным инициативам».
Такая инициатива появилась.

Эпижурналы и архив

Для того чтобы опубликовать научную статью, например, в области физики или математики, совсем необязательно обращаться в коммерческий научный журнал. Можно выложить ее на сайт arXiv.org, крупнейший открытый каталог электронных публикаций в области точных наук. Этой возможностью воспользовался Григорий Перельман: доказательство гипотезы Пуанкаре в виде трех отдельных статей он выложил именно на этот сайт, в реферируемых научных журналах оно никогда не было опубликовано. Перельман, конечно, не сомневался, что его статья будет прочитана и проверена, но далеко не все выкладываемые на arXiv.org работы имеют шансы на такое же внимание. Для того чтобы прочитать статью из архива, не нужно платить никаких денег, но нет и гарантии, что в этой статье содержатся значимые или хотя бы верные результаты.

Для того чтобы рецензенты, бесплатно обеспечивающие авторитет коммерческих реферируемых изданий, смогли точно так же рецензировать публикации с arXive.org, необходима определенная система. Ежемесячно в архиве появляются несколько тысяч новых статей, их нужно разделить по узким научным направлениям, обработать, подобрать экспертов, направить им статьи, собрать их отзывы и передать их авторам, а затем еще и убедиться, что замечания рецензентов были удовлетворены. Собственно, была нужна как раз та структура, обладая которой коммерческие издательства типа Elsevier получают многомиллионные прибыли и близкую к 40 процентам рентабельность.

Благодаря «академической весне» разработка такой структуры ускорилась. В конце прошлого года появилась информация об альтернативе рецензируемым журналам – об эпижурналах (от греческого «эпи» – на, над). Стало известно об инициативе под названием Epi Science. Ее смысл как раз и состоит в создании необходимого программного обеспечения, которое позволило бы превратить платформу arXive.org в настоящие рецензируемые журналы, обеспечивающие такую же гарантию качества статей, как и журналы традиционные. В эпижурналах бесплатно будет все: и публикация, и чтение. Скромные расходы на техническую поддержку готов взять на себя французский научный фонд Centre pour la Communication Scientifique Directe совместно с Институтом Фурье университета Гренобля. Члены организационного комитета (он, само собой, называется эпикомитет) обещают, что проект начнет работать уже в апреле.

Инициатива имеет сильную поддержку в академической среде, об этом можно судить хотя бы по тому, что в эпикомитет вошли крупнейшие ученые (кроме того же Тимоти Гаверза это, например, знаменитый математик Теренс Тао). Кроме того, общий градус недовольства коммерческими журналами очень высок, причем не только со стороны ученых, но и со стороны университетов, которые, собственно, и вынуждены оплачивать баснословно дорогие подписки. В прошлом апреле руководство Гарвардского университета выступило с обращением к сотрудникам, в котором прямо заявило, что выкладывать ежегодно несколько миллионов долларов за доступ к электронным журналам возможности нет, и рекомендовало ученым и профессорам отказаться от сотрудничества с коммерческими изданиями.

Исходя из этого, в грядущую скорую революцию системы научной верификации легко поверить.

Буржуазная научная революция

Система реферируемых журналов естественным образом сложилась в середине прошлого века как единственный разумный способ верификации в условиях, когда наука становилась все более разветвленной и узкоспециальной и появилась острая необходимость в независимой проверке. Хотя первые реферируемые журналы появились еще пару веков назад, до 50-х годов в них не было особой нужды: даже Эйнштейн публиковал свои статьи без всяких рецензентов (редактором журнала был Макс Планк, и этого было достаточно). Пока наука более-менее оставалась обозримой, для порядка и легитимности хватало авторитета нескольких ученых, но ситуация изменилась – и выстроилась система журналов, обеспечивающая объективность в широком диапазоне: от конкретных исследовательских результатов до научного авторитета отдельных ученых и целых университетов. Этот универсальный механизм, позволяющий отличить стоящую работу от ненужной или вообще ошибочной, сильного ученого, которого стоит брать на работу, от посредственного, хороший университет, которому стоит выделить финансирование, от плохого, прекрасно работал бы и дальше, если бы не стал слишком коммерциализированным и дорогим.

Ученые долго были готовы делиться выделенным на науку бюджетом с коммерческими издателями. В какой-то момент оказалось, что денег не хватает и на сами исследования. В то же время возможность быстрого обмена информацией через интернет открыла новые пути обеспечения академических публикаций, которые не требуют ни денег, ни администрирования со стороны. Ученые долго запрягали, но быстро едут, и мы наблюдаем, как всего за один год была подготовлена революция. Те, кто обеспечивает контент, в конечном итоге всегда правят бал.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG